Реклама 18+

Большая Птица

Найдутся люди, которые удивятся тому, что Дон Салески заслуживает места в списке любимых «летчиков».

Он никогда не считался штатным снайпером, никогда не был всесокрушающим хиттером, не имел репутации ментального лидера команды.

Но в Большой Птице из городка Мус Джоу (Саскачеван) было нечто особенное. Что-то яркое, интеллигентное и побеждающее.

Было бы преувеличением полагать, что «Флайерз» не выиграли бы два Кубка Стэнли без Салески. Но он внес значительный вклад в становление командной химии.

Салески обеспечивал неосязаемую связь между жесткостью Дэйва Шульца и Боба Келли и хоккейным мастерством таких игроков, как Рик Маклейш и Билл Барбер. Плюс, он был победителем по натуре.

«Успех Дона вытекал из его постоянной готовности работать на льду и за его пределами. Он всегда старался делать все, что хотел, и был готов сделать все возможное, чтобы достичь своих целей», - говорил Бобби Кларк.

Как и Кларк, Салески был уроженцем Западной Канады, постигавшим азы хоккея в суровом городке из прерий. Хотя его статистика в Реджине не поражала воображение, Дон был выбран «Филадельфией» в шестом раунде драфта 1969 года. Позднее он играл за «Виннипег» и «Саскатун» - перед тем, как оказаться в клубе АХЛ из Квебека в сезоне-1971/72. Таким образом, Салески перешел на профессиональный уровень. Его скромные 9 голов и 7 результативных передач в 72 матчах АХЛ не давали намеков на дальнейший стремительный прогресс, но год спустя Дон оказался в «Ричмонде», где его показатели заметно улучшились.

Он забросил 22 шайбы в 73 матчах и заработал одноматчевый «трайаут» в основном составе «Флайерз». Годом позже, в сезоне-1972//73, Дон стал игроком «Филадельфии». Это произошло в тот момент, когда Фред Шеро переориентировал секстет из нижних звеньев. Традиционные чеккеры уступали место мастеровитым, но при этом устрашающим соперников игрокам.

«Дон был сильной личностью. Он всегда знал к чему стремится, и он отчаянно желал заиграть в НХЛ», - вспоминает Кларк.

В дебютный сезон Салески доказал обоснованность своих притязаний. В 78 матчах он забил дюжину голов и добавил 9 ассистов (21 очко). Неожиданностью стали 205 штрафных минут от игрока, который ранее отличался спокойствием и уравновешенным характером.

«Я был ролевым игроком, который не претендовал на лавры большого снайпера или элитного плеймейкера. При этом в трех сезонах мне удавалось пробить отметку в 20 заброшенных шайб в «Филадельфии», - вспоминал Салески.

В свой второй сезон, 1973/74, Салески набрал 40 очков в регулярном чемпионате (15+25) и стал обладателем Кубка Стэнли. В 17 матчах плей-офф он набрал 9 очков (2+7). Совсем неплохо для ролевика.

«У нас была великолепная команда. Это был самый сплоченный коллектив в мировом спорте. Товарищество в стане «Флайерз» ни с чем нельзя сравнить. Наш командный дух и то, как мы и играли и жили вместе – это был незабываемый опыт», - подчеркнул Салески.

Однажды, они даже пошли в тюрьму вместе.

Эпизод произошел после игры в Торонто против «Мэйпл Лифс». На арене разгорелась нешуточная потасовка и понадобилось три с половиной часа, чтобы закончить матч. На следующий день «летчики» узнали, что уголовные дела были заведены на Салески, Мела Бриджмена и Джо Уотсона.

Прокурор Онтарио Рой Макмертри обвинил их в серии нападений с помощью подручных средств – хоккейных клюшек. Результатом стало то, что некоторые журналисты назвали «Роллерболом на льду». Салески, Бриджмен и Уотсон были доставлены в полицейский участок, где их сфотографировали, сняли отпечатки пальцев и предъявили формальные обвинения. Но де-факто это был всего лишь рекламный трюк со стороны Макмертри.

В концовке сезона-1974/75 партнеры Салески считали его лучшим нападающим оборонительного плана. «Было много ребят, похожих на меня по манере игры. Это были надежные работяги, не суперзвезды – Билл Клемент, Симон Ноле, Дэйв Шульц, Боб Келли, Орест Киндрачук и Барри Эшби. Мы знали, что единственный путь для нас, ведущий к победе – это играть вместе и быть крепко спаянным коллективом», - отмечал Дон.

Салески был умен, чтобы сознавать ограничения в своей игре. Но ему доставляли удовольствие отдельные вспышки результативности. Как, например, 20 апреля 1976 года в матче против «Торонто», который игрался в «Спектруме». Это было во время броска «Флайерз» к финалу плей-офф. «Летчики» разгромили гостей со счетом 7:1, а три шайбы забросил Большая Птица.

«Это был мой первый хет-трик за 8 или 9 лет. Последний раз я забрасывал три шайбы, еще играя в юниорах против «Мус Джоу Кэнакс». Я никогда не считал и не считаю себя бомбардиром. Я был чеккером, чернорабочим и игроком, способным выполнить на площадке любое тренерское задание», - вспоминал Дон.

Он забросил 21 шайбу в том сезоне, 22 – в следующем, а еще через год (1977/78) установил личный рекорд в НХЛ – 27 голов.

«Он не ведал усталости. Большой игрок, тяжелый, незаменимый в углах площадки. Вы не всегда замечаете его, но Дон всегда занят своим делом, он отрабатывает на льду «от» и «до», помогая нам выигрывать матчи», - говорил Кларк.

Генеральный менеджер Кит Аллен терпеливо наблюдал за становлением и развитием Большой Птицы после не самого впечатляющего старта.

«Большие ребята обычно развиваются медленнее. Это действительно так в случае Дона еще и потому, что он пропустил один сезон из-за мононуклеоза – сразу после того, как мы его задрафтовали», - отмечал он.

По ходу сезона-1978/79 Аллен решил, что настало время обменять Салески. НХЛ решила идти в новом фарватере, сократив количество хитов и драк. Игра становилась более скоростной. Пэт Куинн сменил Шеро на тренерском мостике, и он подумал, что стиль «Флайерз» должен соответствовать новым стандартам политики лиги.

Куинн использовал Салески меньше, чем Шеро, и Дон сам сообщил руководству клуба о том, что он не против сменить команду. И по ходу сезона-1978/79 Аллен отправил его в стан аутсайдера НХЛ – «Колорадо Роккиз».

Поначалу Салески не на что было жаловаться. Но когда сезон-1979/80 начался, Дон Черри был назначен главным тренером «Роккиз». Дон и Дон с самого начала не нашли общего языка. Салески часто говорил, что это была низшая точка в его хоккейной карьере.

«Когда Черри пришел из «Бостона» в «Колорадо», он оказался в неуправляемом коллективе. Игрокам не хватало дисциплины и уверенности в своих силах. Черри не понимал, как работать с этой командой, как заслужить доверие ребят, как мотивировать их. Он попробовал тактику запугивания, но это обернулось большим разочарованием», - отмечал Салески.

Разногласия с Черри помогли Дону принять знаковое решение. Он был сослан в «Форт Ворт» (фарм-клуб) и вскоре пришел к выводу, что не хочет больше быть профессиональным хоккеистом.

Друзья – в том числе и владелец «Флайерз» Эд Снайдер – убеждали Салески остаться в хоккее. Но Дон все же завершил карьеру, после чего стал очень успешным бизнесменом.

«Дон вошел в мир большого бизнеса успешнее всех спортсменов, которых я знал», - говорил Снайдер.

Но Эд, как и многие филадельфийцы, запомнил Салески как Большую Птицу, которая парила высоко над горизонтом в золотые 70-е.

Из книги Стэна Фишлера «Величайшие игроки и моменты «Филадельфии Флайерз»: до 2002 года».

Перевод - Orangeandblack.ru.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
OrangeAndBlack
+13
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+