Реклама 18+
Реклама

Никита Букаткин: «За последнее время сильно повзрослел»

Иногда кажется, что знаешь человека, но во время душевного разговора он открывается совсем с другой стороны. Так произошло и с Никитой Букаткиным. Полузащитник «Минска» встретился с корреспондентом offside.by и в большом откровенном интервью рассказал о смене тренера в клубе, своей карьере, взрослении, о скорой свадьбе, жизненных ценностях и многом другом.

«СКРИПЧЕНКО – БОМБА, СКОРОБОГАТЬКО – МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ»

— Насколько неожиданным оказался уход Вадима Скрипченко из «Минска»?

— Это было действительно неожиданно. В четверг я пришел с тренировки, позвонил Миша Сиваков, спросил, правда или нет, что уходит наш главный. До меня на самом деле первый раз такой слух дошел. Договорились с Сиваковым, что если что-то узнаю, наберу ему.

В пятницу Вадим Викторович зашел в джинсах, в куртке. Сразу стало понятно, что что-то не то, ведь он обычно заходит в спортивном костюме, с макетом, говорит о тренировке. А тут он попросил минуточку внимания и рассказал все как есть, изложил свою точку зрения, мнение, на что он решился. Конечно, было неожиданно, но человека можно понять. Такой шанс не каждый день выпадает. Это Россия, это Премьер-лига, другой уровень, другие футболисты, стадионы, деньги. Нужно только пожелать удачи ему и Виктору Михайловичу Гончаренко, чтобы у них все было хорошо. Первый матч не выиграли, но все равно я думаю, что у них получится. Тем более там судейские решения непонятные, да и болельщики даже написали открытое письмо – народ не обманешь.

— По-особому как-то игроки «Минска» провожали Вадима Викторовича? Может, пожелали или подарили ему что-нибудь?

— Да нет. Сначала он поговорил, провел тренировку, а после нее подошел, каждому пожал руку. Мы пожелали ему удачи. Я лишь спросил, как он будет в Краснодаре без хоккея. Ведь он любитель этого вида спорта. Посмеялся и сказал, что будет переключаться на другой вид.

А так ничего особенного не было, подарков не было. Просто пожелал нам удачи, сказал, что будет следить, что нужно побеждать в оставшихся матчах чемпионата, набирать как можно больше очков. Вадим Викторович пообещал после сезона прилететь к нам, может, встретиться с кем-то отдельно, со всеми вместе собраться, подвести итоги, планы, пообщаться в неформальной обстановке.

— В России, чтобы добиться успеха, нужно проявлять все свои сильные стороны. У Скрипченко они какие?

— Он человек амбициозный, с харизмой. Ничья для него равна поражению. Вадим Викторович привык все время выигрывать, двигаться вперед, он любит атаковать, строит тренировочный процесс с мячом, хочет, чтобы команда двигалась, росла. Любит доверять молодежи. Мне кажется, в «Кубани» много молодых футболистов. Думаю, с Виктором Гончаренко они будут доверять им.

Вообще, оба тренера опытные. Выводили команду в Лигу чемпионов, выигрывали чемпионат, Вадим Скрипченко брал Кубок Беларуси, в Лиге Европы с нами был. А на нас никто не ставил. За счет того, что он воспитывал в нас победителей, это получилось. Вот этот дух он может туда привнести, свежий импульс.

А то, что он стал заместителем после периода работы главным тренером, это палка о двух концах. Если бы мне поступило такое предложение, думал и думал бы, потом сказал «нет» и после кусал бы себе локти. Все равно это шаг вперед. Это совсем другой уровень.

— А что тебе Вадим Скрипченко дал в человеческом и футбольном планах? За что ты ему можешь сказать спасибо?

— За то, что, конечно, пригласил меня в команду, доверял мне. Но больше всего мне понравилось, что он психолог хороший, к каждому найдет подход как на футбольном поле, так и вне его. Может на любую тему с тобой пообщаться.

Когда команда собирается, он заряжает ее определенными словами, выражениями, эмоции передает.

— А Андрей Скоробогатько другой?

— Да, немного другой. Андрей Викторович более спокойный человек, более сдержанный, не разбрасывается эмоциями. Скрипченко был как бомба, взрывной. А Скоробогатько – мина замедленного действия. Он бережет все эмоции в себе, чтобы команда их выплеснула на поле.

А в тренировочном процессе он разговоров, установок стало немного поменьше. Все и так все понимают, что мы должны ему помочь, ведь резко все так поменялось. По сути, осталось все то же самое, только нет одного человека.

— Перед матчем с «Днепром», может, было внутрикомандное собрание, ведь для Скоробогатько это был особенный поединок?

— Во-первых, сами хотели выиграть, ведь в нашей шестерке продолжается борьба, любое поражение отбрасывает вниз.

А что касается Могилева конкретно, то просто хотелось им отомстить за упущенную победу в последнем матче.

Перед игрой, после ужина, Андрей Викторович сказал, что не хотел бы никого накручивать, ему нечего никому доказывать. Но, тем не менее, это для него особая игра. А нам хотелось сделать приятное человеку. Но таков футбол. Не получилось.

«БЫЛ БЫ В ПЕРТЕ НА МЕСТЕ СЕРГЕЯ СОСНОВСКОГО, КРАСНУЮ КАРТОЧКУ ПОЛУЧИЛ БЫ Я»

— Не получилась не только эта игра, но и, в принципе, весь сезон. Особенно в свете заявлений Скрипченко и чемпионстве.

— Не соглашусь, что он не получился. Но если, конечно, отталкиваться от слов Вадима Викторовича, когда он заявлял о намерении взять «золото», Кубок и пройти в группу Лиги Европы, то сезон провален. Если «Белшина» та же играет в свое удовольствие, выигрывает, то у нас борьба, как в плей-офф. Нужно всегда побеждать.

Но все равно мы взяли Кубок, прошли два раунда Лиги Европы. У нас молодая команда, может, человек пять играли раньше на таком уровне и такое количество матчей в неделю. Грубо говоря, играло 12-13 человек, были карточки. И не хватило сил. Когда попали во вторую шестерку, уже не такая мотивация была, как если бы ты играл в верхней группе. Немножко обидно.

А говорить, провальный сезон или нет, нужно после его окончания. Тем более не нам решать, думаю, руководство будет говорить.

А за игроков просто обидно. Вроде, начинали неплохо, а потом пилюля такая горькая. Но хочется закончить на мажорной ноте, избежать переходных матчей как можно раньше и играть в свое удовольствие, молодых выпускать, чтобы они почувствовали Высшую лигу, скорости. Сейчас их боятся ставить, потому что результат нужен.

— Ты коснулся темы Лиги Европы. Многие считает, что столь долгое пребывание клуба в этом турнире – чудо. Согласен?

— Не скажу, что чудо. Первый наш соперник, «Валлетта» с Мальты, которую мы должны были по определению проходить. Но я смотрел первую игру с трибуны, там, и сразу мнение о команде поменялось. Это хорошая дружина, которая держит мяч, умеет играть. Может, только скорости не те. Мы прошли их, а все говорили, что неуверенно побеждали. Нужно было громить. Но проходит время и я смотрю, что Мальта обыграла Армению а затем Армения – Данию. Значит, нормальный уровень футбола на Мальте.

— Затем был шотландский «Сент-Джонстон».

— Мы все хотели именно этот клуб, потому что с ними как-то полегче. Он будет уповать на навесы с флангов, как типичная британская дружина, будет силовая борьба. Так в итоге и получилось. С «Русенборгом» было бы намного тяжелее, ведь команда давно играет в Европе, действуют они более разнообразно.

В первой игре шотландцы забили, мы – нет. И после этого все на нас поставили крест: если дома ничего не смогли сделать, то смысл ехать в гости. Но мы только ступили на шотландскую землю и всем своим видом показали, что приехали только за победой. Вадим Викторович был уверен, что мы пройдем. Так оно и получилось.

Как только прозвучал свисток судьи, что надо выходить, сказали сами себе, что дадим бой и сделаем все для победы. В первом тайме было откровенно тяжело, где-то нас простили. После перерыва уже шотландцы нервничали, потому что один гол мог решить все. Мы забили, и в дальнейшем они уже никуда не лезли, потому что было опасно. В серии пенальти Вова Бушма вытащил все, что можно.

— А что ты скажешь об удалении Сергея Сосновского?

— Меня заменили уже, я сидел на лавочке. Потом, когда Вова отбил пенальти, все побежали, и я, повернувшись, увидел, что судья дает красную карточку. Посмотрел видео и, что уж можно сказать, согласился с решением. Больше да, чем нет.

Это просто эмоции. Еще в первой игре девятый номер шотландцев и игрок, действовавший в центре, все время провоцировали. Я от этой команды такого не ожидал. Обычно словенцы, балканцы так действуют. Шотландцы просто-напросто исподтишка били, посылали. Мы запомнили этого футболиста. Сергею потом сказал, что если бы был на его месте, то красная карточка была бы моей. Но меня успели заменить.

— Тем не менее, путевка в следующий раунд была уже в кармане. Как восприняли итог жеребьевки, по которой попался «Стандард»?

— Я больше всего хотел, чтобы нам попался «Нордшелланд». Тем более у них проблемы, люди уходили. К тому же, если смотреть на свои силы, это самый оптимальный соперник, которого мы могли бы обыграть. Была бы такая же игра, как с «Сент-Джонстоном».

Попался «Стандард». Я сразу зашел в Интернет, потом мне в «Одноклассники» написал друг Сергей Коваленко, который играл когда-то там. Так вот, он мне сказал, что у «Минска» шансов нет абсолютно.

С Мишей Сиваковым поговорил. Он поставил на 0:0 в первом матче. Предположил, что бельгийцы ничего не покажут в первой игре, может, один забьют и все. Но в гостях будет нереально тяжело.

Первый матч я наблюдал с трибуны (вообще в Лиге Европы получилось так, что я через одну игру выходил на поле). Да, бельгийцы ничего, в принципе, не показали. До удаления Сани Сверчинского был один момент, и то Бушма спас. После удаления они завладели мячом и забили дважды. При таком результате тяжело что-то показать в гостях. К тому же и Сверчинский, и Сосновский пропускали игру. Не хватало людей.

— Какова футбольная атмосфера в Льеже?

— Мы приехали – уже весь город «жил». На тренировку пришли люди, за полтора часа до матча полстадиона было заполнено. Когда стояли в подтрибунном помещении, после просьбы диктора весь стадион замолчал, наступила гробовая тишина. Начался обратный отсчет. Когда мы вышли, все встали и начали петь гимн. Я поиграл с разными командами в еврокубках, но то, что было в Бельгии, просто непередаваемо. К тому же, в отличие от Беларуси, даже местные болельщики нам аплодировали, провожали аплодисментами игрока, которого заменяли, приветствовали вышедшего. Это приятно.

Но тяжело было играть. 5-я минута, поворачиваешься, а счет 2:0, еще играть 85 минут, думаешь, что делать. Забиваем, делаем счет 2:1. Затем Серый Пушняков не реализовал свой шанс. Забей он, чем черт не шутит, может быть, еще два шальных забили бы.

— Но все равно можете гордиться собой?

— Мы приехали с высоко поднятой головой. Мы туда летели, в нас никто не верил. Так же было с «Нафтаном» в Сербии. «Црвена Звезда» с «Вентспилсом» играла. В первом матче – 0:1, а дома разнесли 7:0. Думали, что и у нас так будет. К тому же ехали из Новополоцка в Москву на автобусе, затем летели на обычном рейсе. После долгого пути вышли на тренировку в 9 вечера. Мы хотели просто сыграть в футбол. В итоге такой результат неплохой получился тогда.

Так же и с «Минском». Да, конечно, проиграли, но и они, и мы играли хорошо. Их опыт, класс сказался, они свои моменты реализовали. Мы могли еще на гол наиграть. Затем игроки «Стандарда» отзывались о нас очень хорошо, болельщики не сказали плохого слова, в отличие от белорусов.

«У НАС В СТРАНЕ ПРОБЛЕМЫ ВООБЩЕ СО СПОРТОМ»

— И после Лиги Европы ты возвращаешься к белорусским болельщикам, в наш чемпионат. Какие ощущения?

— В пятницу утром прилетели в Минск, а в воскресенье – последняя игра второго круга с «Гомелем». Нужно было обыгрывать их, чтобы остаться в элите. Но ты приезжаешь без эмоций, через день у тебя игра, а у нас, грубо говоря, 1-2 замены. Как играть, когда у тебя ни эмоций, ни сил? Выходишь на «Торпедо» – контраст колоссальный. Буквально позавчера был на стадионе, где 40 тысяч болельщиков, а сегодня – уже 40.

Но все равно это наша страна, ее надо любить, какой бы у нас не был футбол. Есть фанаты, которые приходят, молодцы. Может, когда-нибудь у нас будет так, как в России той же или на Украине. Деньги нужны другие, там очень много частных команд. У нас же все зависит от государства. Главное — любить свою страну, мы в ней живем. Я, кстати, и гимн знаю.

— Ты говорил, что в следующем году, с появлением нового стадиона у «Минска», посещаемость повысится.

— Я такое говорил? (смеется) Это новый стадион, на матчах будет много наших детей, воспитанников клуба. Людям будет интересна новая арена. Насколько я знаю, там программа будет культурная, точки с едой, атрибутикой, будут конкурсы. Может, в первое время будут ходить конкретно на стадион, но если команда покажет результат, тысяча-полторы стабильно придет. Может, на БАТЭ, на «Динамо» за счет фанатов гостей стадион может собираться.

Но в остальном все зависит, наверное, от маркетинга, от рекламы. Посмотришь на нашу рекламу: там один баннер, одна растяжка, а еще вход 50 тысяч делают. Понятно, что нужно окупать футбол, понятно, когда на игру с БАТЭ или «Динамо» делать платным. Но когда, грубо говоря, играет «Минск» со «Славией» и вход стоит 35-40 тысяч, это отпугивает людей. Тоже надо подумать, чтобы было все правильно: соотношение цены и качества.

В этом году была пару раз программа: Месси стоял картонный, атрибутику продавали. Это здорово, молодцы, кто работает над этим в клубе. Сергей Минский старается, продвигает. Но это нужно делать каждую игру, а не так, что на одном матче стоит Месси, на втором – клоун, на третьем – продажа атрибутики. Надо это делать на постоянной основе.

— Может, посещаемость и повысится, а что ждет клуб в следующем сезоне?

— Даже не знаю. Практически все команды не знают, что будет в следующем году. С этими указами, приказами. «Городея» со «Слуцком» рубятся не за то, чтобы выйти в Высшую лигу, а чтобы просто быть выше друг друга. «Слуцк» будет первым – откажется от Вышки, предложат «Горедее» – она тоже скажет, что ей это не надо. И в итоге вернется «Витебск».

Тяжело у нас в стране. Президент серьезно схватился за спорт, ведь нужен результат. Хотя бы год дожить, дотянуть, доиграть, а уже после новогодних праздников будем думать, что да как.

Да проблемы вообще со спортом у нас. Хоккеисты снимаются с соревнований, гандболисты не играют. И с каждым годом все хуже и хуже становится. Все говорят, что для денег нужен результат. Но никто не понимает, что нужно команду строить, что мгновенно результата не будет. Часто бывает, что дружина отыграла, 10 человек уходят, а в следующем сезоне уже требуют результат.

— У тебя контракт до конца года. Ты себя видишь в «Минске» в следующем сезоне?

— Пока даже не думал об этом. Тем более сейчас ушел тренер. Андрей Викторович сейчас исполняющий обязанности, а могут потом поблагодарить за работу и пригласить другого наставника. Как можно думать, останешься ли ты в команде, если неизвестно, кто будет тренером. Я, может, хочу остаться, но тренер скажет, что я ему не нужен.

«Я КАК ГАТТУЗО: ЛУЧШЕ МЯЧ ЗАБРАТЬ И ВСЕ»

— Раз будущее туманно, давай о прошлом твоем поговорим. У тебя первый тренер – Игорь Горелов. Ты с ним общаешься сейчас?

— Он работает в «Шахтере» помощником тренера. Мы с ним созваниваемся раз в неделю, раз в две недели. Просто иногда думаешь позвонить, а потом забываешь. Иногда пересекаемся в городе случайно.

После Кубка он поздравлял, смс слал после побед. Очень приятно, что он не забывает. Первый тренер, которому я очень обязан. Благодарен, что он помог мне.

— На какой позиции он тебя видел?

— Сразу я начинал в нападении. А потом перевел в полузащиту, в центр. По флангам? Нет, у меня не такая комплекция, скорость не та. Иногда приходилось в защиту опускаться, но в основном – в центре поля.

В детстве забивал побольше, чем сейчас. Правда, давно смирился, что незабивной. Я лучше отберу мяч, отдам человеку, который забьет. Главное, чтобы команда выиграла. Если при этом еще и сам отличусь, то вдвойне приятно.

— То есть ты как Разин: лучше передачу сделать, чем забить.

— Нет, я как Гаттузо: лучше мяч забрать и все. А лучше еще отдать Глебу, а он сделает пас тому, кто забьет.

— Ты всегда забивал, кроме первого года в «Нафтане» и «Минске».

— Да, сам обратил на это внимание. Думал, может, это просто в первый год так складывается. Если в следующем сезоне останусь в «Минске», то проверим, действительно ли так.

— Давай заодно вспомним твои голы. Их было не так уж много. Может, скажешь, какой самый важный?

— Самый запоминающийся – «Витебску» на 92-й минуте, который принес победу. Тогда давно не забивал, и тут удалось.

Помню первый гол за «Шахтер», когда забил «щекой». Забил нереальный мяч «Савиту». После «Витебска» пошло-поехало.

Помню, не мог «Нафтан» выиграть шесть туров, и «Белшине» я забил на 65-й минуте. В итоге победили 3:0.

— А что до побед и титулов?

— На одну ступень бы поставил Кубок с «Нафтаном» и «бронзу» на чемпионате Европы. Это самые важные победы.

А если говорить о самых обидных поражениях, то от испанцев в Дании. Если мне говорят «Испания», то сразу вспоминается тот матч. Пропустили за мгновения до конца…

— Мы говорили о голах. Скажи такую вещь: Рома Василюк не загоняется по поводу 200-го гола? Никак не получается достичь этой отметки.

— В глубине души он сам понимает, что лучше побыстрей забить, чтобы потом полегче пошло. Часто так бывает, что когда чего-то сильно хочешь, оно отдаляется. Но, думаю, потом этот гол будет слаще и приятнее. Уверен, рано или поздно это сделает, может, в ближайших турах.

Вообще, считаю его великим футболистом. Столько поиграл, забил. Понял это еще больше после года игры с ним. Он может забить из любой позиции, в любой ситуации.

— С ходу назовешь лучшего футболиста Беларуси на данный момент?

— Мне кажется, это Тимофей Калачев или Ян Тигорев. Я бы за них голос отдал.

«МОЖЕТ БЫТЬ, СТОИТ СКАЗАТЬ СПАСИБО, ЧТО МЕНЯ ВЫГНАЛИ ИЗ «ШАХТЕРА»

— «Шахтер» – по-прежнему для тебя запретная тема?

— Нет, остыл уже. Могу говорить на эту тему, но уже не с таким настроением или аппетитом. Это пройденный этап, рабочий момент.

— А как из СДЮШОР «Динамо-Минск» вообще в Солигорск попал?

— У нас динамовская школа на асфальте. Оттуда Вергейчик, Боговик. На лицензировании для определенного возраста не хватало детей для Солигорска, и был заключен договор с нашей школой. Некоторых ребят пригласили в дубль, когда еще главными тренером там был Юрий Крот (нынешний наставник «Слуцка»). Приехали в конце сезона. Макс Жавнерчик был, Саня Лебедев, кто-то еще поддерживал форму. Приходил Боговик, смотрел. Потом сказал, что будет следить за нами.

Буквально через полгода позвали меня и Игоря Хомляка сыграть за дубль в Слуцке. Обещали чуть ли на днях подписать с нами контракт, но ничего.

Когда зимой ушел Юрий Крот, стал тренером Алексей Михайлович Вергеенко, мы заключили контракт.

— Вспомнишь свою первую зарплату и на что ты ее потратил?

— Помню, что получил ее сразу за два месяца. Почти на все деньги купил на рынке «Динамо» кроссовки, о которых мечтал. Такие салатовые, «Пума». Что-то отдал маме, еще что-то купил, и у меня остались, грубо говоря, копейки.

Зато исполнил свою мечту. Правда, порвались они очень быстро. Долго жалел. Да вообще первая зарплата дается на то, чтобы потратить и забыть.

— О твоем «уходе» из клуба сказано очень много. А ты сам можешь сказать, что был не прав?

— Не могу делать неправыми ни себя, ни клуб. Может, действительно, где-то и я виноват. Но в тот период команда угодила в неприятное положение, было крупное поражение от «Минска», Юрий Вергейчик написал заявление, на носу – финал Кубка. Видимо, хотели найти крайних. И ими оказались я и Леша Сучков.

С Вергейчиком сейчас разговариваем, а вот сразу не хотелось. Потом повзрослел, забыл.

Может быть, стоит сказать спасибо, что меня выгнали. Не знаю, как бы оказалось, если бы там остался. Спасибо и господину Филиповичу за то, что он мне запретил въезжать в город.

Уехал из Солигорска, попал в Новополоцк, начал призываться в сборную, мог попасть на Олимпиаду, поиграл на чемпионате Европы, взял «бронзу». После ухода из «Шахтера» по карьерной лестнице только поднимался. Так что все, что ни делается, к лучшему.

«КОВАЛЕВИЧ ДЛЯ МЕНЯ СТАЛ ВТОРЫМ ОТЦОМ»

— Но в Новополоцк ты не сразу попал. Был же просмотр в Гомеле?

— Наверное, неделю на базе был, тренировался. В это время меня еще Георгий Петрович вызвал в молодежную сборную. Спасибо ему за то, что не побоялся меня пригласить, хоть и повесили на меня ярлык определенный, был без клуба. А там ассистентом работал Ковалевич. Он подошел ко мне и попросил не спешить с контрактом в Гомеле. «Нафтан» готов меня забрать. Буквально на следующий день я поехал и подписал все, ведь каких-то условий не диктовал – нужна была команда. Позвонил в Гомель, извинился. Думаю, не прогадал.

Кстати, когда пришел в «Нафтан», команда взяла Кубок, близка к медалям была, а «Гомель» вылетел в Первую лигу.

— Можешь назвать период в Новополоцке наилучшим в карьере?

— Да, вполне. С «Нафтаном» играл постоянно, дорос до капитана, выиграли Кубок, пошумели в Лиге Европы очень хорошо. До сих пор, с кем общаюсь, вспоминаем, как тогда сыграли. Забили шесть мячей «Црвене» – больше, чем за первый круг чемпионата Беларуси.

— Ковалевича как-то просили составить сборную «Нафтана» за шесть лет его руководства. И туда был включен и ты. Приятно?

— Да, я читал это. Конечно, приятно. Когда увидел заголовок, сразу стало интересно, внес он меня или нет. Сразу не мог найти и думал позвонить Игорю Николаевичу. Потом увидел. Очень приятно, что так оценил, почетно. Сказал ему спасибо и что буду должен.

— Общение с Ковалевичем поддерживаешь?

— Да, мы созваниваемся почти каждый день. Поздравлял его с назначением на пост главного тренера «молодежки», после первой игры написал поздравительное смс. Сейчас, когда иду на тренировку «Минска», он открывает окно, желает удачи и говорит, что будет следить за моими действиями. На хоккее часто пересекаемся, на гандбол ходили.

Для меня он стал вторым отцом. Очень рад, что жизнь меня с ним свела. В дальнейшем тоже хотелось бы с ним посотрудничать. Может, возглавит национальную сборную Беларуси и пригласит меня. Дай Бог, дай Бог (смеется).

— И, по его же словам, в «Нафтане» была настоящая банда.

— Мы играли  по полгода без ничего. Нам, как бродягам, подкидывали деньги. А у людей семьи, кредиты. Было тяжело, мы даже сами еду привозили. Команда существовала за счет того, что все были вместе, никто никому плохого слова не скажет. Там настоящая семья. Все выходили на поле, бились, грызли землю, хотели показать что-то, чтобы потом уехать в другие команды.

Иногда приезжали в другой город, выходили все в разной одежде, как будто какой-то ансамбль. Отношение к команде было такое. Рейс «Москва – Белград» тоже вспоминается. Никто нас не кормил, сами в «Макдональдсе» питались. Никто не позаботился.

Майки болельщики выпрашивали. Хотелось подарить их болельщикам, которые постоянно за командой ездили. Нам не разрешили. В итоге я сам заказал через администратора, нанес фамилию и три майки отдал фанатам.

Тот же финал Кубка в полвторого дня, а мы играем в черной форме с длинными рукавами. Можно же было что-то придумать. Стадион – это отдельная история. Поставили табло, а оно то работает, то нет, какие-то каракули показывает. Что сейчас там, даже не знаю.

Общаюсь с Зюлевым, Шкабарой, Дегтяревым, Стрипейкисом. Но разговаривать – это одно. Ситуацию лучше расскажут те, кто внутри клуба. Знаю только, что на базе кухня появилась. Можно уже в любое время поесть.

— Но хватало и позитива в жизни этой банды.

— Помню, когда в предсезонке бегали кроссы по снегу, Олег Иванович Шкабара, уважаемый человек, приехал на машине, стал в лесу и не бегал по каким-то причинам. Несколько ребят к нему подсели греться. Никто же не считал, сколько ты бежал. Из пяти километров четыре просидели. Сначала одни, потом другие. Потом снегом обтерлись, как будто вспотели, и просили Ковалевича больше таких нагрузок не давать.

— За результатами «Нафтана» сейчас следишь?

— Конечно, несмотря на то, что я в другом клубе уже. Пусть это наш прямой конкурент, не хочется, чтобы они были на последнем месте. Хочется, чтобы и мы, и они обошлись без переходных матчей. Да и мне всегда приятно возвращаться в Новополоцк.

— После ухода из клуба ты выдал довольно откровенное интервью, рассказав о всей внутренней кухне.

— Нисколько не пожалел о словах, ведь сказал правду. Хотели раньше поговорить, но я попросил только после окончания сезона. Под конец накопилось. Рассказал все, что накипело.

«В «МИНСКЕ» САНЯ СВЕРЧИНСКИЙ – ЭТО ПРОСТО ЧЕЛОВЕК-ШТРАФ»

— После Новополоцка мог оказаться в России или Украине.

— Там такая неопределенность была, а хотелось в межсезонье отдохнуть, имея какую-то определенность с клубом. Говорили, что вот-вот подпишем контракт, а я потом до этих людей и не дозвонился. Все стало ясно.

— А «Минск» сделал тебе конкретное предложение.

— Да, уезжая на отдых, я уже знал, что, скорее всего, перейду в команду Вадима Викторовича. Тем более, он меня еще раньше приглашал к себе. Прилетел, позвонил Скрипченко, через несколько дней все было подписано. Давно понял, что нужна в этом деле конкретика.

— Как думаешь, чем ты так заинтересовал руководство «Минска»?

— Сильные стороны? Это единоборства, в любой ситуации пойду до последнего, не хочу уступать мяч, буду бороться, стараться. Что еще? Начало атаки и удары.

Конечно, единоборства мои заканчиваются нередко предупреждениями или даже удалениями. Думал об этом. Но, понимаешь, когда выходишь на поле, отдаешься весь игре, не думаешь о карточках. Помню, в дебютном матче в Жодино на 18-й минуте получил красную карточку. Разные мысли в голову лезли, но потом успокоился.

— Выше ты говорил, что ни делается, все к лучшему. Это применительно и к переходу в «Минск»? Не жалеешь?

— Нет, нисколько. Это шаг вперед в карьере моей. Завоевал Кубок второй год подряд. Был в шаге от группового раунда Лиги Европы. Тренировочные условия намного лучше, чем в Новополоцке. Здесь хорошие поля, на сборах в хороших отелях жили. Многие упражнения для меня в новинку. Плюс команда из родного города, можно родителей чаще видеть, с девушкой постоянно вместе.

— В одном из интервью ты рассказывал о штрафах в «Нафтане». В «Минске» они тоже есть?

— Да, конечно. Например, телефон зазвонит в раздевалке или опоздаешь. Но тоже разные, в зависимости от ситуации. Я ни разу не штрафовался. У нас в команде основной источник денег –Саня Сверчинский. Это просто человек-штраф. В основном платит за опоздания.

— То, что ты не платил штрафы за те же опоздания, черта характера или просто нежелание расставаться с деньгами?

— Черта характера. Не люблю опаздывать. Я лучше приду на 5-10 минут раньше и буду спокойным.  Про штрафы за телефон не знал в самом начале. Услышал в раздевалке, что у кого-то зазвонил. Оказалось – штраф. Так же в столовой. Потом уже приходил, на автомате ставил беззвучный режим и был спокоен.

— Расскажи о лидерах и заводилах в «Минске».

— Заводилы? Леня Ковель, Серый Сосновский, Саня Сачивко, Андрей Разин. А кто лидер? На футбольном поле это, конечно, Рома Василюк. Тут не обсуждается. К лидерам относится и Вова Бушма, но, к сожалению, сейчас он вне поля. Желаем ему скорейшего выздоровления.

— Ты к концу сезона наедаешься футболом?

— Не сказал бы, что наедаюсь. Просто в конце года уже другое настроение, погода, люди злые ходят. Едешь на тренировку, тут все такие грустные, а выходил из дома, вроде, с хорошим настроением. В автобусе контролер с этим талончиком пристанет, на машине поедешь – пробки. Приезжаешь на тренировку, а тут дождь начнется, поле плохое. Уже ждешь этого отпуска. Ладно, когда выигрываешь, настроение поднимается, а после проигрышей совсем не то. Но футбол как таковой никогда не надоедает. Меня хватает максимум на 12 дней отдыха. А потом хочется побегать, выйти на поле. На пляже можно поиграть, по телевизору посмотреть.

«КАК-ТО В АМУНИЦИИ ХОККЕЙНОГО ВРАТАРЯ, СТОЯ НА КОЛЕНЯХ, ПОЙМАЛ ШАЙБУ ЛОВУШКОЙ»

—Ты можешь сказать, что повзрослел?

— Да, могу. Это уже начало проявляться в прошлом году, в «Нафтане», сейчас вижу. Уже в голове немного другие мысли, по-другому размышляю, видно по отношениям с девушкой, родителями. Подумаю несколько раз прежде, чем что-то сказать либо сделать. Сейчас думаю о том, куда пойти, стоит ли туда идти, сколько денег можно потратить. При покупке одежды размышляю уже, нужно ли мне это. Следую принципу, что в отношениях с людьми все возвращается.

— Были поступки, о которых ты жалеешь?

— Если честно, даже не вспомню. Я никогда не жалею о том, что сделал. Это мое право, мой выбор. Могу корить себя пару минут, но месяц не загоняюсь. По поводу слов? Помню слова, сказанные в адрес БАТЭ. Но это все на эмоциях. Если бы меня спросили хотя бы на следующий день после игры, а не около раздевалки, конечно, по-другому бы ответил.

— Приметы и суеверия остались те же?

— Да, все по-прежнему. Все с левой ноги, перед игрой – «Сникерс» и два «Берна». Один «Берн» – за два часа до игры, второй – за полтора. Я уже как-то привык к этому всему.

— Ты говорил, что с Ковалевичем встречаешься на хоккее иногда. На этот сезон тоже абонемент купил?

— Конечно. Нас шесть человек, с друзьями ходим, общаемся. Мне так лучше, чем билет покупать, искать. Можно поболеть за «Динамо», посмотреть на звезд хоккея, например, Радулова.

— Сам не хотел бы попробовать сыграть в хоккей?

— А я им немного занимался. Мне больше нравится вратарем быть. Как-то в Солигорске у нас практиковался футбол на льду. Первый час играли клюшками и теннисным мячиком, а второй час   – без коньков с футбольным. Помню, даже надел всю вратарскую амуницию и совершил сэйв: поймал шайбу ловушкой, стоя на коленях. Это было круто.

«ЗА «ДОМОМ-2» УЖЕ НЕ СЛЕЖУ. МОЖЕТ, ПОВЗРОСЛЕЛ»

— Расскажи об учебе в БГУФК

— Перевелся на второй курс. Учусь на тренера. А на кого еще? Но студентом себя не ощущаю. Не представляю себя на дневном. Даже День студента – не мой праздник. Прилежный ли ученик? Это надо у преподавателей спрашивать. Правда, в школе учился неплохо, до 4 класса даже на золотую медаль шел. А потом «спекся». В БГУФК «хвостов» нет, шпаргалок не делаю. Все за счет головы, но можно поговорить, сказать, что футболист. Некоторые идут на уступки.

— Видел, что на концерт Макса Коржа ходил.

— Хотел бы еще раз в ноябре сходить, но может не получиться из-за матча. Вообще, нравится его песня «Творчество», понравилась атмосфера во Дворце спорта. Хочется посмотреть на «Минск-Арене», тем более белорусский исполнитель.

— Еще что в культурной жизни привлекает?

— Хотелось бы на КВН, на «Камызяки», сходить. А из певцов? Может, на Тимати схожу. На Дэвида Гетта, возможно, пойду. Могу и концерт Юрия Антонова посетить. Вообще, что нравится, то и слушаю.

— На социальные сети у тебя тоже время остается?

— Даже называют самым соцактивным. Могу сфоткаться, выкинуть в инстаграм снимок. Проще, чем в твиттер. «ВКонтакте»? Раньше больше сидел, а сейчас просто новости посмотрю, отвечу кому-то, посмотрю у кого День рождения. Конференция на одном сайте есть. Но не захожу туда каждый день. А смысл? Есть вопрос в неделю, отвечу на него и зайду через неделю.

— А как ты вообще к спортивным СМИ относишься?

— Нормально. Считаю, что это направление движется, развивается. Сейчас много сайтов есть, у них конкуренция. Все хотят быть лучше. Новости, репортажи, интервью. По сравнению с тем, что было, это небо и земля. Все будет и дальше расти, я уверен. Поставлю крепкую пятерку по пятибалльной.

— Тяга ко книгам не появилась?

— Закачал себе на телефон «50 оттенков серого» Джеймс, читаю в поездках, перед игрой могу. Совмещаю приятное с полезным.

— За шоу «Дом-2» по-прежнему следишь?

— А «ТНТ» уже отключили, поэтому и не смотрю. В Интернете не отслеживаю новости. Может, опять же, повзрослел. «Интерны», «Реальные пацаны» могу глянуть. В «Дом-2» уже суть не понимаешь, кажется перебором все. Когда-то даже хотел все бросить и поехать туда. Может, выиграл бы дом. Сейчас такого нет

«ДЛЯ МЕНЯ ГЛАВНОЕ – СЧАСТЬЕ МОИХ БЛИЗКИХ»

— На «ТНТ» строят любовь, а ты когда женишься?

— Совсем скоро, 7 декабря. Все дела расписаны, со всеми надо встретиться. Хочется избежать переходных игр, потому что ответная – 8 декабря. Да еще и приглашены ребята из других команд, которые в этих числах могут играть.

— Как предложение делал?

— Катя была на отдыхе с мамой в Турции, а мы играли с «Белшиной», выиграли 2:1. Самолет прилетал вечером, и Катя попросила встретить. Я сказал, что не смогу и ее встретит папа, а сам поехал домой. Купил цветы, зажег в квартире много свечей, расставил фотографии, заказал сладости, выложил дорожку из лепестков роз. На кухне приготовил фруктовое ассорти, два бокала шампанского. Включил на iPad мелодичную песню Элтона Джона. И, конечно, кольца приготовил. Она зашла и заплакала. Сразу все поняла.

— Значит ты романтик.

— Нет, это было первый и последний раз. Хватит (смеется). Конечно, могу цветы, мишку плюшевого подарить, но в таком масштабе, думаю, вряд ли повторю.

— Что насчет детей?

— Даже не хочется пока загадывать. С одной стороны, можно планировать, а с другой, это все может быть неожиданно. Я вообще подвел себя к черте, нагулялся. Считаю, что в 25 лет уже можно жениться. Я люблю ее, хочу быть с ней. И так же с ребенком. Когда почувствую, что готов, тогда и будет ребенок. Могу и завтра захотеть, а могу и через два года. Хочется и запас финансовый какой-то иметь, конечно, чтобы обеспечивать семью. Футбол ведь не вечен. Про все надо думать.

— Давай закончим разговор планами на будущее. Как на футбольном поле, так и в обычной жизни.

— Всегда хочется прибавлять, достигать новых высот в игре. И в жизни хотелось бы, чтобы все было хорошо, без каких-то трений, ссор.

Если я футболом зарабатываю, это не значит, что я только им и живу. Деньги для меня – не главное. Часто пишут, что наши футболисты зажрались, плачут, что им платят мало, задерживают зарплаты. Конечно, деньги важны, ведь много сил и здоровья уходит за карьеру. Но для меня на первом месте здоровье моих близких. Еще – завести несколько детей, чтобы в семье все было хорошо.

Говорил, хочется, чтобы что-то было за пазухой. Но пусть там хоть один рубль лежит, лишь бы все были здоровы и счастливы, а дети говорили «папа», «мама», «бабушка», «дедушка». За деньги счастье не купишь.

У меня мечта такая есть: помочь людям, которые в этом нуждаются. Например, когда нужна срочная операция ребенку. Смысл всех миллионов, когда нет здоровья у тебя, у твоих родных? Для меня главное – счастье моих близких.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Попасть в офсайд
+6
Популярные комментарии
Kissurion
0
Отличное интервью, спокойны откровенный разговор. Не то что с Филипенко, хиханьки-хаханьки.
Написать комментарий
Реклама 18+