Как я побывал в Нур-Султане на матче сборной

С большим опозданием, на память.

У кафе «Канағат» на окраине города меня ждут друзья. Узнаю их по кожаным курткам. Паркуемся.

Вываливаюсь из салона, плетусь к багажнику, хватаю рюкзак, нахожу во внутреннем кармане пачку, вынимаю сигарету и стучу по карманам. Нашел. Жму руку водителю: «Рахмет, ага». Чиркаю по металлическому колёсику – не выходит.

– Не, у нас такие в Астане не канают, – говорит друг. Обнимаемся, подкуриваю  автогенной зажигалкой друга. В столицу Казахстана я прибыл ночью, на попутке, за день до игры, примерно в одно время со сборной России.    

Астана – первый день

У нас четкий план: мне нужно получить аккредитацию и сгонять на пресс-конференции. До этого смотрим город, после – выпиваем. Астана удивляет современностью, нестандартными громоздкими зданиями и бесконечной стройкой.

– «У нас, по идее, в столице, только здания формы *** Назарбаева нет», – сидя на заднем, шутит кент. У въезда на парковку «Астана Арены» спрашиваем, где оставить машину и куда идти дальше, узнаем и направляемся ко входу для СМИ. Находим зал для пресс-конференций, захожу один - сопровождающих не впускают.

– «Евро-Футбол»? Валерий Полевиков?, – спрашивает милая девушка, выдающая аккредитации.

– Не-а, – отвечаю я. ­

– А, вас двое оттуда, так-с, секунду, вот.

Хватаю проходку и выхожу в коридор. На время покидаем пределы стадиона. Ждём россиян, друг говорит: «Я капец за Россию болел, когда с хорватами играли, орал втупого, голос сорвал, вот так телефон держал (показывает; между пальцев тлеет сигарета) и по нему смотрел трансляцию. Дзюба – красавчик!».

– Да, национальный герой, хочешь его автограф? У меня есть, с собой, – говорю я.

– Чё, внатуре?

– Ага.

– Давай!

Смотрю на время – пора возвращаться. Ныряю в чашу стадиона: нужно подключиться к Wi-Fi до начала прессухи. Занял удачное место в зале, кое-как словил сеть и начал ждать.

Станислав Саламович вошел первый, за ним Джикия и пресс-атташе сборной, который до начала пресс-конференции попросил российских журналистов расспросить Георгия первым – задать ему три вопроса, а после обращаться уже к обоим. Прессуха началась по сценарию, активны были коллеги обеих стран. Менее уместны были вопросы казахстанских журналистов – о Зуеве из «Ростова» и незабитом пенальти Смолова. Россияне провели тренировку и покинули арену. У ворот их ждали местные фанаты с плакатами: казахские мальчишки и девчонки. Кому-то повезло – кто-то успел сфотографироваться с Дзюбой или получить автограф от Черышева.

– Дзюба, саламалейкум!, – летит из толпы.

– Саламалейкум!, – отвечает Артём и под ор фанатов поднимается в автобус.

Россияне уезжают, ждём казахов. Должны приехать через двадцать минут. 

Замечаю на территории стадиона защитника «Астаны» Томасова. Толпа мелких фанатов, готовая разорвать кумира, бежит к хорвату: «Томасов! Томасов! Томасов!». Марин включает полную скорость и забегает в салон клубного автобуса – успел. Наблюдающие, включая нас, взрываются от смеха. Мальчуганы расстраиваются: выловить за пару часов у стадиона никого не удалось. Но ничего, скоро подъедет казахстанская сборная. Смотрю на время, пора возвращаться внутрь – через десять минут начнется пресс-конференция Билека.

Журналисты «СЭ», «Матча» и «Чемпионата» узнают у местных коллег, как зовут капитана сборной Казахстана: «Ага. Ис-лам-бек Ку-ат. Всё. Спасибо». Появляются Билек, его помощник, говорящий по-русски, и Куат. Конференция длится минут десять. После возвращаюсь в зал, чтобы закончить расшифровку. Слева от меня сидят местные журналисты, похоже, друзья; перешептываются. Один обращается к другому:

– Братан, у меня нет проходки. Ты, по идее, можешь мне завтра свою передать после того, как пройдешь на стадион

– Как?, – спрашивает второй.

– Через кого-нибудь, скинуть как-нибудь с трибуны, по идее, не знаю.

– А, ну если только скинуть, – закрывают тему другой.

Не знаю, удалось ли им в итоге осуществить план, но обоих я встретил ещё раз, уже после матча, в микст-зоне.

За пять часов в пресс-зале я люто проголодался. Вышел, закурили. Начал делиться эмоциями с пацанами. Территория стадиона опустела, все уехали, а завтра будет аншлаг – тридцать тысяч билетов раскуплены, кассы закрыты.  Докурили, поехали в центр. Поели, побродилив центре и выкатили домой. Пока ехали, Астану официально переименовали в Нур-Султан. Выпили, легли спать, естественно, с мыслями о матче. Перед тем, как провалиться в сон, подумал о мелких с баннерами у стадиона: «Надеюсь, у них получилось».

Нур-Султан – день матча

Аршавин и Генич накануне выпивали в местном баре. «Они тут, Аршавин пьёт вино, а Генич каждые пятнадцать минут выходит в курилку. Их практически никто не узнаёт. Только мы и ещё один мужик», – рассказал мне товарищ, который отмечал день рождения друга за соседним столиком. «Этот мужик подошел к Константину в курилке и спросил: «Шмурнов?!» Генич ответил: «Да, Шмурнов». Ну  и он сразу отвязался от него». Так я узнал о том, кто будет комментировать матч. 

В городе ажиотаж. Гуляем по центру, видим болельщиков в голубых цветах. Российских почему-то нет, их приехало не так много. За полтора часа до начала подъезжаем к стадиону – дороги перекрыты, мест на парковке нет. Прикалываемся, пытаемся заехать с другой стороны, где расположен паркинг для «особых» гостей и сотрудников арены. Друг опускает стекло пассажирской двери, я показываю проходку приблизившемуся к машине полицейскому.

– Пресса, мы –сопровождающие, можно?, – спрашивает Даник с серьёзным лицом.

– Только по пропуску, такому (вырисовывает в воздухе указательными пальцами большой квадрат), этот не подойдет, – отвечает человек в форме.

– А, ладно, мы думали можно, – говорим синхронно.

Я поднимаю стекло, проезжаем дальше, останавливаемся.

– Ну, всё, парни, я пошел, ­– хватаю рюкзак, выхожу из машины и направляюсь к воротам.

К стадиону подтягиваются тысячи болельщиков, в Нур-Султане прохладно – идеальная погода для футбола. Показываю аккредитацию охраннику у въезда на территорию арены.

– А где фамилия?, – спрашивает он. – Ручкой напиши, по-быстрому.

У меня нет, рыскаю по дну рюкзака, не могу нащупать. «Ладно, проходи, только по-быстрому давай». Иду дальше. Останавливаюсь на курилке, в двадцати метрах от входа, смотрю на подтягивающуюся к стадиону бесконечную массу болельщиков.

Захожу в зал для пресс-конференций, хватаю программку, выхожу и иду к лифту. «Он не работает, там дальше лестница», – кричит сотрудник стадиона. Поднимаюсь, в пролёте между вторым и третьим уровнем разминаюсь с Игнашевичем: Серёга очень спешит вниз, что-то бубнит под нос. Как он здесь оказался – непонятно. Думаю об этом и оказываюсь перед выходом на трибуну.

До матча больше часа. Поднимаюсь на пресс-ложу. «Российские журналисты чуть выше, ниже казахстанские», ­– говорит охранник. Нахожу свою позицию, падаю. Стекло перед лицом мешает обзору, я встаю и больше не сажусь. Трибуны полнятся болельщиками, российские уже на фан-секторе: их немного. Местные в один голос скандируют: «Ка-зах-стан!», перекрикивая приезжих. И стучат жёлтыми веерами (или как эти штуки называются?) по ладошкам, перилам и ступеням – по всему, что доступно. Рядом садится Конов, оба пытаемся подключиться к скрытой сети – не выходит. Листаю программку. Ровно в 19:00 журналистам раздают заявки сборных. Сотрудник стадиона, проходящий мимо с охапкой бумаг, говорит кому-то: «Ноль первый на матче, у нас стопроцентная безопасность». Интернет по-прежнему не пашет. Генич кричит сверху: «Вась, у тебя работает?» – «Не-а», – отвечает Константину Конов. Аршавин присоединяется к Геничу, оба стоят чуть выше меня, надевают аппаратуру и начинают репортаж. Команды появляются на поле. Звучат гимны – оба трогают, казахстанский естественно больше.  «Ну, удачи», – говорю вслух сам себе. Тысячи безбилетников у стадиона продолжают караулить перекупщиков. Матч, который я так долго ждал, начался. Поехали!

Интернет мертв – у Конова подгорает больше остальных: «С таким бы успехом мог бы в отеле игру смотреть», – говорит он напарнику. Приезжие болельщики заводят: «Рос-си-я!», местные перебивают: «Ка-зах-стан». Русские забивают второй – интрига убита. Перерыв.  

Под трибунами арены всё запутано – отдельного прохода до медиа-зоны для журналистов нет. Есть лифты, но они не работают. Теряюсь. Вижу лестницу, сбегаю вниз, упираюсь в тупик: дальше стена, напротив которой на расстеленных ковриках молятся мужики в тюбетейках – не-а, не сюда. Взбегаю обратно, торопливым ходом рассекаю толпу фанатов: двигаюсь в противоположную сторону; замечаю лестницу, ныряю в проём, семеню по ступенькам и оказываюсь в огромном зале у главного входа арены – тоже мимо. Оглядываюсь, вижу полицейского, подхожу:

– Извините, а где комната для СМИ?

– Для кого?

– Ну, для журналистов,– уточняю я. ­

– А, билмим, не знаю я, – заканчивает он и отворачивается.

Ладно. Нахожу следующего, иду навстречу, торможу, спрашиваю:

– Аға, не знаете, где зона для прессы?. –

– Нет, у волонтёров спроси иди.

– Так их же здесь нет, – вставляю я.

– Всё равно спроси, – отвечает дядька в форме и тут же зачем-то устремляется к кучке фанатов.

С третьей попытки нахожу медиа-зону, благодарю местную журналистку, которая указала дорогу. Тусуюсь немного в небольшой комнате, утоляю сушняк и выхожу на воздух. Курю, понимаю, что пропускаю начало тайма. Возвращаюсь, поднимаюсь на лифте (он заработал!) на трибуну, в эту минуту забивает Дзюба. Снова выхожу не там, до пресс-ложи пилить несколько минут, стою на ступеньках лестницы между секторами, просчитываю путь, чувствую толчок в спину: «Уыэ, не стеклянный же, уйди!», – кричит казахский дядька с максимально неприятным лицом.

Стою на своей позиции, большинство журналистов уткнулись в телефоны – интрига исчерпана; залетает четвертый мяч в ворота Непогодова. Перестаю смотреть на табло, наслаждаюсь атмосферой – очень нескоро, а, возможно, больше никогда не удастся вот так попасть на матч близких мне сборных. Ещё пятнадцать минут. Диктор объявляет: «На матче присутствуют двадцать девять тысяч пятьсот восемьдесят два болельщика. Спасибо за поддержку. Алға, Казахстан!». Последнее было не в тему, но трибуны оживают. Хозяева летят 0:4, а фанаты затягивают: «Ка-зах-стан!». Матч завершается, минуту смотрю на уходящих с поля футболистов. Охранник рядом поздравляет с победой. «Я за Казахстан болел», – отвечаю я. Хватаю взглядом российского журналиста и спешу за ним к лифту, чтоб не потеряться и успеть занять удачное место в зале для пресс-конференций.

«Казахстанские журналисты обиделись что ли? Сегодня их меньше», – говорит Черчесов. Прессуха Саламовича длится недолго. За ним входит Билек с помощником. Взгляд чеха устремлен вперед, глаза чуть прищурены. Видно, профессионал. Мне он нравится: объективно отвечает на все вопросы. Уходит. «Матч» слинял в микст сразу за Черчесовым. Я остался – нужно расшифровать записанное. Интернет только здесь. Вспоминаю о футболистах: «Ё-моё». Лечу в микст-зону. Все вышли, успеваю к Черышеву – какая удача! «Второй мяч красивее и важнее первого», ­– начинает отвечать на вопросы Денис. Его торопит пресс-атташе, а нам показывает «хватит». Уходят. С улицы доносится бешеный ор: «Черышев! Черышев!»; «Денис! Денис!»; «Дай футболку!». Герой матча покидает стадион последним.

Остаюсь (ещё не знаю, что все ушли), мимо к выходу идёт Аршавин. Двери открываются. Фанаты пытаются прорваться к кумиру: видимо, получается. Андрей забегает обратно. Я смотрю на него, угораю, он смотрит в ответ, но сурово, садится на стол и начинает липнуть в телефоне. Подходить лень, да и не хочется фотографироваться с ним. Из-за угла появляется большой дядька и обращается к нам:

– Все ушли уже, кого ждёте?

– Да?

– Конечно! Всё!, ­– кричит он.

Иду обратно – нужно расшифровать записанное. Стопорит охранник:

– Куда?

– В зал для пресс-конференций

– Зачем? –

– Поработать.

– Всё, нельзя.

– Пропусти его, Серик, ­– кричит дядька.

Добираюсь, сажусь, работаю, зевая, заканчиваю и ухожу. 

Встречаюсь с кентами. Им попасть на матч не удалось. Зато сыграла ставка: двадцатка пришла. Идём к парковке. Прыгаем в машину. – «Очень круто. Вообще не зря приехал. Атмосфера – кайф» – говорю я. Друзья улыбаются. Трогаемся. В последний раз бросаю взгляд на опустевшую территорию «Астана Арены». Футбольный праздник закончен. Пора домой. 

 

 

Фото: TASS/Sergei Fadeichev via Getty Images

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Семнадцатый номер
0
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+