Реклама 18+

Ликбез для Консорциума специалистов

Юриспруденцией занимаюсь больше 20 лет и отлично понимаю, что эта профессия (особенно когда юрист практикующий) мало общего имеет с моральными принципами. Сплошь и рядом приходится защищать зло и несправедливость, отстаивая интересы клиента или своей организации. Более того: о квалификации юриста принято судить по выигранным им безнадежным делам, а безнадежность обычно и порождена очевидной изначальной неправотой (голливудские фильмы не в счёт).

Короче, профессиональной циничностью нашего брата меня удивить трудно.

Но вот нашёл время почитать мнение лучших российских юридических умов о докладах Макларена и Паунда – и, признаться, удивился. Никогда не думал, что феерический бред, который постят здесь сторонники теории заговора – это, хоть и косноязычный, но довольно точный пересказ этих «заключений».

За этими заключениями стоят люди, у которых перечисление одних только ученых степеней, званий и должностей занимает несколько строчек. Однако то, что они гордо вывесили на всеобщее обозрение (самоуверенно переведя на три европейских языка) не выдерживает никакой критики.

Отмечу сразу (это важно): у меня нет никаких вопросов о сути и причинах той позиции, которую занимают господа Понкин, Богатырев, Редькина, Гребенников, Ботнев и прочие члены «Консорциума специалистов по спортивному праву». Они – люди подневольные во всех смыслах: от материального до идеологического.

Только вчитайтесь в это:

-профессор кафедры государственного и муниципального управления Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ;

- декан факультета и заведующий кафедрой государственного и муниципального управления и т.д., и т.п.

Людям с этими должностями сам бог (да что там бог, работодатель) велел отстаивать в допинговых скандалах правоту российской стороны. Тут, повторюсь, вопросов нет.

Вопросы есть по качеству их аргументов. Если эти профессора не стесняются с подобными вещами выступать в Совете Федерации перед сенаторами – мне просто страшно за российскую спортивную юриспруденцию и за перспективы будущих арбитражных процессов с участием российских спортсменов (может, поэтому мы иностранных юристов и нанимаем?).

А еще страшно за студентов, для которых они написали учебник «Государственное управление в сфере спорта». Вот, например, как называет Понкин допинговую эпопею последних двух лет: необъявленной юридической и информационной войной против российского спорта.

Не больше, не меньше. Отличное средство для воспитания антидопинговой культуры в стране.

Когда люди, претендующие на юридический анализ доклада Макларена, уже в вводной части своего заключения пишут об «усилении идеологически мотивированных попыток отстранить всех российских спортсменов от участия в Олимпийских Играх» и о «политически и идеологически мотивированных требованиях отмены проведения в России Чемпионата мира по футболу», у меня закрадывается подозрение, что юриспруденции в их творчестве будет крайне мало. Обычно про идеологию и политику пишут тогда, когда нет юридических аргументов.

Главный вывод господ Понкина, Богатырева и Редькиной – «Доклад Р. Макларена обоснованно признать предвзятым, бездоказательным и, в существенной его части, сфальсифицированным». Более того: «аргументы Доклада подгонялись под заранее написанные политически и идеологически мотивированные выводы».

Это обвинение в предвзятости и фальсификации одного из самых известных спортивных юристов мира, действующего арбитра CAS – примитивный переход на личности, который тоже свидетельствует о нехватке аргументов. Я много бы дал, чтобы увидеть реальный процесс с участием именно такого Понкина: это было бы увлекательное шоу, где с одной стороны – поцарапанные пробирки, данные химического анализа, электронная переписка и свидетельские показания, с другой – утверждения о фальсификациях. Уверен, что даже эксперты антидопинговых панелей, привыкшие слушать сказки про простатит, косметику, поцелуи с кокаиновыми любовницами и т.п., были бы увлечены такой чегеваровской непосредственностью.

Мечты, мечты… На самом деле нигде на международном уровне Понкин не рискнул бы озвучить 90 % своих заключений.

А что рискнул бы? Родил ли «Консорциум специалистов» что-то действительно заслуживающее внимания?

Постараюсь поговорить об этом максимально коротко и предельно доступно.

Самая главная и решающая ошибка, которую делают Понкин и Ко – это фундаментальное непонимание статуса Макларена как независимого лица и юридической природы его доклада. Я уже писал про это массовое заблуждение – что Макларен при подготовке доклада якобы должен был соблюдать какие-то «общепризнанные» правовые нормы.

Вот характерное место у Понкина:

«Из доказательств могли бы заслуживать доверия, на наш взгляд, лишь данные криминалистических экспертиз, проведённых в полном соответствии с процессуальным законодательством».

КАКИМ законодательством? Конкретно название закона, статья, часть, пункт? Расследование Макларена – это деятельность в рамках Кодекса WADA, и он ни разу его не нарушил.  От слова вообще.

Или вот:

«Согласно российскому законодательству (а равно законодательству многих других государств), для того, чтобы электронное письмо могло быть признано в качестве доказательства, его достоверность должна быть соответствующим образом подтверждена».

Даже не трогая саму суть этого высказывания (а оно ложное и свидетельствует о непонимании самой природы юридических доказательств), можно возразить, что Макларен не обязан руководствоваться российским законодательством. Он нигде не требует признания электронных писем доказательствами: он просто СЧИТАЕТ их доказательствами. Считает в качестве независимого лица, которому доверяет Всемирное антидопинговое агентство.

Только и всего.

Если как-то классифицировать юридические претензии «Консорциума специалистов» к Макларену, то можно выделить следующие пункты.

1.В докладе нет внятного описания методологии расследования. Макларен не описал подробно свои исследовательские действия, их последовательность, применяемые криминалистические (химические, трасологические, киберэкспертные) методы, способы верификации свидетельских показаний, привлеченных экспертов, приемы оценки достоверности доказательств и т.п. Понкин утверждает, что всё это требует детализации.

Мой вопрос: кем, в каком документе и когда такое требование было закреплено? Например, согласно УПК, эксперт при подготовке суду экспертного заключения обязан указать, какие методы исследования он применял (статья 204 УПК РФ). Однако относительно доклада независимого лица, которому WADA поручило провести расследование, я не могу указать соответствующую норму.

Вообще, подобных мест в заключении Консорциума много. Понкин, например, пишет об «игнорировании Р. Маклареном императивов строгости аргументации и обоснованности суждений».

Мне смешно. В каком юридическом документе эти императивы указаны? Кто определяет их содержание? Или они самоочевидны и не требуют закрепления? Тогда почему МОК, МПК и многие федерации так серьезно отнеслись к докладу?

Это, конечно, не означает, что в спортивном праве в ходе процесса от сторон могут быть скрыты методы экспертов. Но это именно в ходе процесса, который носит состязательный характер. Деятельность же комиссии Макларена не предполагает никаких сторон (обвинения и защиты), это работа лица, которому WADA поручило проверить опубликованную в «Нью-Йорк Таймс» информацию. Он имел полное право ограничиться двумя словами при описании своей методологии, потому что сам по себе доклад не имеет никакой юридической силы (об этом ниже).

2.Макларен в ходе расследования не приехал в Россию и вообще не сотрудничал с российскими правоохранительными органами. Понкин утверждает, что достижение цели Доклада «никак не могло избежать выезда на место и производства работ («следственных действий») на месте». Неприезд в Россию – это доказательства явной недобросовестности и предвзятости.

Мои вопросы: в каком документе говорится, что в подобных случаях независимое лицо должно приезжать в страну, где происходили предположительные нарушения? Как Макларен мог производить какой-то аналог «следственных действий», не имея на это никаких полномочий? И, наконец, зачем Макларену ехать в Россию, если интервью с причастными лицами можно взять с использованием средств связи, а главный свидетель, жесткий диск компьютера и пробы находятся в руках комиссии? Макларен попробовал получить доступ к жесткому диску компьютера российской лаборатории, его послал Следственный Комитет РФ. Всё, вопросов больше нет.

3.Стилистика доклада больше художественно-публицистическая, чем юридическая («волшебники из ФСБ», «мышиная нора» и т.п.).

Мой совет: пусть члены Консорциума почитают на досуге решения различных судов, скажем, Великобритании. Это довольно увлекательное чтиво, потому что в странах с англо-саксонской правовой системой судья в тысячу раз чаще российского судьи выражается собственным образным языком, а не штампами писанных законов. У этого явления куча причин – от исторической роли судебного прецедента до реальной независимости судебной власти. Повторяю: Макларен вправе был сам определять структуру своего доклада и его язык. Никаких норм на этот счет нет.

Тем забавнее вердикт Понкина: «чрезмерная вольность лексики и стилистики ставят неудобные вопросы о крайне низкой квалификации Р. Макларена как юриста или же о том, что данный Доклад писал кто-то другой».

У меня тоже при чтении перлов от Консорциума создавалось впечатление, что они заставили писать заключение своих дипломником и магистрантов. Но это так, к слову.

4.Макларен в процессе оценки наличия и достоверности доказательств нарушал правила формальной логики. Понкин пишет: «для любого здравомыслящего человека очевидно, что нахождение способа удаления колпачков с пробирок с пробами не может автоматически доказывать, что именно это и было сделано какими-то российскими должностными лицами».

Моё замечание: нигде в своем докладе Макларен не утверждал, что открытая им возможность удаления крышек сама по себе доказывает факт манипуляций с пробами. Согласно теории доказывания, все доказательства должны оцениваться в совокупности друг с другом. Поэтому установленная Маклареном возможность незаметного вскрытия пробирок важна не сама по себе, а через призму показаний Родченкова, его переписки с чиновниками Минспорта и особенно – в совокупности с царапинами на крышках и результатами химического анализа проб. Понкин отлично это понимает, но намеренно растаскивает доказательственную базу на части, утверждая, что все доказательства по отдельности ничего не значат.

По отдельности, может быть, и не значат, а вместе дают тот самый стандарт «вне всякого разумного сомнения». Да-с.

Кстати, о логике. Вот шикарный образец логики российских профессоров юриспруденции:

«Если Р. Макларену показали способ незаметного вскрытия пробирок иные, помимо неназываемых сотрудников ФСБ, лица, то очевидно, что этот способ, логически так выходит, является достаточно широко известным».

Бугага.

Мне вот совсем неочевидно, что если привлеченный Маклареном эксперт-трасолог додумался до того, до чего додумались в ФСБ, то это ноу-хау является широко известным. Хоть убейте. Почему у Понкина «логически так выходит», что известное двум крутым спецам должно быть известно широким кругам, не понимаю.

И еще два слова об оценке доказательств российскими профессорами. Вот, читайте:

«В пробах выявилось некое отклонение в содержании соли, что, в действительности,  нереферентно рассматриваемому в Докладе кругу вопросов и ничего не доказывает».

Я убит этой аргументацией. В пробах аномальные показатели соли (что бьётся с показаниями Родченкова о том, что он таким образом доводил их удельный вес до указанного в формулярах при сдаче), но этот факт ничего не доказывает. Всё гениальное просто.

А, ну да. Чуть не забыл: причиной аномальной концентрации соли могут быть умышленные действия третьих лиц. См. пункт про царапины.

Переписка? Анонимные свидетели? Это ерунда, так как:

«Источники этой «электронной переписки» в Докладе умалчиваются. Равно как ничего не сказано о способах проверки и подтверждения достоверности этой переписки. Указанное обстоятельство не позволяет считать такие материалы надлежащими источниками».

Или вот:

«В докладе Р. Макларена утверждается, что «помимо электронной почты, при использовании методологии сокрытия положительных проб применялись дополнительные способы коммуникации (такие как SMS-сообщения и таблицы в формате Excel)» Однако это утверждение ничем не подкреплено, никаких доказательств наличия такой переписки не представлено».

Да ради бога. Никто не запрещает Понкину считать какие-то материалы выдуманными или не имеющими доказательственного значения. Но точно так же и Макларену никто не запрещает считать обратное. Вся штука в том, что источники переписки и способы проверки их достоверности будут названы и предъявлены во время слушаний в CAS, а в докладе Макларен ничего об этом говорить не обязан (см. п.1). То же самое – с анонимными свидетелями, документальных показаний которых у Макларена пруд пруди.

С царапинами ситуация другая: они «могли быть результатами манипуляций самого Р. Макларена (или кого-либо из привлекавшихся им посторонних лиц) с этими пробирками». И вообще вы докажите, что их не было на крышках уже при изготовлении или что они не появились уже потом, когда пробы были вывезены из России.

Да, да. Это доказать невозможно. Как невозможно доказать, что в момент ограбления в преступника не вселились инопланетяне, которые заставили его грабить жертву. Доказать невозможно, а вот убедить судей (арбитров антидопинговых панелей) еще как возможно. Принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению, да-с.

Я искренне советую Понкину получить доверенность от НОК РФ и спортсменов и поехать в Лозанну, чтобы убедить CAS в том, что крышки пробирок царапал сам Макларен. Могу подкинуть еще версий десять, таких же правдоподобных.

5.Макларен доверился Родченкову. Перечисляя противоправные действия Родченкова, Макларен называет его «заслуживающим доверия и честным человеком».

Моё замечание: во-первых, надо различать статус Родченкова как руководителя лаборатории РусАДА и статус Родченкова как информатора Макларена. Не надо всё валить в одну кучу. Родченков мог быть мошенником в первом случае и быть честным во втором. Когда преступник, вравший на двух первых допросах, на третьем начинает давать достоверные признательные показания, никому не придет в голову их отметать только на том основании, что раньше он врал, убивал или грабил.

Во-вторых, Макларен на основании электронной переписки и перекрестных допросов других информаторов пришел к выводу, что у Родченкова не было особого выбора: он лишь выполнял указания Минспорта. И как только стал недосягаем для российских властей, честно обо всем рассказал. Почему бы в этих обстоятельствах не назвать его честным человеком?

Но у российских профессоров всё просто. Декан факультета государственного и муниципального управления Ботнев демонстрирует чудеса формальной логики и оценки доказательств:

-сначала он цитирует фрагменты докладов Паунда и Макларена о том, что Родченков участвовал  в нарушении антидопинговых правил;

-потом утверждает, что этот факт отрицает аргумент Макларена о том, что предоставленные Г. Родченковым сведения и документы заслуживают доверия и являются достоверными.

Иными словами, если убийца говорит, куда он выбросил пистолет, ставший орудием его преступления, эти показания не заслуживают доверия. Тот факт, что пистолет действительно найден в указанном месте и баллистическая экспертиза подтвердила, что жертва убита из него, значения не имеет.

Отсюда и этот фантастический вывод: «отсутствуют основания считать и оценивать Г. Родченкова в качестве источника объективной информации». Не потому, что информация необъективна, а потому что человек – говно.

Относительно того, что Родченков давал показания под угрозой экстрадиции из США, Понкин пишет: «такой способ является откровенно смехотворным, и не может гарантировать достоверность показаний Г. Родченкова. В данном случае Р. Маклареном реализован манипулятивный приём подмены факта мнением».

Да где ж здесь подмена факта мнением? Макларен высказывает именно своё мнение, когда говорит о честности Родченкова. И высказывает его не из-за угрожавшей Родченкову экстрадиции, а из-за подтверждения его показаний другими данными.

Чтобы закончить с Родченковым, приведу ещё цитату:

«Также ярким характерным свидетельством ненадёжности показаний Г. Родченкова как свидетеля является следующее заявление, в котором прямо указывается об отсутствии доказательств участия Г. Родченкова в определённой деятельности, однако Р. Макларен всё равно ссылается на его сведения и мнение по этому поводу: «После возвращения Родченкова на пост директора, у Независимого лица нет доказательств его непосредственного участия в предоставлении запрещённых веществ спортсменам, медицинским, техническим должностным лицам или тренерам. Тем не менее, Родченков был в состоянии определить спортсменов или группы спортсменов, которые, согласно имеющимся сведениям или по его мнению, применяли допинг и грязные пробы которых были скрыты».

Ну и? Что тут свидетельствует о ненадежности показаний Родченкова? Такое ощущение, что Понкин вообще всё время путается в сути раскрытой Маклареном схемы. После возвращения Родченкова в РусАДА его роль заключалась в сокрытии проб, а не в распространении допинга.  Естественно, что у него как у главы лаборатории была возможность определить, кто применял допинг. Для этого ему совершенно необязательно было давать кому-то допинг самому. Что тут не так-то?

6.Мандат Макларена стал нарушением Антидопингового кодекса WADA. Понкин утверждает, что «с юридической точки зрения, никаких действий по «нахождению» у Г. Родченкова «доказательств» Р. Макларен осуществлять не вправе, поскольку таковые действия были бы откровенно противоправны уже с его стороны».

Кроме того, Макларен в ходе расследования получил доступ к чужой переписке, посягнув на святая святых – уважение частной жизни.

Отмечаем две забавные детали. Первая: оказывается, переписка, источники которой неизвестны и которая поэтому не имеет доказательственного значения (см. п.4), всё-таки, когда нужно, превращается в самую настоящую и достоверную переписку, охраняемую законом. И вторая: любопытно было бы узнать мнение Понкина о публикации взломанной хакерами базы терапевтических исключений и переписки руководства WADA с МОК. Но это так, к слову.

Итак, что же там не так с мандатом Макларена? Цитируя Кодекс WADA и Международный стандарт по тестированию и расследованиям, Понкин признаёт, что агентство вправе «создавать комиссии и поручать свои функции третьим лицам». Оно также вправе само выбирать форму расследования, используя «любой надежный способ получать информацию из всех доступных источников». Однако – внимание! – комиссия Макларена не имела права знакомиться с представленной Родченковым перепиской. Для этого ей нужно было получить санкцию компетентного государственного органа (надо думать, Следственного комитета РФ) или самих участников переписки (одного Родченкова мало). То есть Макларену нужно было позвонить Нагорных или Желановой и спросить так ласково: Вы не против, если я тут почитаю Ваши сообщения, в которых вы давали команду на уничтожение и подмену проб?

Но самое удивительное в этом пункте претензий – утверждение Понкина о том, что WADA «незаконно наделило доклады Макларена и Паунда статусом преюдициальных» (то есть имеющих характер доказанных фактов). Именно этот пункт – центральный в критике Понкиным доклада Макларена. Если уж нельзя повлиять на содержание доклада, нужно сделать так, чтобы он сам не влиял на разрешение допингового скандала.

И тут происходит нечто фееричное. Обвиняя WADA в наделении своих докладов свойством преюдициальности и заодно – в присвоении себе квазисудебных полномочий по привлечению к ответственности, Понкин сначала не приводит никаких доводов или примеров (поздравляем соврамши), а чуть позже простодушно проговаривается, что «МОК и МПК признали преюдициальность докладов и выводов WADA».

Так вы уж определитесь, господин профессор: то ли это WADA объявило свои доклады истиной в последней инстанции, то ли это МОК и МПК им верят? Если второе, то весь ваш пафос летит в трубу, потому что враг уже не просто англосаксы, а весь представленный в олимпийском движении мир.

Нечто подобное, кстати, прозвучало у Понкина в выступлении в СовФеде: оказывается, международные организации «запретили опровергать утверждения, сделанные в докладе Макларена».

Фантастика.

Кстати, критика Понкиным решения МПК о приостановлении членства ПКР заслуживает отдельного разбора. Одни только «общеправовые принципы, не допускающие голословности» (что за принципы? где сформулированы? каковы критерии голословности?) чего стОят. Определение соответствия национального комитета требованиям к членству в МПК – это суверенное полномочие самого МПК. Нарушитель тот, кого нарушителем признало большинство. Не нравится – не участвуй.

7.Незаконный статус команды Макларена, с которой он готовил свой доклад. Понкин утверждает, что «факт наделения Р. Макларена какими-то полномочиями не предопределяет и не может автоматически предопределять наделение такими же полномочиями круга иных лиц».

Мой вопрос: а с чего вы взяли, что Макларен наделял кого-то своими полномочиями? В каком документе говорится, что независимое лицо не вправе привлекать к своей работе третьих лиц? Где сформулированы предъявляемые к таким лицам требования относительно стажа работы, уровня квалификации и т.д.? Доклад носит имя Макларена, он несет за него полную персональную ответственность. Как он этот доклад готовил – его личное дело.

Когда Понкин пишет, что «необходимо детализированное описание, какие именно ресурсы Лондонской лаборатории были задействованы», он вновь забывает упомянуть главное для юриста: где эта необходимость сформулирована? Какой пункт какой статьи нарушил Макларен, ограничившись простым упоминанием этой лаборатории?

И ещё образец аргументации в стиле Понкина:

Отсутствие в докладе подробного описания привлеченных Маклареном лиц, вероятнее всего, является способом «сокрыть факт отсутствия в действительности таких членов следственной группы, кроме лишь самого Р. Макларена, а равно тех лиц, кто инспирировал этот Доклад и его заранее написанные политически мотивированные выводы Доклада».

Это, напоминаю, доктор юридических наук. Юридических.

8.Макларен лжёт, утверждая, что выводы его доклада никто из официальных лиц или СМИ не критиковал и не опровергал. По мнению Понкина, канадец отлично знал о такой критике, на что указывает попытка ответить на неё во второй части доклада.

Моё мнение: формально Макларен неправ. Насчёт СМИ он погорячился, потому что мнений о недостатках его доклада было высказано немало, хотя и преимущественно в русскоязычной прессе. Говорить о сознательном вранье я бы не стал: никаких бонусов от неё Макларен не извлекал, скорее он выбрал неудачную формулировку. Мысль, которую он хотел донести в первой части доклада, заключалась в том, что он так и не дождался от российских властей каких-то разумных объяснений установленных им фактов (царапин, солей, чужих ДНК, переписки и т.д.).

9.Макларена нельзя считать независимым лицом, так как он был членом комиссии Паунда и является действующим арбитром CAS. В обоснование этой претензии Понкин пишет:

«Отчёты комиссии Р. Паунда от 09.11.2015 и от 14.01.2016 характеризовались многочисленными критически существенными недостатками, связанными с отсутствием надлежащей обоснованности и объективности их утверждений».

Стоп, стоп. Кем характеризовались?

Ну правильно – самим же Понкиным и характеризовались. То есть Макларен не был, по мнению Понкина, независим при работе над вторым докладом, потому что Понкин признал необъективным его первый доклад. Круг замкнулся.

Относительно арбитражной деятельности Макларена Понкин утверждает, что она рождает конфликт интересов: Макларен является лицом, проводящим расследование, одновременно являясь представителем спортивного арбитражного сообщества, не утратившего с ним связь.

Моё мнение: спортивное арбитражное сообщество – это совершенно умозрительная структура, представители которой никак друг от друга не зависят и друг другу не подчиняются. О конфликте интересов можно говорить лишь в том случае, если Макларен будет арбитром в деле с участием россиян, упомянутых в его докладе. Здесь вообще всё просто: расследование инициировано WADA, оно абсолютно свободно в выборе соответствующей кандидатуры. В любом случае, в заключении Понкина нет ни слова о пункте или статье, которая была нарушена назначением Макларена.

Сюда же примыкает обвинение членов комиссии Макларена в отсутствии независимости. Ну нет в международных документах нормы, которая запрещала бы кому-то помогать Макларену в его расследовании. Никто не мешает оспорить независимость этих помощников в антидопинговых панелях или в МОК, когда будут приниматься конкретные решения. Макларен мог хоть к экстрасенсам обратиться за помощью, его право.

Впрочем, правильные вещи в заключении тоже встречаются. Например, Понкин совершенно верно отражает суть вывода Макларена: «утверждение о существовании российской государственной (с участием официальных лиц) системы». Это то, о чём я постоянно говорю упоротым: участие официальных лиц = государственной системе.

В итоге – вывод о том, что «указанный доклад не может юридически и фактически обоснованно использоваться в качестве основания и обоснования применения каких бы то ни было ограничительных и репрессивных мер в отношении российских спортсменов».

Как это не парадоксально, истинная правда. Основанием санкций является не сам доклад, а признание мировым сообществом изложенных в нем выводов достоверными. Это как бы разные вещи, но для понимания этого нужно юридическое мышление.

То самое, которое во всех этих заключениях отсутствует напрочь.

Ну и в конце отмечаю еще одну забавную вещь. Оценивая доклад Макларена, «Консорциум специалистов» приходит к выводу, что доклад – это «частное мнение, не имеющее юридической силы».

Браво! Именно об этом я и толкую тут уже больше года. Действительно, WADA попросило «независимое лицо» составить свое частное мнение об информации, опубликованной в газете «Нью-Йорк Таймс». Независимое лицо своё частное мнение составило. И оно действительно не имеет никакой юридической силы. Это не приговор, не решение, не постановление, не экспертное заключение. Это – доклад.

Другое дело, что на основании этого доклада выносятся юридические решения, от которых Россия несет колоссальные издержки. Но это совсем другая история: значит, докладчик кого-то смог убедить. И по всем понятиям, претензии тут не к докладчику, а к тем, кто ему поверил.

Понкин и Ко подобным же образом уже «уничтожали» и доклад Паунда по российской лёгкой атлетике. Он, дескать, представляет собой одну сплошную идеологически мотивированную фальшивку.

Напомнить, где сейчас российская лёгкая атлетика?

Мне кажется, в её бедственном положении члены Консорциума виноваты куда больше, чем Паунд с Маклареном. Потому что такие вот «заключения» здорово мешают осознать проблему и начать действительно бороться с допингом.

Вот как заканчивается обзор необъявленной юридической и информационной войны против российского спорта:

«В настоящей справке о хронологии необъявленной юридической и информационной войны против российского спорта отражены отнюдь не все происшедшие в этот период референтные события. В частности, не отмечены факты закрытых переговоров заинтересованных лиц, факты передачи финансовых средств, факты осуществления коммуникаций между организаторами, передаточными звеньями и основными исполнителями в этой кампании (по сути – войне) против российского спорта, российских спортсменов.

Но даже приведенной информации вполне достаточно для вывода о том, что невозможно обоснованно воспринимать и оценивать всю совокупность этих событий как происходивших по случайному совпадению в результате естественного хода событий».

Ещё раз напоминаю: это лучшие юристы России.

Наш бронепоезд жив-здоров, короче.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Медвежий угол
+34
Популярные комментарии
Vfnhjc
+6
По моему нервничаешь ты. А теперь вспомни , что было дальше. А дальше был тотальный разгром ВСУ. В том числе и включивший в себя полную зачистку донбасского неба от хохловских летаков.

При гробовом молчании Запада. Абсолютном. Запад сделал вид , что вообще ничего не происходит?

Никогда не задумывался - почему? Ответ очевиден. Провокация с Боингом провалилась. И ударила по ее организаторам.

Доклад Алмаз-Антея и провалившаяся попытка махинации с осколками. Вроде окончательно закрыли тему. Для тех кто не упорот в хлам.
Ответ на комментарий МедВЕдь-2006
Прекрати истерику, ФыДыХ.

Я про эти снежные знать ничего не знаю, грузи кого-нибудь другого.

Я спросил, почему плешивый испугался трибунала. Ты не знаешь. Проехали.

Насчет никакого запомним.
Vfnhjc
+5
Тебе адрес Кремля подсказать? В любом их поступке есть только им понятная логика. Допускаю , что просчитываються ходы на годы вперед.

14 июля АН-26, 15 июля авиаудар по Снежному. 17 июля якобы из района Снежного сбивается Боинг.

Никакой военной необходимости наносить удар по населенному пункту не было. Кроме одного момента.
Ответ на комментарий МедВЕдь-2006
Кто в Совете Безопасности голосовал против создания трибунала?

Почему плешивый забздел?
Vfnhjc
+5
Официальная позиция Кремля на сей счет известна.

Каким образом трибунал ООН мог бы помочь расследованию? Ответ очевиден. Никаким. Идея бессмысленная изначально.

Минуло три года. Доказательств причастности России и ополчения Донбасса.Как не было, так и нет. И не может быть.
Ответ на комментарий МедВЕдь-2006
ФыДыХ, почему плешивый забздел учредить международный трибунал ООН по Боингу?
BeAR
+4
Плюсуют тебя дебилы, зомбированные Первым каналом.

Порят вас, порят. И будут пороть. Против цивилизации у бандерлогов шансов нет.
Ответ на комментарий Vfnhjc
Кстати. Зачем вводишь хлопца в заблуждение. Где это меня послали? Умные плюсуют-с. Да-с. Поролка у тех цивилизованных еще не выросла. Их если кто и "порет". Так собственная элита. Кабзоны , да хахалевы с однокашниками.
BeAR
+4
Бгг... И тебе кругом тимур мерещится?

Терпи, ФыДыХ. И за Дыростениаду плешивого выпорят, и за Боинг
Ответ на комментарий Vfnhjc
Тимур. Я твои курлы-мурлы перестаю понимать. Ты в состоянии сосредоточиться?
Написать комментарий 100 комментариев

Новости

Реклама 18+