Реклама 18+

Уралан-2000. Над пропастью. Во лжи

«Можешь лететь и не бояться больше ничего.

Сердце твое двулико:  сверху оно набито

Мягкой травой, а снизу каменное, каменное дно».

(группа «Агата Кристи»)

 

Конец «Уралана», безусловно, стал событием российской футбольной действительности. Элистинская команда впервые в нашей футбольной истории превратила процесс умирания футбольного клуба, доселе  по-христиански мрачный, скорбный и скучный, в увлекательный обряд языческой кремации, когда тело покойного покидает землю в сполохах веселого пламени.

«Асмарал» и «Текстильщик», позже «Москва» и «Сатурн» умирали трагически и надрывно. В смертный час они бесстыдно и честно раскрывались во всей своей беспомощности перед наблюдателями, тогда, например, когда на матчи высшей лиги выходили мальчики из спортшколы, или когда на фоне разбегающихся игроков неумело оправдывались в интервью руководители команды, или когда новостные ленты беспристрастно отсчитывали часы до дедлайна заявок на участие в чемпионате – все эти судорожные движения являлись некрасивым процессом агонии с заранее понятным исходом.

«Уралан» замечателен  уже тем, что сумел создать из своего скатывания в пропасть отменное шоу. У смертельно больного вполне хватало сил на то, чтобы шутить, врать, скандалить и проворачивать мистификации. В Элисте нищета соседствовала с блеском, блеф с пронзительной откровенностью, трагедия с фарсом. Это было свежо, стильно и паскудно.

Большое видится на расстоянии – сейчас, спустя 12 лет, срывать маски легко и приятственно. Этим и займемся, поскольку время уже давно расставило все по своим местам. А рассуждать прямо сейчас об эффективности зенитовского менеджмента или тренерских способностях Унаи Саламовича Слуцкого – эту неблагодарную работу оставим суровым парням, выбравшим в качестве призвания  9 заветных букв – «аналитику».

* * *

«В минувшем сезоне команда очистилась. Ушли люди, негативно влиявшие на климат в коллективе, команда сама их отторгла». (Александр Аверьянов, декабрь 1999 года).

Что скрыто:

После громкого изгнания из «Уралана» Алексеева и Иванова из сенсационной шевченковской команды в Элисте остались лишь Терещенко да Шуканов, причем оба они для «Уралана»-98 являлись игроками ротации. Вернувшийся в Калмыкию Яковенко активно привлекал в клуб своих протеже, сменивший его Аверьянов продолжил курс зачисток за предшественником. По игрокам в предыдущих постах уже отписался, к концу сезона-99 почти полностью обновился и состав тренерского штаба, сформированного Яковенко. Неоднократно упомянутый в блоге дед-упырь Оцупок оставил Элисту почти сразу за ПалСанычем (по слухам, своим крестником), тренер вратарей Сергей Краковский легко покинул команду после первых трений с бывшим одноклубником (в 1976 году карьеры молодого кипера Краковского и зрелого хава Аверьянова ненадолго пересеклись в николаевском «Судостроителе»). Сложнее всего пришлось с тренером по физподготовке Николаем Кушниром.

40-летний Кушнир был невероятно крут, а статус главного украинского спеца по физподготовке (именно он был тренером прыгуньи Инессы Кравец, принесшей государству Украина первое в истории легкоатлетическое олимпийское золото, в Атланте) эту крутость плодотворно подпитывал. Настоящим ковбоем Кушнир был и раньше, трудно, по крайней мере, представить себе ещё одного наставника, сумевшего бы за полдня выступлений своей подопечной на Олимпиаде, залить в себя 15 банок пива. Ладно, скрепя сердце, ещё могу поверить в продуманность и основательность тактических установок тренера с 7 литрами пива внутри, но чтобы затем с гордостью сообщить о своем достижении журналистам – нет, посредственность на такое не способна! Кравец выиграла золото в тройном прыжке, а Кушнир, прибавив к этому безоговорочное первенство среди тренеров в семилитровом рывке, ещё долго купался в лучах заслуженной славы. В Элисте он тоже не собирался уходить в тень. На тренировках Кушнир чаще всего появлялся в роскошном сомбреро, здорово вписывавшемся в пейзажи калмыцких прерий.

Однако, такая дивная мексиканская пастораль Аверьянова, мягко сказать, не зацепила. Видимо, его тяготило, что главным объектом внимания на тренировках был не он сам, а тягаться в яркости поступков с Кушниром было для Александра Николаевича делом безнадежным. Новый главный обвинил стильного Кушнира в примитивности (не формы одежды, а тренировок) и излишней неординарности и настоял на его увольнении. Места уволенных заняли, конечно же, люди Аверьянова. По окончании сезона на страницы прессы вылез бывший вице-президент клуба Николай Асташин, тоже покинувший «Уралан» в ходе чемпионата из-за непреодолимых разногласий с президентом Шовгуровым. Он рассказал, как в Элисте обманывают игроков и персонал и крадут илюмжиновские деньги. Особо интересен был рассказ Асташина о том, как во итогам кипрского сбора в межсезонье 1998/1999 Шовгуров в лучших традициях девяностых кинул «лохов»-туроператоров, организовавших сбор на острове Афродиты, попросту не заплатив им около 200 тыщ баксов.

Таким образом, в течение года клуб с битьем посуды покинуло 7 игроков, 2 тренера и ещё несколько административных работников. Большинство из них охотно рассказывали журналистам, как обманывают в Элисте. После такого пиара заманить к Шовгурову более-менее приличного игрока из России стало делом решительно невозможным. Командировка в Элисту становилась своего рода русской рулеткой – при удачном раскладе можно было зачерпнуть от илюмжиновских щедрот, но в случае, если ты заболеешь, травмируешься, не заиграешь или попросту не найдешь общего языка с тренером или президентом,  возможно все – от «кидка» на деньги до «обезьянника». В тогдашней футбольной России мест для более спокойного и вероятного зарабатывания денег хватало и без «Уралана».

 Главной задачей зимнего межсезонья стало сохранение существующего состава и привлечение либо малоизвестных игроков, которые рискнули бы сыграть в «уралановскую рулетку», либо футболистов из-за рубежа, до седалищного нерва которых калмыцкие страсти ещё не докатились.

Ну да, теперь самое время о трансферах.

«Наши селекционеры присмотрели местных игроков хорошего уровня – настоящих бразильцев, кудесников мяча. Если все пойдет успешно, то года через два-три у "Уралана" хватит денег и на одиннадцать Ривалдо!» (Кирсан Илюмжинов, февраль 2000).

«Некоторые их трюки поразили мое воображение. У бразильцев кошачья пластика. Им ничего не стоит на крохотном пятачке раскрутить трех защитников. В отличие от наших на ровном месте мяч они не теряют» (Александр Аверьянов, март 2000).

Что скрыто:

В позапрошлом десятилетии основное бремя трансферной работы в российской провинции ложилось на главного тренера. Он должен был привести с собой игроков, способных решать поставленные задачи, ему же за это обычно капал процент от перехода. Многих тренеров только с целью нормального комплектования и брали. К началу 2000-го года ресурс Аверьянова, оказался практически исчерпанным, а жутковатая репутация клуба не позволяла рассчитывать на лояльность российских игроков уровня хоть чуток выше среднего. И тут на сцену очень вовремя взобрался бразильский агент Жорже Машаду.

Если называть вещи своими именами, в 80-ых годах Жорже Машаду был заурядным вшивеньким футболистом среди  десятков тысяч таких же вшивых футболистов неисчислимых бразильских лиг. По завершении своей  вшивой карьеры он открыл вшивый магазинчик среди тысяч таких же в Сан-Паулу.

Собственно, на этом можно было и заканчивать, если бы в один прекрасный вечер в кабачок, где Машаду обычно коротал время, не заглянул его знакомый – бывший защитник олимпийской селесао – Жорже Пинья. Считавшийся в юности восходящей звездой Пинья переживал непростой период – он пропустил целый год после тяжелой травмы и неудачной операции и в настоящее время числился безработным. Пинья обратился к Машаду с просьбой о помощи, и тот сумел помочь старому приятелю. По своим каналам Машаду договорился с руководством скромного «Итуано», которые в сжатые сроки подписали Пинью. От этого выиграли все: провинциальный «Итуано» заполучил именитого игрока, для самого Пинью  клуб стал первой ступенькой к возвращению на высокий уровень, а Машаду понял главную в своей жизни вещь: среди тысячи вшивых магазинов его лавка никогда не станет лучшей, а вот среди тысячи футболистов наверняка попадется хоть одна жемчужина.  Благодарный Пинья укрепил уже имевшиеся знакомства Машадо со своими бывшими партнерами по различным сборным – Дунгой, Раи, Бранкой и после активного пиара последних количество клиентов начинающего импресарио стало увеличиваться в геометрической прогрессии.

Поначалу Машаду брал количеством – цеплял на контракт целые команды – теперь и основа, и дубль, и школа в полном составе «Можи Мирим», «Итуано» и некоторых других невеликих клубов ждали, когда же Машаду придаст их карьере траекторию взлетающего «Шаттла».

Жемчужина в обильно раскинутых сетях обнаружилась довольно быстро -  в 1993 году Машаду устроил своего подопечного из «Можи Мирим»  в состав настоящего гранда - «Коринтианс». Звали подопечного Ривалдо Витор Борба Феррейра. Три года спустя он уедет в Европу, в «Депортиво», а ещё через год  «Барса» выложит за него умопомрачительную по тем временам сумму – 26  миллионов  долларов. Совсем скоро Ривалдо станет главной звездой мирового футбола, а Жорже Машаду – самым популярным агентом Бразилии. К моменту его знакомства с Россией количество его клиентов перевалило за 600. Естественно, далеко не все из них обладали талантами Ривалдо, но вот регулярно кушать хотели исключительно все. Остальных приходилось пристраивать куда получится. В 1999-ом Машаду поучаствовал в переходе Джефферсона в «Аланию», а когда подопечный оказался в Элисте, нашел через него перспективное месторождение в виде илюмжиновских миллионов.

Для начала «Уралану» организовали сбор в стране «донов Педро», в Сан-Паулу. В те декадентские годы отсутствия повсеместного интернета Бразилия для большинства из нас – настоящая «терра инкогнита», известная лишь по книжкам Фесуненко, визитам «Динамо» и «Спартака» и серпастой сборной соответственно почти полувековой и двадцатилетней давности, последней гастролью Бышовца с анекдотичным вариантом сборной да рассказам залетавшего в бразильский чемпионат  кипера Юрия Шишкина.

«Уралан» приезжает в Бразилию для просмотра потенциальных новичков и участия в мемориальном турнире памяти помершего вице-президента «Сан-Паулу» Константина Кури. Состав участников рандомен до дрожи: помимо хозяев это – «Уралан», сборная Гаити и заштатный местный «Аваи».

В полуфинале элистинцы без труда справились с гаитянами 3-1, а в финале по всем статьям получили от «Сан-Паулу» - 1:5. Самым ярким эпизодом встречи стал гол тогда ещё малоизвестного в России Рожерио Сени. Самый результативный кипер всех времен и народов только начинал свой путь во вратарскую версию «Клуба Г. Федотова» - мяч «Уралану» стал для него лишь двенадцатым за карьеру. Примечательно, что недавно именно элистинский гол несколько омрачил празднование сотого гола Рожериу – информагенства распространили информацию, что ФИФА не считает два гола Сени, забитые в неофициальных турнирах, и на счету бомбардира в перчатках по «фифашному» счету 98 мячей. Один из них – как раз тот, в ворота Луценко. Впрочем, официальной «сотни» ждать долго не пришлось.

Рассказать в тексте о Рожериу Сени и не упомянуть другого воротчика-бомбардира - Хосе Луиса Чилаверта – неслыханный моветон.  Стараниями бразильцев такого позора не допустим. Имя Кирсана Илюмжинова, президента ФИДЕ, было широко известно и в Южной Америке и, как правило, являлось в тех краях синонимом конкретно сдвинутого миллионера. Неудивительно, что приехавший «Уралан» первое время воспринимался как денежный мешок. Уже на второй день приезда в Сан-Паулу  местный уполномоченный представитель Чилаверта официально уведомил «Уралан»  о желании брутального кипера начать переговоры с элистинцами. Цена вопроса – чуть менее 4 миллионов долларов отступных владельцам трансфера, чуть менее 2 миллионов – годовая зарплата.

Деньги для тогдашнего российского клуба, конечно же, космические – 2 ляма тогда не получали ни Титов, ни Тихонов, ни Смертин, ни Семак. Тем не менее, факт – вопрос появления Чилы в Элисте упирался в 2000-ом году исключительно в деньги.

Но и это ещё не всё. Большинство игроков «Сан-Паулу» являлись клиентами Машаду и со стороны «Уралана» заявлялось даже о якобы подписанном с бразильским клубом договоре о сотрудничестве, предполагавшим перманентные поставки бразильских талантов в калмыцкую степь. За несколько месяцев до этого «Сан-Паулу» настойчиво пытался впарить турецкому «Газиантепу» за 1,5 миллиона субтильного юношу из молодежной команды по имени Кака. Турки тогда не повелись, а парень продолжил прогрессировать и осенью 99-го застолбил за собой место в бразильской юношеской сборной. Тем не менее, к моменту приезда илюмжиновцев Кака ещё даже не успел дебютировать в главной команде «Сан-Паулу» и обошелся бы «Уралану» точно дешевле Чилаверта.

Только попробуйте представить – Кака и Чилаверт в Элисте в 2000-ом – и травмы психики от переходов Это'О и Халка покажутся уже вовсе не такими глубокими.

К сожалению, распиаренный снаружи и нищий внутри «Уралан» тогда предпочитал «маленьких, но по три». Из бразильского турне клуб в дополнение к Джефферсону усилиями Машаду привез ещё троих его соотечественников, да и тех за неимением средств пришлось брать в аренду.

В священном деле впаривания Илюмжинову футбольного шлака Жорже Машаду наотмашь бил «Уралан» его же оружием – ложью.

Вот как характеризовались им трое командированных в Элисту подопечных.

Кассиану Мендес да Роша.

Презентация: сверхтехничный игрок, поигравший в Испании (!), купленный в «Сан-Паулу» за миллион долларов и не попадающий в состав только из-за наличия в оном Раи.

На деле: Кассиану действительно побыл в Испании, в сезоне 97/98 он не сумел пробиться в основу записного аутсайдера Сегунды – «Логроньеса». Никакого миллиона «Сан-Паулу» за него не платил, а в основе бразильских грандов ему удавалось появляться по очень большим праздникам. Справедливости ради, стоит отметить, что атакующий хав был наиболее квалифицированным игроком из всех, предложенных «Уралану». Некоторые вещи Кассиану умел делать довольно неплохо. Другое дело, что раскрыть свои таланты ему удавалось лишь в малоконтактных и плюшевых чемпионатах (Колумбия, Эквадор, Южная Корея, Вьетнам), а все попытки миниатюрного атакующего хава проявить себя в более жестких европейских баталиях оканчивались провалом (помимо «Логроньеса» уже после элистинского вояжа он пробовался в швейцарском «Арау» и португальском «Пенафиэле»).

Бренер Антунес дас Шагас.

Презентация: восходящая звезда, наколотившая 40 мячей в 60 матчах за «Васку», которого из состава сумел вытеснить лишь легендарный Ромарио.

На деле: Бренер сумел заявить о себе только на юношеском уровне (на самой заре карьеры он действительно считался перспективным). Но, как и тысячи его сверстников, перешагнуть последнюю ступеньку, отделяющую молодежный футбол от взрослого, сил ему не хватило. Деградировавший юниор к тому моменту четвертый год болтался балластом  в «Васку», имея на своем счету лицевом счету 2 гола в бразильской серии А. Утверждение, что Бренера вытеснил из состава Ромарио справедливо в той же степени, как вывод о том, что Халк не пускает в состав «Зенита» Павла Могилевца.

Единственным местом, где умениям худосочного форварда сумели найти применение, стали клубы из Макао и Малайзии на закате его карьеры.

Режинелсон Апаресиду Паулиньо «Милла».

Презентация:  неутомимый наследник незабвенного Роже Миллы, одного прозвища для впадения в неописуемый восторг уже достаточно.

На деле: уроженца фавел, выросшего в нищенствующей семье, отягощенной 14-ю детьми, действительно прозвали в честь великого камерунца. Другое дело, что после ЧМ-94 Миллой было уместно называть человека, которому играть в футбол по человеческим меркам строго противопоказано, но который, тем не менее, это упорно продолжает делать. Кроме поистине африканской выносливости, никаких достоинств у Режинелсона ака Милла не было. Родись он где-нибудь в Саранске, возможно, с такими качествами до участия в олимпийской спортивной ходьбе он бы и дотянул, но вот в Бразилии перспектив у опорного хавбека не было. Большую часть карьеры выносливый Милла честно отыграл в зональных турнирах бразильской серии С, где, как показал опыт, ему самое место.

Кроме этой троицы в Бразилии «Уралан» просмотрел ещё 7 человек – клиентов Жорже Машаду, однако, какими эпитетами обвешивал их импресарио – мы уже никогда не узнаем.

Кстати,  с тех пор Жорже Машаду крепко врос корнями в землицу русскую. Карлос Эдуардо, Рафаэл Кариока, Марио Фернандес – это всё его креатуры. Нетрудно заметить, что все игроки дорогостоящи, а уровень их игры на момент приезда в РПЛ здорово отставал от уровня раскрутки. А в случае с латералем ЦСКА байки Машаду про опоздавший на два часа «Реал» хороши для поддержания ЧСВ преданных фанатов, цена россказням агента хорошо прослеживалась уже дюжину лет назад в Элисте.

«Цель должна быть серьезной. В итоге с Илюмжиновым решили, что задача-минимум - попадание в зону еврокубков, ну а дальше - как получится. Медали тоже исключать нельзя» (Александр Аверьянов, март 2000).

«Уралан» должен в сезоне-2000 выиграть Кубок России и занять место не ниже пятого» (Николай Шовгуров, март 2000).

Что скрыто:

С одной стороны явный парадокс -  в прошлом сезоне клуб чудом сохранил место в «вышке». С другой – оснований для сладкого самообмана действительно хватает. По итогам второго круга команда, усиленная форвардами, имеющими за плечами 70 лет на двоих, стала пятой в чемпионате. В межсезонье удалось расплатиться с долгами и сохранить костяк состава. Единственной значимой потерей стал защитник Алексей Козлов. Московское «Динамо» в свое время упустило своего воспитанника, а теперь, вдоволь искусав локти, позвало обратно, да так призывно, что удержать его Элиста не сумела.

Уход других футболистов обоймы – Лагойды, Егорова и Гарина – к потерям отнести трудно: первые двое отыграли довольно слабо и нестабильно, а Гарин так и не смог победить лишний вес. Скандально покинувшего клуб Алексеева в воротах сменил Луценко, пропустивший в сезоне-99 лишь три мяча в девяти матчах. Козлова заменил добротный украинец Храмцов, в середину поля добавился Александр Аверьянов-младший, один из лучших игроков страны в своем амплуа (по версии отца), нападение пополнил отысканный в Закарпатье молодой Дмитрий Семочко, ставший открытием межсезонья – в товарняках он выглядел очень ярко и помногу забивал. Плюс к этому  - четверо кудесников мяча. Да, на бумаге с таким усилением можно было штурмовать рубежи самых ярких илюмжиновских фантазий.

К тому времени элистинское руководство почему-то не удосужилось понять, что констант в футболе не бывает (Роже Милла – счастливое исключение). На длинной дистанции Луценко предстал нестабильным и нервным кипером, резко сдали защитники, Аверьянов феерил только в рассказах своего отца, захандрил Микалаюнас, с приходом весны Семочко наотрез  отказался попадать в створ, а бразильская закупка оказалась форменным пшиком.

Под звуки торжественного лживого марша голый элистинский король бодро шествовал в пропасть.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Матчасть. Клубы России
+67
Популярные комментарии
Канашец
+6
Интересно, увлекательно. Словом, на уровне. Градус иронии и сарказма (за что особенно люблю сего автора), конечно пониже всегдашнего уровня, но не в каждом же посте феерить! Жду не дождусь БУНЯКА! То-то хард кор начнётся!!! А в целом, в очередной раз говорю спасибо автору! И не устану говорить! Желаю вдохновения и огромного терпения для дальнейших экскурсов!
d_dordjiev
+2
Больно вспоминать «Уралан». Один из способов отмыва денег наряду с офшорной зоной, «Калмыком и Я» итд.
Спасибо за то, что вспомнили о (ну, никуда не денешься) клубе с малой родины.
Вадим Никитин
+2
Красота, впрочем, как и всегда. Респект и плюс.
Ждем увлекательный рассказ про Буняка и его «коммандос» )))
Илья Фирсов
+2
По-моему, этот вопрос уже задавался, но задам его ещё раз:
Какими источниками (газеты, журналы, книги...) пользуется автор при подготовке статей в блоге? Или же полагается преимущественно на свою собственную память?
серж63
+1
Прочитал, как всегда, с удовольствием. Спасибо!
Написать комментарий 19 комментариев

Новости

Реклама 18+