Реклама 18+

Петтер Нуртуг. Моя История

Глава 27

 

Эстафета, Чемпионат мира, Саппоро, 2 марта 2007 года

 

Через 6 дней проводилась эстафета. Эльдар Рённинг должен был бежать на первом этапе, Одд-Бьерн Йелмесет на втором, Ларс Бергер на третьем.

Я должен был бежать на последнем.

Это был первый раз, когда я должен был стать финишером команды Норвегии в эстафете, проводимой на взрослом уровне.

Быть финишером – само по себе нечто особенное. А бежать за Норвегию – тем более грандиозное событие.

Оддвар Бро был финишером. Бьорн Дэли был финишером. Все детство я смотрел на них  на экране телевизора вместе с Бесте. Мы болели за них до самого финиша. У нас стрессовое состояние зашкаливало, когда они делали рывок перед финишем.

А сейчас это был мой этап. И я дьявольски нервничал.

Мы заранее договорились, что если в группе лидеров будет несколько лыжников к моменту передачи эстафеты, то пусть Ларс Бергер немного придержит ход, чтобы передать мне эстафету последним. Получилось так, как я хотел. Ларс был в боевой форме.  Почти весь этап он держался и шел впереди, но на последнем километре сделал так, как мы договаривались, и спрятался в глубине пелотона. Передача прошла примерно так, как мы планировали.

Я дрожал всем телом.  Мои напарники выполнили свою работу, все трое. Теперь все зависело только от меня. Я думал: «Вот черт, если я приду вторым, дома в Норвегии меня проклянут. Если я приду вторым, то могу заканчивать».

Я был все время как одержимый. В каждом отталкивании палок я видел ошибку и ждал, что упаду. Я не мог удержать под  контролем эти ужасающие мысли. Как ты не можешь прогнать клаустрофобию или горячечный бред. И за своей спиной я видел всех, кто был важен для меня – своих товарищей по команде, свою семью, всю Норвегию.

Мы шли группой из трех лыжников, Швеция, Норвегия и Россия, пролетая вместе весь путь последнего этапа. И  вот мы приближаемся к стадиону, Андерс Сёдергрен идет впереди. Я второй, а Евгений Дементьев третий. Сёдергрен взвинчивает темп и ускоряется в последний подъем, он выигрывает какой-то метр, и я слышу, как радуются шведские комментаторы, им нравится, что он делает рывок.

«У Нуртуга начались проблемы», кричит один другому, «Сёдергрену немного повезло!». Они думали, что золото уже на полпути в Швецию, что мы отвалимся в последний подъем. Я обернулся, увидел, что Дементьев снова немного обмяк и крикнул Сёдергрену: «Дементьев сдох. Да катись ты в ад!»

Потом я уже понял, что невозможно услышать то, что кричат тебе в спину, когда ты обошел всех, ты впереди, но тогда во мне все клокотало, я был полон энергии, и мы проскочили под мостом и пошли к стадиону у подножия холма, и вот тут я и вышел вперед. Получилось это в том же месте, где я начал рывок на 30-километровой гонке, я бежал быстро, у меня все получалось, и внезапно счастье ушло от Сёдергрена. Счастье начало переходить на другую дорогу, оно шло ко мне, оставив Сёдергрена, его становилось Större och större och större (больше, еще больше, еще больше)

«Ойойойойойой», закричали шведские комментаторы, заметив ситуацию.

«Он летит как ветер, этот норвежец».

Я обернулся взглянуть на то место, где я упал на 30 километрах. Вон Сёдергрен в 50 метрах позади меня. Или, как написал Йон Хервид Карлсен в своем сообщении для NRK: «Он оторвался на 50 метров, пробежав 30. Пробежав 100 метров, он оторвался на километр. Это самая крутая вещь, какую я только видел!»

Позже говорили, что моя наибольшая скорость в момент этого рывка была выше, чем вообще может быть скорость человека на лыжах. Не знаю, как это произошло, но очень много агрессии и нервозности вылилось в этой гонке в Саппоро.

Когда я шел к финишу, единственной мыслью было не упасть, я настолько выдохся, что использовал палки, поставив их под плечи ради безопасности, пока не понял, что я настолько далеко впереди всех, что выиграю, даже упав раз или два.

На финише ждала команда.

«Это было так легко! Детская гонка!», крикнул я.

Это само выплеснулось из меня, это была импульсивная реакция на все, через что я прошел. Наконец-то я получил отдачу. Хотя это и было слабым утешением. Это был маленький пластырь на большую рану.

Выиграть золото ЧМ в эстафете было хорошо, но не это было моей мечтой. Мечтой всегда было стать чемпионом мира в личной гонке.

В следующем году Чемпионата мира не будет. И это было самым худшим. Это означало, что я должен ждать два года, чтобы получить возможность реванша. Два года в пузыре. Два года, пока я не смогу поставить на место немцев в соревновании, которое кое-что значит.

И все это может произойти через два года.

 

 

 

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
100 дней до Марчалонги!
+25
Популярные комментарии
gingerhot
+6
Очень рисковал. Понторез.
Спасибо за перевод.
Ольга Китайгородская
+4
Спасибо большое за перевод. Какая же это была классная эстафета.
rafa-nat
+3
Вот с этой эстафеты и началось моё настоящее восхищение и боление за Петю. И я тогда ничего не знала о его боли за результат в личных гонках. Для меня волшебством была эта эстафета. Потом было много-много разных стартов - и победных, и так себе (Петя не был терминатором во всех гонках). Но эта эстафета запомнилась.
Спасибо за перевод.
hjcghb
+2
спасибо за перевод, столько нового. а казалось все ему дается легко, какие переживания!
Сэр Чарльз всё видит
+1
"Смотрите, ЧТО творит молодой норвежский нахал!" прокричал, ждавший победы от Дементьева, Губерниев и... В лыжах началась новая эпоха. Эпоха Нортуга! ЕГО ИСТОРИЯ!
Написать комментарий 5 комментариев

Новости

Реклама 18+