«Журналистика в стране изнасилована и вот-вот сдохнет чудовищной смертью». Дудь и Савин берут первый трофей

Две недели назад в Москве вручали ежегодную премию журнала GQ «Люди года». В номинации «Лицо из телевизора» победили бывший футболист «Крыльев Советов» Евгений Савин и главный редактор Sports.ru Юрий Дудь – за то, что с осени прошлого года ведут на «Матч ТВ» шоу «Культ Тура».

Мы встретились в московском ресторане «Южане», который принадлежит болельщику «Краснодара» Тахиру Холикбердиеву. Жеку до этого момента я видел только на экране: угловатый юноша рассказывал про то, как мяч попал ему в нужный угол головы. Затем Жека появился рядом с Сергеем Шнуровым и Юрой Дудем в роли ведущего программы «Культ Тура». Шнурова в этой программе уже нет, а Савин продолжает завоевывать репутацию русского Гари Линекера. По крайней мере, именно так «продает» его окружающим Юра Дудь.

 

GQ: Самый длинный вопрос. Мы пришли в этот цех с разных сторон. Юра из «Известий». Я социолог. Ты, Женя, прямиком с прямоугольника-кормильца. Традиционно спортивная журналистика в нашей странемаргинальный жанр. Тяжело ли вам? Вы бьетесь во враждебном ландшафте. А во-вторых, вы бьетесь во враждебном ландшафте в стране, где спорт не популярен. Это был самый длинный вопрос в моей жизни. Остальные, клянусь, будут короче!

ЕВГЕНИЙ САВИН: Мне не кажется, что мы обо что-то бьемся. Главное, что нам это нравится. Я происходящее со мной воспринимаю как большое приключение. Мы десять лет знакомы с Юрой. И Юра все эти десять лет считал, что мне нужно на телевидение.

ЮРИЙ ДУДЬ: В те годы я молчал об этом, потому что тогда Жека получал от 30 до 70 тысяч евро в месяц, а телевидение столько ему предложить не могло...

САВИН: Ну ты чего, 70 тысяч в месяц я никогда не получал... И когда Юра предложил попробовать, я с удовольствием согласился. Потому что понимал, что футбол закончился. Я сейчас просто кайфую. Реально понимаю, что, возможно, всю жизнь занимался не тем. Или просто пришло время заняться телевидением.

ДУДЬ: Я хочу про маргинальность сказать. Когда-то спортивную журналистику и правда можно было считать таковой, но сейчас эта проблема отступила перед гораздо более глобальной бедой. За последние четыре года мы фактически переехали в другую страну; новые правила и законы сделали так, что 90% людей, которые занимаются журналистикой – хоть какой, – это негодяи. За то, что выдается за журналистику и телевидение, на 90% – стыдно. Хотя и объяснимо: наше поколение – это поколение ипотеки. Люди сидят на кредитной игле. Работы они не хотят лишаться ни в коем случае, даже если придется отрезать себе секатором яйца и стать евнухом пропаганды. Так что вытянутые коленки и не самые большие зарплаты спортивных журналистов лично меня уже давно не беспокоят. Гораздо больше я грущу оттого, что вся профессия в стране изнасилована и вот-вот сдохнет довольно чудовищной смертью.

Вас беспокоит, что без топовых трансляций в июле рейтинг канала «Матч ТВ» проиграл рейтингу канала «Карусель»?

ДУДЬ: Безусловно, мы хотели бы, чтоб у канала, которому мы предоставляем контент, было больше зрителей. Многое тут зависит в том числе от нас, поэтому будем стараться изо всех сил.

САВИН: Я согласен. Мы представляем «Матч-ТВ». И, по моему мнению, делаем самую интересную программу о футболе.

Да ты скромняга.

ДУДЬ: Да, Жека, продолжай говорить то, что ты говоришь. А я пока процитирую Вадима Евсеева тем языком, которым он разговаривал когда-то с газетой «Спорт-Экспресс»: «Тут я позволю себе с вами не согласиться».

САВИН: С чем ты хочешь не согласиться? С тем, что мы самая клевая программа о футболе?

ДУДЬ: Я никогда не произнесу того, что произнес Жека. Во-первых, потому что я так не думаю. А если и буду думать – лет через пять-шесть – все равно на этот счет промолчу. Но я очень рад, что работаю в связке с человеком космической уверенности в себе.

САВИН: Мы лучшие. И хотим, чтоб телеканал был лучшим. И конечно, нас будет задевать, если «Карусель» будет собирать больший рейтинг, чем у нас.

Мы как-то плавно перешли в русло, которое мечтал прорыть главный редактор GQ, заказавший мне это интервью. Жека, вот, допустим, ты играешь в классной команде, а на трибуне три человека: бабушка, дедушка и писающийся мальчик. И тебя это не парит.

ДУДЬ: Он всю карьеру так играл.

САВИН: Я всю карьеру так играл, да. Только в двух городах играл, где футбол любили – Самара и Тула. А так в основном приходили семь червей и один пенсионер.

ДУДЬ: Человека, который провел всю карьеру в русском футболе, пустыми трибунами не удивишь.

Он, наоборот, пугается толпы.

ДУДЬ: Но дело в том, что обычно люди не понимают, в чем проблема, и не пытаются ее решить. И кладут болт на то, что никто не ходит. А Жека не кладет. Он думает, учится и пытается быть как можно более зрелищным. Чтобы как минимум писающийся мальчик приводил своих таких же юных друзей.

Слеза умиления катится по моему плохо выбритому лицу... А как вы познакомились? Светила полная луна?

САВИН: Все думают, что нас луна свела. Но нет, нас свела сборная России. Меня каким-то чудом вызвал туда Гус Хиддинк в 2007 году. Сидение на лавке, которым я горжусь. Юра приехал от журнала PROспорт. Мы разговорились, мне понравилось, что у Юры есть свое мнение. Мы стали общаться и дружить. Десять лет перекидывались эсэмэсками, встречались иногда. Я делился переживаниями, рассказывал, что женюсь, что развожусь.

ДУДЬ: Программу запускал Антон Галкин. Он сейчас с нами не работает. Но он был инициатором всей этой истории, он предложил Наталье Билан формат «раздолбайский разговор о футболе». Мы сказали, что у нас на прицеле есть бывший футболист, который может перевернуть отношение к бывшим футболистам в кадре. Люди, которые раньше играли в футбол, а теперь сидят в кадре, в большинстве своем а) жирные; б) некрасивые; в) говорят неинтересные вещи. Мы хотели предложить человека, который мог бы решить все три проблемы.

САВИН: Но я съездил в отпуск и набрал вес. И после пилота руководство канала сказало: «Нам кажется, он похож на гея».

ДУДЬ: Жека еще к тому же надел обтягивающие джинсы, которые облепили его раскачанные ляжки, забился глубоко в стул и очень-очень нервничал. Рецензия руководства была короткой: слабо. Но в итоге мы дошли до рецензии: то что нужно.

Есть ли, Юра, у тебя телевизор дома? Что смотришь?

ДУДЬ: Есть. Смотрю «Лунтика», «Фиксиков», «Вспыш и чудо-машинки». Но самое любимое – «Щенячий патруль», там саундтреком невероятно освежающий ска-панк.

Общественно-политическое телевидение?

ДУДЬ: Я очень за здоровый образ жизни, но раза четыре в год на важных праздниках перебираю, и на утро мне нужно разобраться с интоксикацией. В таком случае любое общественно-политическое шоу «Первого канала» куда эффективнее двух пальцев.

САВИН: Телек есть. Футбол смотрю. Спорт. Или музло. Фоном.

«Реальных пацанов»?

САВИН: Ты чего. Я ж в Перми жил. Я реальных пацанов смотрел вживую. Я все эти серии уже посмотрел, еще даже неснятые.

Кто вас одевает?

САВИН: Я одеваюсь сам. Я родился в Тобольске. На юге Тюменской области. И у меня такое ощущение, что итальянское чувство стиля с молоком матери в меня попало и только развивается.

Брови выщипываешь?

САВИН: По центру – да.

ДУДЬ: Серьезно?!

И я выщипываю. Потому что иначе это будет монобровь.

САВИН: У тебя, Юра, просто не растут.

И ноги бреешь?

САВИН: Да, перед какими-то событиями.

ДУДЬ: Это просто *** [ужас].

Событиями какого-то толка? У меня товарищ перед велосипедными гонками бреет. Чтоб грязь легче отмывалась.

САВИН: Да, я перед триатлоном брил. И иногда футболисты бреют ноги по ходу чемпионата, потому что кинезио-тейпы легче сдирать.

Юра, а тебя кто одевает? Женя?

ДУДЬ: На первой программе нового сезона – там Карпин был гостем – Жека оделся так, что я понял: скоро начну комплексовать. Хотя я принципиально одеваюсь в другом стиле.

Женяэто GQ, а ты – Rolling Stone.                             

ДУДЬ: Да, потому что мы не Берман и Жандарёв. Мы несерьезные. И мы не семья. (Выписывают друг другу пятюню – прим. автора). Я этот стиль называю ***[хулигански]-деловой, классическое миксование «конверсов» и галстуков, «ориджиналс» и бабочек. Нам в одежде важны две вещи. Чтобы это было стильно в рамках своего жанра, и зритель, включая телек, понимал: от них хорошо пахнет – а это вполне визуальная история. И чтобы нам в этих костюмах было комфортно.

Тебе тяжело соревноваться в этой гонке вооружений? У Жени есть котлы за сорок [тысяч] евро.

САВИН: Да не-е-ет же. Двадцать два. Минус такс-фри. За двадцать получается.

ДУДЬ: Нет. Меня это абсолютно не парит. Я себе вообще никогда не куплю часы. Мы живем в эпоху мобильных телефонов: на нем отлично видно время. Часы – это лишний акссесуар. У мужчины должно быть два аксессуара.

Одинчлен?

САВИН: Юра, скажи так! Это напечатают?

ДУДЬ: Первое: это член, который стоит. Второе: банковская карта, на которой достаточно денег. Достаточно – это у всех по-разному.

Вы занимаетесь развлечением на телевидении. Какой аспект этой программы кажется вам самым важным?

САВИН: Самое клевое – говорить о футболе интересным, живым языком.

ДУДЬ: Не языком гостелерадио, а языком, на котором мы обсуждаем футбол на кухне, в пивной. Даже, извините, в интернете. У меня есть стандартная реплика в адрес гостя, я произношу ее, когда гостя гримируют: «У людей из русского футбола есть репутация офигевших негодяев. Это чистая правда. Но есть исключения, и эти исключения мы пытаемся показать публике. Давай покажем вместе».

Когда «Спартак» станет чемпионом? Этот вопрос задает главный редактор GQ, болельщик ЦСКА.

САВИН: Когда руководство «Спартака» станет профессиональным.

ДУДЬ: В этом сезоне.

К счастью, журнал успеет выйти до конца сезона. Кого Слуцкий должен был взять на Евро?

ДУДЬ: Всех сильнейших он взял.

САВИН: Другой вопрос, как он расставил.

Зачем вам Шнуров был на старте передачи?

ДУДЬ: Чтоб срезонировать. Мы хотели, чтоб на запуске программы с нами был самый популярный мужчина в России после Владимира Путина. Мужчина, который необсуждаемо мудр, и который готов этой мудростью поделиться с людьми.

Сергей Шнуров: «Ты посмотри на здоровых качков – они же вообще не трахаются»

Сергея Владимировича [Шнуроваочень сложно спродюсировать.

ДУДЬ: Ему было интересно попробовать. Именно в тот момент. Он не знал ни меня, ни Жеку.

Кто ему звонил?

ДУДЬ: Тина [Канделаки, генеральный продюсер «Матч-ТВ» – прим. GQ]. Он посмотрел на наши *** [лица], увидел, что это *** [лица] новые и свежие, что было важно для него. И решил попробовать. Плюс ты не забывай, что это было месяцев за пять до «Лабутенов». Еще не было такого хайпа.

САВИН: Шнур огонь вообще. Для меня большое открытие.

Его график захлестнул в итоге?

ДУДЬ: Да, потом случились «Лабутены».

САВИН: Самое сложное – это была первая запись. Юрок меня готовил, но когда включилась камера, я слова не мог сказать. А потом Шнур начал отжигать. На пилоте можно было делать всё, его видело только руководство. И я понял: *** [чёрт], это Лига Чемпионов. Что я буду тут делать? Еще мне очень понравилось, что если что-то не получалось, то Шнуров очень поддерживал.

Юра, откуда у тебя такая фиксация на бабле?

ДУДЬ: На эту тему не принято говорить в России, поэтому мне это интересно. Моя цель – сделать зрителям или пользователям интересно. Давать им что-то новое. Люди в русском футболе не привыкли говорить о деньгах, а мне хочется, чтобы привыкли.

И Женя для тебя неисчерпаемый источник конкретных сумм.

САВИН: Четко. Конкретно. Любой вопрос – отвечу. Налом, перевод, через Кипр, под столом, на столе, с кем, когда и во сколько.

ДУДЬ: Ну, Женя не главный источник, все-таки главные герои в нашей программе – это гости. Мы просто официанты. Пусть и не в такой форме, как Буба Касторский или спортсмены олимпийской сборной России.

Вы, когда делаете телевидение, на что ориентируетесь? На Ивана Урганта, Джимми Фэллона? Вы делаете late-night шоу о футболе.

ДУДЬ: Пытаемся. Пытаемся.

САВИН: Почему пытаемся? Делаем. Юрок, почему я не Ваня Ургант? Вот тебе история. Я был на предпремьерном показе фильма «Батальон» в Петербурге. Бондарчук прилетел. Я в костюме, на галстуке иду такой. Ко мне подбегает мальчишка и спрашивает: «Иван, вы сегодня в роли зрителя? Можно автограф?» И за Ваню Урганта я в итоге расписался. Так что если у Урганта мой единственный фанат когда-нибудь попросит автограф, Ваня, пожалуйста, распишись.

Обаятельность программы, которая нас свела в свое время, «Удар головой» [выходила на канале «Россия-2» c 2011 по 2013 год, в ней работал Дудь, а регулярным гостем был автор этого интервью Погорелов – прим. GQ]зиждилась на ногах Иры Шадриной и на перспективе увидеть ее в купальнике, если б Александр Бухаров забил пять голов. В той программе был секс. Ваша нынешняя сборкаудивительно гомосексуальна. В ней нету баб.

ДУДЬ: А зачем они нужны?

САВИН: Мне нужны.

ДУДЬ: Все пытаются запихать баб в программу. Это давно стало банальностью. На Матч-ТВ много красивых леди.

САВИН: Федя, скажи: вот когда ты смотришь на нас, тебе кажется, что мы геи?

Нет. Потому что я тебя до этой встречи знал достаточно хорошо заочно, а Юру знаю очно десять лет.

САВИН: Юрок, скажи, как босс нашей программы: где телки?

ДУДЬ: У нас есть гость. У нас небольшой хронометраж. Куда нам девушка еще? Хотя нет... Я хотел бы, чтоб к нам пришла девушка. Ее зовут Ольга Юрьевна Смородская. В таком случае программу сексуальности мы бы перевыполнили на два следующих сезона. 

Интервью с другими победителями премии GQ «Человек года»:

Актер года: Константин Хабенский

Человек года: Сергей Шнуров

Женщина года: Ирина Горбачева

Спортсмен года: Александр Шлеменко

Фото: GQ

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
GQ: одеться человеком
+67
Популярные комментарии
SerhioSPB
+268
Вчера Зенит и Краснодар одержали две классные победы, а на главной опять не пойми что? Когда это прекратится ? Во что скатывается сайт?
GromwuD
+182
РЕЙТИНГ Ваш статус пока не позволяет минусовать

----------------------------------------------------------------------------------

какая жалость
Толя Атмосфера
+158
ощущения от прочтения текста такие, будто полистал инстаргам какой-то ТП
Александр Володин
+146
Никто. Никто не мешает Спортсу развиваться: ни ФСБ, ни Путин, ни КГБ, ни рептилоиды. Сайт методично превращается в жёлтое болото, на главной странице которого интервью с главредом (такого нет нигде вообще, по меркам журналистики - это ЧСВ 80 уровня). Зайти в комменты на любую топовую новость - о чём угодно пишут, только не о футболе. Постоянные детские оскорбления, шуточки за 300. Никакой модерации, зато регулярно вывешиваются объявления о поиске ультра-крутых сотрудников. Часть топовых блогеров вообще уже одержима культом личности, удаляют несогласные с их мнениями, банят, запутались в своих абстракциях. Редакция бросает аудитории как собакам трендовые кости, типа что было 100500 лет назад, когда Игорь не пускал в ЛЧ.

Самое страшное, что порталы типа Чемпионат, Спортбокс, Спорт-экспресс - вообще не вкуривают. Такое ощущение, что там работают оленеводы. Измените пару-тройку вещей - упростите, уводите отсюда аудиторию.

P.s. Зато можно сказать - не нравится, не читай. Как Путина и Мутко срать, так всей редакцией горазды, в своём глазу бревна не видят.
Вилли Вонка
+125
ДУДЬ: Нет. Меня это абсолютно не парит. Я себе вообще никогда не куплю часы. Мы живем в эпоху мобильных телефонов: на нем отлично видно время. Часы – это лишний акссесуар. У мужчины должно быть два аксессуара.

Один – член?

САВИН: Юра, скажи так! Это напечатают?

ДУДЬ: Первое: это член, который стоит. Второе: банковская карта, на которой достаточно денег. Достаточно – это у всех по-разному.

***

Так вот что такое илитная журналистика! Спасибо, Юрий!
Написать комментарий 167 комментариев

Новости

Реклама 18+