Реклама 18+
Реклама

«Теперь Феттель знает, как доминировать в Гран-при»

В Турции Себастьян Феттель снова вернулся на вершину, доказав, что даже серьезная авария в практике не способна отвлечь его от абсолютного доминирования. Питер Уиндзор анализирует насыщенную событиями гонку от старта до финиша. Перевод колонки английского журналиста GPWeek – в блоге «Версификаторные россказни».

Через несколько месяцев, когда чемпионат мира «Формулы-1» 2011 года войдет в историю, этап в Турции встанет в один ряд с лучшими Гран-при по статистическим показателям: рекордные 82 пит-стопа и большое количество «обгонов» удовлетворят даже самых недоверчивых исследователей рынка.

Однако они не запомнят, наверное, то, что было во второй пятничной практике, днем, когда дождь прошел и трасса подсохла. Те, кто во время утренней сессии просидели в боксах – как, например, гонщики «Макларена», – неожиданно стали выглядеть умнее остальных. Они не потратили ни одного комплекта дождевых шин (в тот момент на оставшуюся часть уик-энда прогнозы обещали еще больше осадков) – и при этом не разбили свои болиды.

В пятницу утром он безумно – глупо – широко вышел из залитого водой восьмого поворота, задел поребрик, а затем полетел в ограждающий барьер

Так что никто не удивился, когда Дженсон Баттон и Льюис Хэмилтон (аккуратно проходившие страшный восьмой поворот) завершили вторую практику на первой и третьей позициях, а между ними вклинился здорово выглядевший Нико Росберг. Михаэль Шумахер, подчеркнув хороший темп «Мерседеса», расположился на четвертой позиции, а Фернандо Алонсо завершил ту пятницу пятым, показав, что «Феррари» добилась небольшого прогресса. Но вот кого вы не увидели во второй тренировке – действующего чемпиона мира Себастьяна Феттеля из «Ред Булл». Тем утром он безумно – глупо – широко вышел из залитого водой восьмого поворота, задел поребрик, а затем полетел в ограждающий барьер и серьезно повредил болид. В этом не было никакой надобности. Такое можно ожидать только от новичка, который до этого в практике преодолел лишь четыре круга. Это был конфуз, который означал, что во второй тренировке у Себастьяна не было возможности проехать по сухой трассе.

Преимущество для «Макларена». Преимущество для «Мерседеса». Преимущество для «Феррари». И преимущество для Марка Уэббера.

Не часто бывает так, что гонщик, столь хороший, как Феттель, допускает такую серьезную ошибку, или, если быть точнее – ошибку, которая приводит к столь серьезной аварии. А ведь именно в тот момент требовалось брать инициативу в свои руки.

И с этим важнейшим моментом гоночного уик-энда Себу нужно было как-то справляться.

Но как? Сидеть в моторхоуме, избегать телевизионных камер и вопросов журналистов? Сидеть в грузовике и изучать телеметрию? Ничего подобного. Нисколечко. Вместо этого Себ нацепил рубаху «Ред Булл» с капюшоном и шатался по гаражу и пит-уолл, посмеиваясь, перешучиваясь со своими механиками (которые в тот момент усердно трудились), изучая телеметрию Марка, наблюдая за результатами… и поглядывая на другие болиды. Он был без машины, и, тем не менее, все его поведение будто говорило: «Вы что, думаете, что потерянная тренировка мне как-то навредит?»

Все его поведение будто говорило: «Вы что, думаете, что потерянная тренировка мне как-то навредит?»

Херес, сентябрь 2005-го. Первый выезд на трассу Себастьяна Феттеля на болиде «Формулы-1» («Уильямс-БМВ»): «После пяти кругов я вернулся в боксы и сделал вид, что все отлично: «О, да. У меня все супер». Но в действительности я был потерян, поражен. Я не хотел, чтобы кто-нибудь это заметил, но моя шея совершенно не выдержала перегрузок. С другой стороны, все же, помню, что был спокоен. Я действительно наслаждался теми тестами – так что в этом отношении ничего не поменялось».

Марк же в пятницу днем был только пятым: конечно, он не гнался за временем, тем более, что «Ред Булл» во время первого дня тренировок регулярно заливает болиды топливом под завязку. Себ должен был быть там же, однако – как только на трассе все стихало, улыбающееся лицо Себа всякий раз появлялось на телеэкранах. И это было не тем, что хотелось бы видеть Марку между длинными сериями кругов, особенно из-за того, что работы было много. Себ выглядел довольным и спокойным. Как если бы он еще был мальчишкой, дожидающимся своего первого выезда на болиде «Ф-1» на трассу…

И вот какая штука: Себ не делал ничего, что любят называть шутовством, и он не пытался быть «просто всеми замеченным». Он был там потому, что в глубине души он все еще молодой немецкий картингист, который отлично пилотирует болид «Ф-1», и который любит побродить по боксам команды, если он не за рулем машины. Ему так нравится больше, чем играть в компьютерные игрушки или копаться в интернете. Все просто.

Кульминация, конечно, должна была наступить в субботу утром, когда Себу нужно было запрыгнуть в восстановленную механиками машину и тут же взять все под контроль. А это не так просто, когда с болидом жестко обошлись, а соперники уже намотали определенный километраж.

Все системы автомобиля в порядке. Машина тоже выглядит нормальной. Никаких признаков аварии, ВООБЩЕ. Как будто ее и не было

И все же все он был идеален: Поприветствовал парней. Посмеялся. Продолжил так, будто ничего и не случалось. Проверочный круг. Вернулся. Все системы автомобиля в порядке. Машина тоже выглядит нормальной. Никаких признаков аварии, ВООБЩЕ. Как будто ее и не было. Выехал на комплекте жестких шин. Пять кругов. Приятно заметить, что трасса сухая, а небо – голубое. С KERS тоже все отлично. 1.27,134. Первое место. Бац. Без каких-либо усилий. На 0,3 секунды быстрее Марка. Заезжает в боксы. Еще топлива. Новые проверки. Высота клиренса. Переднее антикрыло. Тот же комплект шин. Еще пять кругов. Снова первое место. 1.26,940. И, да! Он смог открыть створки заднего антикрыла даже перед выходом из восьмого поворота. На этом и концентрировались, а затем переобувка в мягкие шины. Активация DRS. На выходе из шестого поворота. Еще раньше на выходе из восьмого. Из десятого. И KERS тоже. Все отлично. Фантастическая трасса.

Гран-при Турции 2006 года: «Это был мой первый гоночный уик-энд в «Формуле-1». Я был в отпуске в Греции. На то, чтобы туда добраться, ушли годы, но спустя два дня позвонил Марио Тайссен, руководивший «БМВ-Заубером». Он сказал: «Мы решили дать тебе место в болиде на пятничной тренировке, и завтра нужно сделать подгонку ложемента». Я ответил «хорошо», собрал вещи, а потом поехал обратно в Швейцарию на фабрику «БМВ-Заубера».

В конце часа на мягких шинах Себ установил 1.26,037. Другой немец, Михаэль Шумахер, был почти рядом, но у Себа, как и у Марка, был большой запас. Для одних нужно немного топлива, для других – намного больше. После обеденного перерыва Себ вернулся для того, чтобы стать еще быстрее. Пятничные проблемы ушли в прошлое. Нужно было брать поул, и поул в Турции был особенно важен. В Турции всегда побеждали только те, кто стартовал с первого ряда: а короткий отрезок до первого поворота не оставлял сомнений в том, какая сторона лучше.

В конце первого сегмента он был на первой позиции, пока Масса по странной причине не решил пройти еще один круг на мягких покрышках. Он занимал какое-то время первую строчку и во втором сегменте. А затем, в третьей части сессии он провел лишь один быстрый круг на мягких шинах, и он открыл створки заднего антикрыла в тот момент, когда третий апекс восьмого поворота все еще был впереди.

Не было никаких резких действий и рывков – даже выезды на поребрики смотрелись гармонично

Он идеально вошел в этот длинный, затяжной поворот, идеально преодолел первый апекс. Загрузка задних шин была не слишком высокой; усилие поворота рулевого колеса было достаточным только для того, чтобы передать энергию. Затем нужно было продолжить в том же духе, работать плавно, тончайшая работа рулем помогала ощутить, что делать дальше. Выглядело так, будто не Себ управлял болидом, а наоборот. Не было никаких резких действий и рывков – даже выезды на поребрики смотрелись гармонично. Он тормозил в ритме круга, а не просто давил на педаль. И он подписался под всем этим, выйдя из машины за три или четыре минуты до окончания третьей части сессии.

Впоследствии – после интервью и всех празднований – они скажут, поскольку всегда так говорят (когда гонщик этого не слышит), что, «конечно», Себу было легко. Что у него лучший автомобиль; у него огромное преимущество. Возможно, это так. Однако Себ регулярно выжимает максимум из лучшего автомобиля – может быть, в четырех из пяти гонок. И добиваться этого – независимо от того, хорошая машина или плохая – это воплощение искусства «Формулы-1». Это бесконечно высококлассная вещь для достижения. И это невероятно обольстительно-привлекательная вещь для наблюдения.

В физическом плане в Турции это означало, что круг был пройден за 1.26,610. В «Формуле-1» в эпоху 8-цилиндровых моторов и шинного монополиста еще никто не был быстрее. Этот поул для Себа стал пятым подряд и подтвердил блестящее начало сезона-2011. Только Мика Хаккинен в 1999 году начал чемпионат еще лучше, выиграв пять поулов подряд.

С точки зрения Себа стартовая решетка тоже выглядела отлично. Рядом был Марк, и это подразумевало, что повторение китайского старта, когда два «Макларена» «откерсовали» Феттеля к первому повороту, было маловероятным. Нико Росберг выглядел в своей лучшей форме, заняв третье место для «Мерседеса». Затем расположились два «Макларена» и Алонсо между ними. То, что Льюис и Дженсон были менее конкурентоспособными, чем в Китае, вероятно, было отражением затяжных поворотов «Истанбул-Парка».

Нестабильность Хэмилтона стала отражением несбалансированности автомобиля, которая указывает на недостаток прижимной силы

Поскольку RB7 не так быстр на прямых, логика Эдриана Ньюи состоит в том, чтобы добиваться максимума в поворотах и дать своим гонщикам возможность включать DRS раньше, чем это делают конкуренты – это нельзя отрицать. И все же Льюис был быстр. Если бы он собрал воедино все три сектора, он стал бы вторым. Его нестабильность, безусловно, стала отражением несбалансированности автомобиля, а дисбаланс в свою очередь указывает на относительный недостаток прижимной силы.

Пит-стопов было так много, что можно запутаться. Обгонов было очень много, и даже повторных обгонов. Даже стартующему с поула было непросто, и потому задача не выглядела легкой.

Но даже в такой день выступление Себа выглядело будто беспроблемным. Он идеально стартовал. Он прекрасно провел первый круг, машина была полностью заправлена топливом, но он четко оттормаживался, и все. А те, кто шли позади, тормозили друг друга. Нико на чистой траектории на старте оказался намного быстрее Марка; и Льюис, амбициозно атакуя Марка по внешнему радиусу в начальной стадии поворота, был вынужден сбавить темп, проехать по резиновой крошке и упустить позиции Фернандо и Дженсону.

Ранняя фаза гонки Себа также была безупречной. Нико быстро откатывался назад – его пузырившиеся задние опциональные шины выдвинули на первый план относительную неопытность «Мерседеса» в борьбе за лидерство. На пятом круге Себ опережал ближайшего соперника уже на 5 секунд – и его болид вел себя прекрасно, а шины «Пирелли» были прогреты в нужном температурном диапазоне. Кроме того, у него работало радио – шаг вперед по сравнению с гонкой в Китае.

Гонщики «Макларена» снова показали, как можно гоняться и с уважением относиться друг к другу, но они не соперничали

Да, Себ потерял лидерство – когда заехал на первый пит-стоп – в пользу Дженсона Баттона, который не заезжал в боксы до 13 круга, а затем перешел на другой комплект поношенных опциональных шин. Другие главные игроки останавливались ранее – Льюис и Фелипе – на девятом круге, Марк, Фернандо и Нико – на десятом. Себ, увидев, как они поехали, тоже побывал в боксах (на 11 круге). У него было достаточное преимущество для того, чтобы строить свою гонку, отталкиваясь от действий конкурентов.

После этого Себ даже останавливаясь в боксах уже не терял лидерства (на 25 круге он снова получил поношенный «софт»), и на 40 и 47 кругах заезжал на пит-стопы за «праймами». Хоть он и совершил четыре остановки, но, да – последняя была сделана только после того, как в боксах побывали главные конкуренты; он ничего не терял, действуя столь осторожно.

И у него не было никаких проблем. Гонщики «Макларена» снова показали, как можно гоняться и с уважением относиться друг к другу, но они не соперничали: Дженсон выбрал неплохую стратегию с тремя остановками, но в середине гонки был не так быстр, как нужно. Конечно, по итогам Гран-при легко обо всем рассуждать, однако кто же знал, что температура шин окажется иной, чем прогнозировалось!

Льюис быстро разрушил задние шины на своей машине, поменял стратегию остановок, но затем на третьем пит-стопе потерял кучу времени из-за колесной гайки. Марк большую часть гонки боролся с блестящим Фернандо Алонсо и в итоге в заключительной стадии заезда опередил соперника, когда Марк был на новом «харде», а Фернандо – на поношенном.

Здорово, что «Феррари» снова близка к лидерам, подтвердив то, о чем я говорил после Китая: с точки зрения прижимной силы – в плане того, насколько много выхлопа и как много выхлопных газов достигают диффузора, – Скудерия не сильно отстает от «Макларена» или «Мерседеса»; действительно все могло быть связано с работой над машиной и настройками, как многие и предполагали.

И было приятно, что в этот уик-энд, в который мы потеряли Севе Баллестероса, у испанцев снова был повод для улыбки – особенно перед Барселоной, которая будет через две недели.

Для Марка нынешний результат тоже положительный: он показал самый быстрый круг гонки (когда Себ спокойно доезжал); и помог «Ред Булл» добиться 50-процентного показателя по числу дублей, завоеванных после выигранного первого ряда стартового поля, начиная с Гран-при Кореи.

Теперь он знает, как доминировать после четырех кругов на влажной трассе, большой аварии, часа свободной практики и только одного круга в третьем сегменте квалификации

Михаэль Шумахер провел еще один неудачный день (в отличие от Нико, который все же добрался до финиша пятым), оба гонщика «Рено» успешно ехали (когда не пытались выбить друг друга) и добрались седьмым и восьмым; и, возможно, вряд ли многие ожидали большего от Себастьяна Буэми («Торо Россо») и Камуи Кобаяси («Заубер»). Оба на тактике трех пит-стопов добрались до очковой зоны (Буэми с 16-й позиции, а Камуи-Сан с последнего места).

Особенно здорово было наблюдать, как этот дуэт выбил из очков Фелипе Массу (у которого также была заминка на пит-стопе) и Михаэля Шумахера. Последний выглядел плохо и в защите, и в нападении (и в квалификации, когда он уступил Нико почти секунду), но, по крайней мере, нашел в себе мужество признать, что «ответственен за плохой уик-энд».

После Турции Себ Феттель опережает ближайшего соперника на 34 очка – это значительно больше, чем 20 очков – максимальное преимущество, которое наблюдалось у лидера над соперниками в 2010-м.

Эта гонка увидела 80 пит-стопов – на пять больше, чем полудождевой Гран-при Европы 2007 года.

Себ не только выиграл три из первых четырех гонок в сезоне-2011, но и лидировал 80 процентов кругов.

И теперь он знает, как доминировать в Гран-при после всего четырех кругов на влажной трассе, большой аварии, часа свободной практики и только одного круга в третьем сегменте квалификации…

+17
Популярные комментарии
+3
cys
Дался же этот термин - доминирование:) что же теперь до конца сезона будем наблюдать доминант Себа? или всё же найдется пара гонщиков, кто его всё таки прищучит? ну очень бы хотелось реального соперничества в гонках, не хочу вновь наблюдать доминирование а-ля Шуми, это были унылые победы за явным преимуществом, нафиг...
+2
one_more
Одним из побочных эффектов от прочтения этой статьи является так называемый butthurt.
Если вы начнёте ощущать боль в нижней части спины, следует немедленно прекратить дальнейшее чтение и смириться с фактом, что вы — фетофоб. (с) Луркоморье.
+2
SeRgE23
dus auto!
Написать комментарий 23 комментария

Еще по теме

Реклама 18+