«Когда приезжаю в Европу, я нахожусь в тюрьме народов». Что за человек руководит российскими фанатами

Фанаты сборной России пока во Франции заявляют о себе куда громче, чем сама сборная: массовые потасовки с англичанами за пределами поля и на трибунах, пронесенные на матч файеры, расистcкие уханья. Все это привело к тому, что российская команда уже получила условную дисквалификацию от УЕФА, а некоторых фанатов депортируют из страны.

Под список выдворяемых из Франции попал и автобус с представителями Всероссийского объединения болельщиков. Сегодня утром он был блокирован местным спецназом на подъезде к Лиллю, где состоится матч со словаками. В автобусе – президент ВОБ Александр Шпрыгин (которым уже возмущена организация «Футбол против расизма в Европе») и руководители фан-клубов российских команд.

Sports.ru достает из архивов интервью лидера российских болельщиков, которое он дал Юрию Дудю в апреле 2015 года. Какие-то вещи в нем устарели, но в целом позволяют представить, как устроена главная болельщицкая организация России.

alt

– Многие только на этой неделе вспомнили, что ВОБ еще существует. Чем он сейчас занимается?

– Говоря языком бывшего ВОБовца Андрея Малосолова: события не было, если о нем не сказали СМИ. Но ВОБ не хочет работать так, чтобы по любому поводу высасывать из пальца событие и проталкивать его в новостную ленту. Малосолов, например, брал и делал заявление: ВОБ – против гомосексуалистов! То есть в одно утро все болельщики страны вдруг резко понимали, что они против гомосексуалистов, и решали всем об этом рассказать. У нас в тот день проходило собрание, сидели представители шести крупнейших фан-клубов. «Андрюша, – спросили его. – Зачем?» «Вы не понимаете. Вы тут сидите, молчите и вас все забудут. А эта тема сейчас самая актуальная, про нее в правительстве говорили, значит это топ и это будут цитировать».

Моя позиция: большая часть нашей работы остается за кулисами. Но мы продолжаем работать. Мы обеспечиваем поддержку сборной. На домашние матчи народ ходит худо-бедно: понятно, что в Химках людей меньше, чем на стадионах в Москве. Но на выездах нас очень много. Билеты от ВОБ на матч с Черногорией пошли в 40 разных городов – Николай Толстых, когда увидел, был приятно удивлен, что у сборной такая география болельщиков…

– На какие деньги существует ВОБ?

– Мне всегда нравится, как Владимир Вольфович (Жириновский – Sports.ru) отвечает на вопрос: «Ну откуда у партии деньги? Не на взносы же вы живете». Он говорит: «У нас есть доброжелатели, они нам помогают». ВОБ – это общественная организация, у нас есть перечень партнеров, которые оказывают пожертвования. У нас долгое время был попечительский совет – кстати, из весьма известных фамилий.

– Это каких?

– Это Сергей Липатов, который в то же время был председателем совета директоров «Локомотива». Это Виктор Батурин, которые сейчас находится в иных местах (в июле-2013 Гагаринский суд Москвы приговорил Виктора Батурина к семи годам лишения свободы по делу о мошенничестве с векселями компании «Интеко» – Sports.ru). И это Сергей Капков, когда он руководил Национальной академией футбола. Кроме того, ВОБ – единственный из фан-клубов, у которого были прямые коммерческие договора с известными компаниями: adidas, Coca-Cola, Volkswagen. Мы оказывали им маркетинговое содействие и получали за это рекламное вознаграждение, например.

У каждого человека есть обязательный набор документов. Один из них – трудовая книжка. Вот – моя. В 1998 году ее открыли в хоккейном клубе «Динамо», я был специалистом по организации работы с болельщиками. В 2003-м я оттуда перешел в фан-клуб футбольного клуба «Динамо», где проработал 9 лет. С 2008-го – Всероссийское объединение болельщиков. К чему я это говорю? К тому, например, что Шпрыгин не работал в организациях-однодневках.

– Какой у ВОБа бюджет?

– Без оплаты офиса все обходится в полмиллиона рублей в месяц. В ВОБе работает 9 человек, зарплатная ведомость весьма умеренная. Моя зарплата – 70 тысяч рублей в месяц, у остальных – меньше. Сергей Фурсено, приходя в РФС, говорил: президент должен с утра до вечера сидеть в кабинете, заниматься футболом и не совмещать посты. ВОБ и Шпрыгин – это ровно та же самая история. Я пять дней в неделю нахожусь в офисе.

– Когда-то вы ездили на «Гелендвагене». Все по-прежнему?

– Нет, он, к сожалению, погиб в ДТП. Сейчас у меня 360-сильный «Туарег».

– Тогда расскажите: как можно жить в Москве на 70 тысяч рублей и при этом ездить на «Туареге»?

– Я живу не только на доход от зарплаты в ВОБ. Я живу на чуть большие средства, например. За предыдущие годы у меня скопилось некоторое количество сбережений, которые грамотно заинвестированы и приносят небольшой доход. Я не являюсь нигде учредителем, но являюсь выгодоприобретателем некоторых компаний. Какое-то количество денег – совершенно чистых, белых и прошедших налогообложение – я получаю, и мне на жизнь хватает. В ВОБе взгляды умеренные у президента – умеренные они и у остальных. Есть люди, которые приходили и говорили: меньше, чем за 300 тысяч я сюда не зайду. Они к нам в итоге не попадали.

– В 2009 году вы говорили, что у вас есть доли сразу в нескольких бизнесах.

– За это время утекло много воды. В молодости я пробовал себя в разных видах бизнеса. Но с годами я для себя определил: предпринимательство – это точно не мое. Самое дорогое в жизни – время. И тратить его надо только на самое главное. Я трачу его на работу с людьми.

– Еще вы рассказывали, что купили землю в Псковской области и вот-вот развернете там строительство. Тоже не ваше?

– Виктор Николаевич Батурин – человек, который сыграл определенную роль в моей жизни. Во-первых, он был одним из тех, кому принадлежала идея создания ВОБ. Он одно время увлекся сельским хозяйством, прекрасно помню его слова: «Земля не амортизируется, земля – это единственное, чего не становится больше». Псковская область лежит на пути из России в Евросоюз по трассе М-9, в определенные годы определенные интересы завели нас в этот регион. Когда мы туда заходили, сельское хозяйство там было в упадке и многие предприятия продавались. В его интересах мы их приобрели. Но ключевые планы и приоритеты у Виктора Николаевича сменились, поэтому эта история зависла.

– «Владею земельными участками в Псковской области», – это ваша цитата. Получается, вы не вкладывали в них свои деньги?

– Нет, я выступал в интересах. Как управленец-менеджер. Но по документам, кстати, до сих пор являюсь собственником отдельных кусков значительных сельхозугодий. Плачу налоги на землю в бюджет.

Жиробасик

– ВОБу скоро 8 лет. Одним предложением опишите, что вы сделали для русского футбола за это время?

– Создали четкую понятную структуру, у которой налажены взаимоотношения с болельщиками, которая провела массу мероприятий и которая является неотъемлемой частью футбольного сообщества.

– Одна из ваших задач – делать так, чтобы люди ходили на сборную. В прошлом году был матч с Азербайджаном, на который пришло несколько тысяч человек. Выходит, вы не справляетесь?

– Невозможно сделать так, чтобы ВОБ дал большую посещаемость, чем статус матча. Если матч хороший, придет аудитория широких болельщиков. Если матч непонятный, можно по школам билеты раздавать и все равно неизвестно, придут или нет.

– В 2009 году на матч с Азербайджаном пришло больше 60 тысяч человек. Почему тогда у вас получалось, а сейчас – нет?

– ВОБ тогда привел 20 тысяч, остальные пришли сами. Тогда сборная была на подъеме, а сейчас – скандалы и бесконечные разговоры о зарплате тренера, например. Но я вам скажу, что на матче против Молдавии все было неплохо: была отличная поддержка, и сама сборная нас за нее поблагодарила.

– Сейчас все мочат президента РФС Николая Толстых. ВОБ за него или против?

– ВОБ на выборах президента РФС осенью 2012 года открыто поддержал Толстых. За это время ничего не поменялось. Что касается последних разговоров, считаю, что досрочные уходы президентов РФС ни к чему хорошему не ведут. Три предыдущих президента РФС ушли досрочно, например. Есть отчетный период. Два с половиной года льется грязь, пасквили про борьбу с агентами и зарплату Каппелло. Людям, которые тратят на это усилия и платят зарплату Жиробасикам, я бы посоветовал подождать: полтора года пройдут очень быстро. В 2016-м Николай Александрович непременно отчитается о своей работе, все сделают выводы и решать, голосовать за него снова или нет.

– Под Жиробасиком вы имеете в виду Андрея Малосолова?

– Андрей Владимирович Малосолов – человек, с которым я очень плотно проработал с 2005 по 2010 гг. Личность весьма неординарная, как он сам себя к зрелому возрасту определил, эксперт-медийщик. Желаю ему добра, здоровья и процветания, чтобы Андрюшенька 105 лет жил и здравствовал. Но хочу всех предупредить: дела иметь с Андреем очень опасно. Потому что если вы дадите ему укусить палец, завтра он или откусит вам локоть, или будет биться ногами в дверь и кричать, что с ним неправильно попрощались.

alt

Он, кстати, про это любит говорить: с журналистами нельзя расставаться по-плохому, им надо платить огромные отступные. Я готов при всех встречах с Андреем Владимировичем в любого уровня заведениях оплачивать его счета со своей скромной ВОБовской зарплаты. А он большой гурман: выкладывает все блюда, которые съедает, всем на обозрение. Я это называю кишкоблудием.

Да, а это вы сделали разоблачение по Жиробасику?

– Мы.

(протягивает и жмет руку) Я ни капли не удивился. Работая пресс-атташе РФС и вице-президентом ВОБа, он заставлял моих сотрудников заводить десятки аккаунтов с разными именами и делать плавающий айпишник. Все это – чтобы под любой новостью про ВОБ или Малосолова заходить в комментарии и создавать там правильный информационный фон. Сотрудники мне говорили: «У нас на это уходят часы работы!» Я сказал: «Андрей, давай завязывай». Зная, что на компьютерных рабов нужен бюджет, и зная любовь Андрея к денежным купюрам – шуршащим, новым и свежепахнущим, – я понимаю: он никогда не позволит себе нанять на это сотрудников, он будет исполнять это сам. Более того, Жиробасик – это любовно-ласкательное прозвище, которым окликала его любимая девушка. «Жиробасик ты мой», например. Я слышал это неоднократно.

Кто и как бьется за Валерия Газзаева?

Могила для живых

– В конце 2012 года в этом офисе был масштабный обыск по делу об игроках «Динамо», которых прямо на клубной базе обстреляли из пейнтбольных ружей. Вы же знаете, кто в них стрелял?

– О, отлично: сейчас поставим в этом деле точку. Два дня назад в кабинете одного высокого полицейского говорил: я не знаю, ведать не ведаю, кто это сделал. Помимо потерпевших я больше всех заинтересован в том, чтобы расследование завершилось и виновных нашли. Во-первых, на меня упала тень. Во-вторых, «Динамо» – команда силовых структур, и найти – это дело чести.

– Вы были на эпической встрече болельщиков и футболистов в том же 2012 году. Так общаться с командой – это нормально?

– Конкретно в той ситуации – абсолютно нормально! При безумных деньгах – мне на такие лет сто работать – было бездарное отношение к своим обязанностям. Визит был согласован с администрацией клуба, просто так их никогда бы туда не пустили. Думаю, и менеджмент, и акционеры уже не понимали, что делать с игроками: давай хоть болельщиков пустим. Петреску с ними говорил, они полчаса не хотели к нам выходить.

Надо ли было сливать в интернет ту видеозапись? Наверное, нет. Мне в тот же вечер написал смс один из бывших руководителей клуба: «Саша, зачем вы это сделали? Общественность не поймет. Для них эта картина: какие-то злые фанаты отчитывают звезд». «А покажи мне там звезд. И давай цыплят по осени посчитаем». После этого визита команда выдала, например, лучшую победную серию. А через полгода болельщики в том же составе поехали на базу, пожали друг другу с игроками руки, и вопрос был снят.

Нужно ли было быть там мне как президенту общественной организации? На тот момент я не мог там не быть, я очень переживал всю ситуацию. Помните, в 90-е конфликт после матча «Динамо» – «Алания», где в потрибунке были подзатыльники и знаменитое «посмотреть в глаза ребятам»? Я приехал в Новогорск посмотреть в глаза ребятам!

– Вам не было стыдно за футболистов, которые играют в вашей команде? Их отчитывали, а они стояли и молчали. Я, конечно, понимаю, что Коля Глаз – фанат, толкавший главную речь, – здоровый парень. Но даже я, дрищ и не мастер кунг-фу, вряд ли смог бы стерпеть. И неважно, что за это мне прилетели бы пи##юли.

– Коля Глаз многократно бывал в этом кабинете – если бы вы встретились, думаю, договорились бы. Он не только физическим превосходством над вами обладает, но и умеет людей убеждать, например. Ломать волю человека с позиции силы неправильно и некрасиво. Но там было две стороны: одна пришла за правду, а другая понимала, что не права.

По-мужски ли они поступили? Как они выглядели перед своими подругами из инстаграма? Ну они понимали, что не правы! Как они могли еще себя повести, чему возмущаться? А вы бы встретились с Колей Глазом, у которого взяли взаймы, но три месяца не отдаете – как бы вы себя вели? Сказали бы: «Не дерзи»? Как сказал министр Лавров: «Банкрот не имеет права требовать, банкрот имеет право просить, сиди и слушай».

– Допустим. Но вот прекрасная фраза: «После поражений Нобоа видят в «Меге», и он там улыбается…» Улыбаться нельзя?

– Самое худшее место на земле – это могила для живых, то есть тюрьма. В России есть лагеря – в Новгороде, например, поселок Панковка – где если ты слишком много улыбаешься, тебе сотрудники администрации сделают усиления по режиму: чего это ты расчувствовался, чего это у тебя настроение слишком улучшилось. Нобоа находится на воле, идет по магазину «Мега» и, разумеется, имеет право делать все, что не запрещено законом. Но извините, вы же не будете смеяться на похоронах или поминках. Ты сегодня хоронил мое «Динамо», а уже через 5 минут у тебя все прекрасно! У нормального игрока ближайшие пару дней настроения вообще никакого не было бы – он бы в лежку лежал.

За что претензии к Нобоа? За отношение к делу. «Динамо» проиграло – а ты довольный и счастливый? Ну хотя бы как Кокорин делай: он запрыгнул в машину и уехал – какой он, никто не видит. Но когда они выкладывают себя счастливых в соцсетях или пересекаются с фанатами в тех же заведениях – конечно, им выскажут. Что в этом такого? Болельщик инвестирует в футбол время и деньги, дивидендов у него нет. Кроме эмоций. И если его их лишают, он недоволен.

– Вам не кажется, что ваша реплика про улыбки объясняет одну из причин, почему в нашей стране в последнее время все, гм, не очень хорошо?

– Я немало покатал по свету, мне есть с чем сравнивать. Людям, которые говорят: «О, заграница…», – я говорю: «Лучше страны, чем Россия, нет!». Я три-четыре года подряд уезжал и на новогодние, и на майские за границу. Сейчас – только в России. У нас плохо? Выйдите на Тверскую и посмотрите на машины, которые там припаркованы. И посмотрите на ту же Черногорию, где дороже 10-летней «Тойоты» нет ничего.

– Москва, к большому сожалению, не Россия. Вы давно были в Нижегородской, Тамбовской или Свердловской области?

– Я объездил всю Россию. У нас люди живые, чистые и незомбированные. В Европе, когда мне ставят штамп о въезде в ЕС, я в определенном смысле нахожусь в тюрьме народов. Я чувствую себя во всем ущемленным, мне некомфортно. Когда я возвращаюсь в любой московский аэропорт и мне ставят штамп о въезде, я искреннее радуюсь и улыбаюсь. Здесь все – свое. Даже свои, говорящие на русском гаишники…

– Честные?

– Все – честные! Как один. Москва – лучший город мира. По соцопросам у нас идет всплеск патриотизма, думаю, он даже недооценен. Никогда не соглашусь, что у нас плохо.

– И еще раз: гаишники – честные?

– Надо общаться уметь. Грубых нарушений я не делаю, в остальном – все хорошо.

– Суды в России тоже хорошо работают?

– Почему этот вопрос задают президенту Всероссийского объединения болельщиков?

– «Игрокам стоит серьезно призадуматься. Сейчас они даже не могут играть с середнячками. Чтут ли они традиции? Когда они в последний раз были на могилах динамовских легенд?» – это ваша цитата. В «Динамо» играли великие футболисты, это бесспорно. Но объясните мне: каким образом поездка на могилу Льва Яшина поможет Кевину Кураньи забивать больше голов?

– В московском «Динамо» был специалист по работе с болельщиками, которого звали Гробовщик. Ему дали такую кличку за то, что он около 70 раз в год ездил на динамовские могилы и восстанавливал их. Я тоже не любитель такого места, как кладбище. И сам в последний раз на могиле динамовской легенды был в 2012 году – в городе-герое Одессе, когда мы возлагали цветы на могилу Виктора Евгеньевича Прокопенко.

Я скорее выразился образно. Не в смысле пришел на могилу и, как в храме, духовной энергетикой зарядился. А в том смысле, что ты игрок великого клуба. Если ты пришел на контракт в клуб «Рога и копыта» – это одно. Но «Динамо» – это клуб, из-за которого ты с гордостью сможешь показывать детям свою страницу в Википедии. Любая корпорация заставляет своих сотрудников уважать историю. В «Пятерочке» топ-менеджмент Х5 Retail Group на собраниях поют гимн компании, как при коммунизме. Не обязательно знать наизусть Кодекс чести. Но хотя бы, что «Динамо» – 11-кратный чемпион и когда оно их в первый и последний раз выигрывало, можно запомнить.

Славянские лица

– «Я хотел бы, чтобы в сборной были славянские лица», – слова, которыми вы подорвали интернет на старте этой недели. Я правильно понимаю, что сборная России, в которой есть, допустим, еврей, не ваша сборная?

– Так, давайте по порядку. Я стопроцентный антифашист. У меня дома лежат медали двух дедов, прошедших Великую отечественную войну.

Паук из «Коррозии металла» передал мне такой приветик и выкинул в интернет нашу пьяную фотографию из 2001 года, когда я охранял его на концерте в Киеве. Все говорят: Шпрыгин – нацист, фашист! Отвечаю: к евреям у меня нет никаких претензий. Мой самый любимый город после Москвы – Одесса. Как можно быть в Одессе антисемитом? Никак!

Касательно национальной сборной и негров. Мне нравится, как Бодров ответил в «Брате-2» про то, как его учили в школе. В пятом классе я начал изучать географию, на последней странице учебника там были лица разного цвета: белый, желтый, розовый, черный. И было слово «негр». Поэтому для меня это слово не является оскорблением.

Так вот у нас футбол – титульный вид спорта. Сборная России – титульная команда в стране, более популярной команды нет. 2018-й год – особенный, в России пройдет чемпионат мира, при нашей жизни такого больше не будет. И мне хотелось бы, чтобы на матч открытия в «Лужниках» вышли 11 российских игроков, воспитанников отечественного футбола.

– «Я хотел бы, чтобы в сборной играли русские». Осетины, ингуши и татары в вашем представлении – это воспитанники отечественного футбола?

– Вместе с ВОБ болеть за сборную ездят Мага и Сайхан из Грозного, например, Дима и Фидар из Владикавказа. Они вместе со всеми на трибуне. Алан Дзагоев – талантливый игрок сборной, его все называют русским.

Я имел в виду крайние формы натурализации. Когда ради результата, берут людей – и тут я насколько мог корректно выразился – с другого континента. Ну зачем? Неужели на такой территории, одной шестой части суши, нельзя набрать своих игроков?

– В комментариях писали: «Да у Шпрыгина на лице написано, что есть южная кровь». Присоединюсь к комментариям и уточню: кавказские, еврейские, какие угодно еще корни у вас есть? Откуда вы родом?

– Город-герой Москва, родился и вырос. Душой и телом я ощущаю себя русским. Родители – русские. Одна бабушка – донская казачка, дед – отчасти с Восточной Украины. Но фамилия Шпрыгин – видимо, кто-то когда-то был из Германии.

– Еще одна ваша цитата: «Смотрю инстаграм Вальбуэна из сборной Франции. Веселые фото, улыбаются, но все равно что-то не так». Я не очень понял: что не так?

– А вы видели фото из автобуса?

alt

– Ну, пара черных игроков. И что?

– Когда перед матчем выстраивается сборная Франции и там только один белый, пусть ее болельщики решают, хорошо это или плохо. Но я разговаривал с рядовыми французами, немцами или русскоязычными жителями этих стран. Да, это дает результат, они с этим смирились, но эта история все равно им не очень нравится. Страна Наполеона – и так много иностранных футболистов.

– Черные парни – из бывших колоний. Выросли во Франции, говорят на французском. Раз присоединяли когда-то к себе земли, принимайте к себе оттуда гостей – все довольно логично.

– Уверяю вас: когда какой-нибудь Алик из Таджикистана выучится футболу, получит российский паспорт и получит приглашение в сборную Каппелло, трибуны будут ему так же рукоплескать.

– Ну вот французы так же и рукоплещут Полю Погба.

– Лаки Изибор – говорят, он умер, – был легендарной личностью, например. У нас даже фан-клуб его имени был. Когда в «Динамо» появляются хорошие темнокожие игроки и отлично играют, они не вызывают никаких проблем.

– Про нетленную фотографию с Пауком вы вспомнили сами. Расскажите: когда и где она была сделана?

alt

– «Коррозия металла», поклонником которой я был в юности, сошла с большой сцены где-то в середине 90-х. Потом эта была группа со старым названием, но больше кабацкого и мелкоклубного масштаба. Все говорят о творчестве, но когда они выступают, им важны деньги. Им даже поется лучше, когда платят больше. У Паука, когда платят мало, меняется настроение. В Киеве Паук не мог позволить себе для охраны ЧОП – он вез из Москвы фанатов. Он оплачивал нам плацкарт и тусовки в Киеве, а мы вместе с киевскими скинхедами, например, стояли в оцеплении и сдерживали толпу. Нам весело: сзади Паук играет, спереди – девчонки на тебя залезают. Все мирно, дружелюбно. Более того, я заходил в гримерку. «Паук, как ты? Зал требует Russian Vodka – дашь после перерыва?» «Дам!»

Еще Паук возит с собой стрип-шоу, но на нем он тоже экономит. На этот концерт пришла одна из его фанаток по кличке Красный Сип. Идти в стрипклуб и набирать модельных цыпочек он не стал, а ее услугами воспользовался. И вот получилась эта фотография: Паук, Красный Сип и я, например. И совершенно не факт, что я вытягиваю руку в фашистском приветствии. Если вы обратите внимание, фанаты часто руку вытягивают на трибунах.

– Обычно они поднимают вверх обе руки.

– Иногда одну – когда перекличка с трибуны на трибуны.

– То есть вы утверждаете, что это не фашистское приветствие?

– Ну какое? После этого мы ехали в Одессу, у нас был двойник. 2001 год, мне 23 года, юный фэн пять дней колесит с «Коррозией металла». Что он там пел, какие у него поклонники – я в это вообще не вникал.

– Вы охраняли Паука со скинхедами. Как вам с ними общалось?

– Паук представил: «Вот парни из Москвы, фанаты». А они: «А мы правые. Вы здесь встаете, мы – здесь». Чего мне с ними общаться? Каждый делал свое дело, охранял группу. Потом разъезжались по домам.

– И еще раз давайте уточним: вы фашист?

– Нет.

– Вы расист?

– Нет.

– Окей, вы националист?

– Я патриот.

– Объясните разницу.

– Я люблю свою землю, свое государство, живу по конституции. Вчера ночью один мой товарищ бросил мне ссылку на какой-то блог на Sports.ru и добавил: «Комментарии почитай. Угарные». Я принципиально с 2009 года никаких комментариев не читаю. И еще раз говорю: я не фашист и не нацист.

Паук

– Помимо фотографии, еще одна важная часть вашей биографии: почти год вы провели в тюрьме после нападения на Паука. Когда и как это случилось?

– В мае-2003. С 2002 года среда скинхедов и футбольных фанатов находилась в тщательной оперативной разработке. На Паука за песни и журналы даже были заведены дела. Но дать какое-то резонансное именно уголовное дело не могли. И вот конфликт внутри среды поспособствовал тому, чтобы такое дело появилось. Дело – это когда Паук со своим товарищем, нашим третьим общим другом, зацепился слово за слово. Ему разбили губу, а на выходе наш товарищ взял зачем-то его старый дешевый мобильный телефон. Но я сам момент этот в квартире не видел, мы перемещались из комнаты в кухню и назад, а когда позже увидел у товарища телефон Паука, сразу перезвонил его подруге, чтобы она этот телефон забрала.

На утро я поехал к нему и даже не думал, что у Паука хватит духа написать на товарища заявление, которое может поломать ему всю жизнь. Нас обвинили в разбойном нападении. На суде он говорил, что это был террористический акт, что его хотели убить и при этом украли часы Cartier. До сих пор не знаю, были ли у него когда-нибудь такие часы.

Потом следствие в этом разобрались, и нас немедленно выпустили. Статьи с особо тяжких были переквалифицированы в другие. Разбирательство длилось 5 лет, все эпизоды убрали, оставили только один – самоуправство. По ней когда тебя оскорбили, ты должен был пойти написать заявление, а не дать Пауку по губе.

– Если во всем разобрались, почему вы целый год просидели в «Матросской тишине»?

– Потому что у нас такая система. Потому что оперативно-следственное сопровождение дела вело УБОП по Москве, а оно умудрялось очень долго удерживать подозреваемых. Когда дело совсем разрушилось, вынуждены были отпустить. В жизни ни от чего нельзя зарекаться. Если ты сегодня быстро ездишь, никто не может гарантировать, что завтра у тебя баллон не взорвется и ты не попадаешь под фуру. Это моя школа жизни. Я никому не желаю ее пройти. Но и не жалею ни о чем: я это оцениваю как путевку во взрослую жизнь экстерном.

– Вас после этого многие называют уголовником.

– «Уголовник» – это тот, кто по фене ботает, права качает, сдает деньги в «общак», поклоняется воровскому миру и идет по этой дороге дальше. Я никогда блатной романтикой не жил. Максимум моего отношению к этому миру – клип группы «Воровайки» про меня. Тьфу-тьфу-тьфу, я в жизни преступлениями никогда не занимался, живу по совести. Нет людей, которые могли бы прийти сюда и сказать: «Саша, ты поступил по отношению ко мне непорядочно». А вот я могу много расписок достать и много кому припомнить… Но не буду.

Клип ансамбля «Воровайки» вам понравился?

– Песня – понравилась: веселая, угарная. По клипу были долгие споры, но в итоге авторское творчество продюсера группы Юрия Алмазова вышло именно в таком виде. Вообще это был подарок моей любимой покойной тети. Она была подругой группы и спросила: «Юр, а можно племяннику такой подарок сделать? У него день рождения скоро».

– Вам нравится шансон?

– Я в музыке довольно травоядный. У меня даже Вконтакте на стене столько разных песен, что люди не могут поверить: как все это может быть в одном месте? Когда с кем-то еду в дальнюю дорогу, говорю: качайте на флэшечку, что хотите, мне без разницы. Единственное: однажды ехал с девочкой из Киева в Одессу и четыре часа слушал Мэрлина Мэнсона. Вот это было тяжело.

– Роман Широков как-то сказал: «У нас из полицейских машин играет шансон. Конечно, это дико». В клипе про вас сначала много «Динамо» – клуба, напрямую связанного с силовиками, а потом фраза: «Менты, пусть будет жизнь у них неладна / Пришили Сашке дело – ну держись». Вы не находите некоторого противоречия?

– Есть аудитория шансона, есть аудитория фанатов. Аудитория фанатская отреагировала с улыбкой: угар, угар, угарище. А аудитория шансона – больше вглубь России. Много лет спустя я приехал в Питер и сидел в гостинице «Пулковская» вместе с игроками юношеской сборной – они там в Мемориале Гранаткина принимали участие. Сидим и тут вдруг женщина – лет 30, например, – кричит через два столика: «О-о-о! Я тебя узнала. Ты Каманча из «Вороваек»! Я был шокирован. Сама – такая мурка на приблатненных разговорах: я мужа погнала, сюда пришла, менты выпить не давали; песня про тебя – моя самая любимая, давай сделаем селфи.

Так что я воспринимаю эту песню как проникновение идей фанатизма в шансон, а не шансона – в фанатские массы.

– Когда вы в последний раз общались с Пауком?

– В 2012 году один фанат «Динамо» гулял свадьбу, я там был вместе с Андреем Сметаниным. Прошла информация, что туда же едет Паук – я аккуратно встал, вежливо со всеми попрощался и уехал. А до этого – в 2004-м у нотариуса, он писал, что претензий ко мне не имеет, и позже – пару раз на суде. С того момента я веду себя так: я его не трогаю, я его из своей жизни отрезал. Желаю ему прожить 105 лет – потому что если с ним что-то случится не дай Бог, я, как и в случае с пейнтболом, стану одним из подозреваемых.

– Вы часто говорите «например». Это со времен общения с Пауком?

– Или со времен его общения со мной.

ЛДПР

– Вы до сих пор помощник депутата Госдумы?

– Да – Игоря Владимировича Лебедева.

alt

У меня большая коллекция ксив и удостоверений: всевозможные советники, член общественной палаты города Москва, советник руководителя департамента города Москвы, удостоверения с логотипами силовых структур от «Динамо». Но главное – это твое отношение и понимание, а не удостоверения. С Игорем Владимировичем мы общаемся по части спорта. С Владимиром Вольфовичем – тоже, раз в год непременно прихожу в Думу поздравить его с днем рождения, он не забывает…

– Я правильно понимаю, что в 90-х фанаты «Динамо» были кулаками ЛДПР?

– Скажем так: в 1998 году в ЛДПР был создан Физкультурно-спортивный клуб ЛДПР для работы с болельщиками, я его и возглавил. До 2001 года на общественных началах этим занимался. Кулаками партии я бы нас не назвал, потому что классические силовые акции, как в нулевых, тогда не проводились…

– А в нулевых – проводились?

– Определенные акции были в отношении оппозиции, и многие их связывают с фанатами.

– Правильно связывают?

– Я могу говорить за то, к чему имел отношение сам. В 90-х годах мы участвовали в мероприятиях партии, а партия помогала нам по фанатской линии. Например, знаменитым спецпоездом в Волгоград. Жириновский созванивался с тогдашним министром путей сообщения Аксененко, нам дали поезд, в итоге мы установили рекордный выезд – собралось около 2000 человек. До сих пор можно услышать вопрос: «А ты ездил на поезде Жириновского в Волгоград?». Что мы делали в ответ? Владимир Вольфович мог пригласить на какое-то мероприятие, чтобы мы там тоже присутствовали. «Идите, выступите кулаками против наших конкурентов», – такого не было. Максимум: однажды он пошел на Манежку на митинг коммунистов. На него нападали бешеные бабки – не в смысле огромные деньги, а бешеные бабули из электората Зюганова. Фанаты держали Жириновского в оцеплении и получали по голове сумками. Владимир Вольфович потом лично просматривал эту запись и говорил одному из своих помощников: «Так, Валера, у тебя вижу страх в глазах. А вот этот фанат – молодец, до конца стоял».

– Вы видели, как Жириновский повел себя по отношению к беременной журналистке год назад? Вам понравилось?

– Я рядовой член партии, не являюсь партийным функционером. Я свято чту устав нашей партии и поступки вождя обсуждать и осуждать не имею права. Каждый мужчина должен уважать женщину. Но та ситуация могла быть вырвана из контекста. И если меня женщина доведет, я тоже могу сказать ей резкое слово. Женщина – это хорошо, но они такие существа, что выживают на забирании энергии мужчин.

alt

Духовное

– На «России 1» вам как-то задали вопрос: «У вас есть в голове что-то, кроме футбола?» «Да, у меня и духовное есть». Дальше ответить вам не дали. Что духовного есть в вашей жизни?

– В 37 лет я впервые соблюдаю православный пост, сейчас идет шестая седмица. Сначала было тяжело, сейчас легче – отбрасывается все вторичное. Нельзя думать о животном, надо думать о высоком.

Футбол – это мое хобби. Автомобили, женщины и футбол – это то, на что я готов тратить бесконечное количество собственных денег и времени.

Но самое главное для меня – здоровье родных и близких, моей семьи.

– Я спрашиваю это не у всех, но у вас не спросить не могу: о чем вы мечтаете?

– Мечтаю, например, выстроить ту жизнь, о которой я мечтал. У меня есть план достичь к определенному возрасту финансовой независимости, когда я могу уделять время только семье и любимым делам. Пока все идет по плану, я постоянно занимаюсь самосовершенствованием.

– Вы говорите о финансовой независимости, но при этом отрицаете, что у вас есть бизнес. Как можно стать финансово независимым без бизнеса на зарплату в 70 тысяч рублей?

– Очень просто, например. Некоторым достается хорошее наследство. Ну и вообще случаи бывают разные.

Текст впервые опубликован в апреле-2015

Самый скандальный автобус Евро-2016

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев (1); vk.com/shprygin (2,5); instagram.com/mathieuvalbuena

-226

Опрос

Популярные комментарии
philadelphia765
+663
ну все понятно: православные духовные скрепы, б-гомерссская гейропа, депутатские корки и, конечно, честно заработанные немецкие машины топ-класса.
Forza Inter
+528
Ой, пацаны, мля, я не смог это дочитать. Этот луи виттоновский галстучек, гелендваген, та хрень которую он несет.. Ой, нет, время своё жалко на это тратить.

Дудь, ты талант. Но вот сижу и думаю, надо ли у таких людей брать интервью или нет... Может, действительно, всё же надо. Чтобы объективнее на мир вокруг смотреть. Минус не тебе и не твоему труду, а этому дурачку.

Всем хорошего дня!
hrum
+444
православный фашист. как минимум последователен абсолютно во всех своих проявлениях. другое дело, что в нормальной стране был бы обычным маргиналом, в нашей же насквозь больной стране выбился наверх.
Авторитетный игрок "Уорриорз"
+329
Мерзкий человек
Мерзкая рожа
Мерзкое интервью.

Ну а Дудь мастер таких интервью, с такими вопросами.
Филимончик Динамович
+282
Что он несет? Какая тюрьма народов? facepalm
Написать комментарий 617 комментариев

Новости

Реклама 18+