Реклама 18+

Приключения поросёнка Фунтика

Бытует мнение, что ход истории цикличен. Всё что случается уже якобы имело место быть, добавляются лишь мелкие детали/нюансы. Вот и то, что творилось в "Спартаке" этой осенью в той или иной мере уже было описано Валерием Шульжиком и Юрием Фридманом, мне же осталось только добавить немножко футбольных деталей, не изменяя сюжетную линию. Ну а дальше на авансцену должно выйти Ваше воображение и образное мышление.

Сразу оговорюсь: любое совпадение с реальными людьми НЕ случайно!

 

Главные действующие лица: поросёнок Фунтик, госпожа Феладунна, Фокус Каррерус, обезьянка Фратрино, первый сыщик: Назанчер-Старший, второй сыщик: Глушаковер-Младший.

 Ранним утром, под вечер, а точнее — в обед, на лесной дороге, увитой диким шиповником и плющом, стоял похожий на гигантское насекомое старинный цирковой автомобиль.

Мотоциклетные колеса со спицами, приспособленные к почтовому экипажу, руль-штурвал, никелированные, невероятных размеров фары, клаксон от старой пожарки, колокол, огнетушитель, примус, несколько цирковых афиш…

 Марку этого авто не смогли бы определить даже самые уважаемые знатоки.

 Ее просто не было,… а вот автомобиль — был!

 Владелец автомобиля, Фокус Каррерус сидел на траве у капота с гаечным ключом в одной руке и с цветком в другой и, улыбаясь, думал о чем-то своем.

 — Признаюсь, я даже рад, что мы здесь застряли, — произнес он, обращаясь к своему верному спутнику — обезьянке Фратрино, — ведь мы так редко бываем в лесу!

 — И я рад, — согласился Фратрино, выдирая репейники из хвоста…

 — Тсс, — Каррерус поднес палец к губам. — Ты слышишь? Это голос кукушки… А это… поет соловей. Какое счастье слышать, как он поет!

 — Пожалуй, запишу в мою книжечку, — надумал Фратрино, доставая из кармашка видавший виды блокнот. — Хрю-хрю… И еще раз — хрю!

 — Позвольте, при чем здесь «хрю»?! — возразил было Каррерус, но потом согласился… — Нет, это не песенка соловья!

 Каррерус и Фратрино на цыпочках приблизились к зарослям, из-за которых раздавались странные звуки, раздвинули их и увидели… поросенка, ревущего в три ручья!

 На бедняге была панама, полосатая майка, красно-белый бант и коротенькие штаны…

 — Не хочу! Не хочу! Не буду обманывать ребятишек! — причитал поросенок, задыхаясь от всхлипов. — Делайте со мной что хотите, не буду и все!

Фунтик

— Успокойся, малыш, — попросил дядюшка Каррерус, протягивая поросенку салфетку. — Никто не заставляет тебя обманывать. Я хоть и фокусник, но обманщиков не терплю!

— Не терпит, — подтвердил Фратрино, — потому как… профессионал!

 Каррерус поймал в воздухе горсть разноцветных конфет и отдал их поросенку.

 — Семь лет, — сказал он, — я показываю мои фокусы, но не стыжусь смотреть людям в глаза!

 — А я стыжусь! — поросенок сделал ножкой, требуя паузы. — Перед вами маленький поросенок, но очень большой обманщик. Я обманул очень много человек: десять тренеров, миллионы простых фанатов и одного очень доброго старичка.

 — Да нет, — простодушный Фратрино не хотел верить услышанному. — Ты не мог стать обманщиком!

 Поросенок сделал вперед еще один шаг и заявил не без гордости:

— Но я им стал!

Фокус Каррерус схватился за щеки руками — признание поросенка огорчило его словно зубная боль. А несчастный между тем продолжал свой рассказ.

 — Вы, конечно, слыхали о госпоже Феладунне? Так вот я у нее служил!

Феладунна

 — Феладунна?! — переспросил Фокус, что-то припоминая. — Нольтрофеич? Тренеришка? Сбитый летчик? Но, позвольте, что же у этой обманщицы мог делать ты?

 — Оказалось, что у меня есть талант! — признался поросенок, потупившись. — Я рассказывал сказку про заговор всех и вся и добавлял: «Ребята потерпите, уж следующий сезон точно будет наш!»

 Панама и две слезинки под пятачком действовали безотказно.

  — Вот так, — признался он, — я обманул много человек: десять тренеров, миллионы простых фанатов и одного очень доброго старичка. Ребята ведь не знали, что все деньги госпожа Феладунна забирает себе и только маленькую часть отдаёт на трансферы. Я не мог их больше обманывать и убежал! Теперь хозяйка ищет меня повсюду, я — преступник… Такую жизнь хорошей не назовешь!

 В подтверждение поросенок достал из кармашка полицейский плакат.

 — «Сбе-жал о-пас-ный преступник по клич-ке Фун-тик, — читал Фратрино, ведя по строчкам кончиком хвоста. — Каж-до-му, кто знает о мес-то-на-хож-де-нии, на-гра-да в сто мо-нет!»

Дядюшка Каррерус мог сделать чудо из любого предмета, даже ранний вылет из Лиги Европы превратить в чемпионство на выходе: талант есть талант!

 — Всю свою жизнь, — сказал он, — я стараюсь делать грустных веселыми, но приобретение под Лигу чемпионов Петковича и Педро Роши - это уже за гранью веселья... Вот тебе рука… Как твое имя, малыш?

 — Фунтик, — представился Фунтик, снимая панамку.

 — Вот что, Фунтик, — начал Каррерус, приняв решение, — мы едем по соседним городам, а потом ненадолго заглянем даже в Европу (Словению, Англию и два города в Испании), нас там ждут дети. И мы готовы принять тебя в нашу цирковую семью!

 — Да? Честно-честно?! — Фунтик не мог поверить своему счастью.

 — Честно-честно! — подтвердил дядюшка Каррерус.

 — Честнее не бывает, — добавил Фратрино и вдруг спросил: — А ты стихи, случайно, не пишешь?

 — У меня много разных талантов, — простодушно признался Фунтик, — может быть, и стихотворный есть. Ну вот, например:

A tutti! Avanti!

Фратрино не хотел уступать лавры первого поэта и потому тотчас продолжил стишок:

Massimo Carrera!

Фунтик расчувствовался, размечтался, но потом вдруг насторожился и вскарабкался на пенек: назаровские стишки он уже за версту чуял.

Сомнений не было — полиция приближалась к лесной опушке с разных сторон!

 — Это за мной! Все, я погиб! — Два глаза и трясущаяся панамка: таким был Фунтик в этот миг.

 Дядюшка Каррерус поднес палец к губам:

 — Тсс! Прячься, малыш, в этот ящик, — приказал он. И добавил с улыбкой: — Поверь, я сумею их провести!

 Фунтик мигом «сыграл в ящик», надеясь, что это не навсегда.

 И тотчас же на полянке появились представители власти: двое полицейских в блестящих резиновых плащах.

 Первый был с усами и толст, а второй — молод, худ и как будто только вышел из бани.

Назанчер

— Назанчер-Старший! Лучший сыщик с кулинарным дипломом, — представился первый. — Кто такие? Цель поездки? Водительские права?!

 Молодой тоже не заставил себя долго ждать.

 — Глушаковер-Младший! Лучший сыщик без диплома! Разрешение на поездку? Справки с последней стоянки? Отзывы о благонадежности?

 — Есть. Все есть! — заверил дядюшка Каррерус сыщиков и принялся за извлечение справок.

 Он доставал их отовсюду: из пустого бумажного кулька, из рукавов и карманов сыщиков и даже из собственного сизого носа.

 Через минуту справками была завалена вся полянка вокруг.

 Глушаковер и Назанчер чуть прибалдели от обилия виз, печатей и документов, но это не помешало им продолжить перекрестный допрос:

 — Фокус Каррерус?!

 — Так точно!

 — Тренер?!

 — С вашего позволения…

 — Любимец детей?!

 — Да.

 — А разрешение на тренерскую деятельность у вас имеется? — злобно спросил первый из сыщиков, доставая блокнот и готовясь обыграть этот вопрос в очередном стихотворении.

 Каррерус нашел в груде бумаг нужную справку:

 — Естественно, без него я из дома не выхожу!

 Наступила пауза, во время которой младший сыщик без диплома выверял подлинность документа, спустя некоторое время коротышка продолжил допрос.

  — Скажите, вы преступника с красно-белым бантом в этом лесу не встречали? Поросенка? В панаме? В синих на лямках штанах?!

— Нет, — покачал головой дядюшка Каррерус, — преступника не встречал.

 — Взгляните на фото.

 — Вот первый раз вижу.

 — А вы?!

 — Это Фунтик! — ляпнул Фратрино, но тотчас же сам себе зажал рот.

 — Ах, Фунтик? Вы сказали — Фунтик?! — предчувствуя удачу, Назанчер затрясся, как вылезший из воды пес.

 Проклиная себя в душе за одну оплошность, Фратрино не заметил второй. Вымакивая кончиком хвоста слезы, он заявил:

 — С государственным преступником Фунтиком я не знаком!

Назанчер-Старший, лучший сыщик с кулинарным дипломом, был теперь само торжество:

— Ты произнес «Фунтик», не килограмм, не тонна, а именно Фунт?! Заврался, мой милый, по тебе полиция плачет, тюрьма тоскует, камера с петель двери рвет!

 — Обыск! — объявил Глушаковер-Младший, лучший сыщик без диплома, опуская свой саквояж на траву.

 Уж что-что, а обыск эти ребята делать могли! Так, бывало, ищут, такого компромата понаснимают…

 Дядюшка Каррерус знал эту хватку и потому поднял вверх руки:

 — Ваша взяла. Этот бедняга здесь, в этом ящике, делайте с ним все, что хотите!

 Поросячий визг отчаяния на миг заглушил шелест деревьев и перебранку птиц.

 — Ну, наконец-то! — произнесли хором сыщики и в слезах обнялись.

Все

 Фратрино не разделил радости полицейских.

 — Бедный поросенок! — шептал он, заламывая руки. — Несчастный малыш!

 — Попался! — удостоверился Глушаковер, заглянув в ящик. — Маленький-маленький, а награда за него, ой-ой-ой!

 Назанчер достал из баула увесистый том инструкций и приложился к нему губами.

 — Наука не подвела! Поросенок арестован. Ящик конфискован. Алле-гоп! Вуаля!

 — Да, да, конечно, — признал свое поражение дядюшка Каррерус, — я помогу…

 И он засуетился, снимая ящик и хлопая створками, и, лишь закрывая последнюю из них, не удержался и произнес не без гордости:

 — Ап!

 Глушаковер и Назанчер подхватили хрюкающий ящик и помчались, продираясь сквозь репейники и кусты.

 — Удрать от такой старушки, как Феладунна, — это надо уметь! — произнёс Глушаковер, поглаживая фанеру.

 Дядюшка Каррерус стоял на пеньке и, прощаясь с полицией, помахивал шляпой. Цирковые слезы из его глаз текли в три ручья.

 — Пиши нам, Фунтик, — кричал он, — пиши по адресу: Автомобильчик дядюшки Фокуса Карреруса, Каррерусу лично!

 А Фратрино, не переставая терзаться, заламывал руки:

 — Как ты смог, дядюшка? Ну как ты смог?!

 — Смог, — развел руками дядюшка Каррерус.

 Подойдя к оставшемуся на поляне ящику, он поднял его на пенек, разобрал створки, и перед удивленным взором Фратрино вновь предстал поросенок!

 Фратрино глазам своим не поверил:

 — Фунтик?! Вот это да!!!

 Поняв, что опасность миновала, поросенок Фунтик подошел к Каррерусу, обнял его за шею и сказал фразу, ставшую потом крылатой:

 — Ребята, отныне я — ваш!

Все вместе

 По разным дорогам и в разные стороны едут цирковой и полицейский автомобили.

 Все разное, а тема для разговоров одна.

 В цирковом говорят:

 — Мы рады, Фунтик, что ты теперь с нами!

 А в полицейском:

 — Мы из сыщиков — сыщики! Обещали — уволили поймали. Теперь нам за этого Фунтика большие деньги дадут!

 У первой же телефонной будки Глушаковер попридержал авто.

— Алло, полиция? Докладывает Назанчер-Старший, лучший сыщик с кулинарным дипломом! Государственный преступник Фунтик пойман и будет доставлен через десять минут! Кто отличился при проведении операции?! Странный вопрос… Я, конечно, кто же еще?!

Телеграфный аппарат полиции, захлебываясь, понес это известие во все концы…

«…Полчаса назад… силами доблестных сыщиков… в опасной перестрелке… схвачен и обезврежен…»

 А Каррерус, меж тем, съехал с основной дороги и, что-то вспомнив, заметил:

— Нет, друзья мои, что там ни говорите, а без дураков на этом свете было бы скучно жить!

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Dingley Dell
+95
Популярные комментарии
Игорь Фатьянов
+35
Не дочитал
kuLi
+23
Что это делает в приложении ЦСКА?
vxworks
+22
Шизофрения..
maxi_wind
+14
А ведь человек старался , целый день высирал это г_##$но
alxbasd
+11
Ждите продолжение про конька-горбунка
Ответ на комментарий kuLi
Что это делает в приложении ЦСКА?
Написать комментарий 48 комментариев

Новости

Реклама 18+