Реклама 18+

Лучшие футболисты, родившиеся в Сибири

Суровый климат – не всегда помеха для большой карьеры. 

Основной состав

Андрей Синицын (Забайкальский край)

Город Краснокаменск старше вратаря «Краснодара» всего на 19 лет. Родители предлагали заниматься единоборствами, но сын быстро променял их на футбол, а в шестнадцать один уехал в Читу, где быстро освоился, пережил с местным клубом и победу во втором дивизионе, и вылет из первого, дважды став лучшим вратарём зоны «Восток».

Сезона в Красноярске хватило, чтобы зацепить внимание Премьер-лиги. Синицын не скрывал пристрастий к «Спартаку», однако на сборы позвал «Локомотив» – до подписания контракта не дошло, потому что «Енисей» запросил больше. Летом 2012 года вратаря забрал «Краснодар», селекционную службу которого возглавлял Александр Толстиков, руководитель агентства, управлявшего делами самого Синицына.

В стане «быков» Андрей пять лет в основном подменяет Андрея Диканя и ещё одного подопечного Толстикова Станислава Крицюка, хотя весной закрепился в старте. Не исключено, что поборется за место и на летних сборах.

Константин Рауш (Томская область)

В начале 90-х в Томской области проживало около 15 тысяч немцев, и в одной из таких семей в селе Кожевниково родился будущий защитник «Кёльна». Через пять лет родители эмигрировали в Германию. Немцы с трудом произносили имя Рауша, поэтому до сих пор предпочитают прозвище Кокка. Сам он прошёл всю вертикаль «Ганновера», стал самым молодым в истории, кто выходил на поле в футболке 96-х, и взял бронзу юношеского ЧМ.

Рауш до сих пор окучивает бровки немецких стадионов. До немецкой сборной он так и не дотянул, российская пресса давным-давно вытянула из игрока цитату о желании сыграть за Россию, но даже наличие паспорта не соблазняет Черчесова проверить футболиста из верхней части таблицы Бундеслиги на фоне Комбарова или Жиркова.

Фёдор Кудряшов (Иркутская область)

Когда защитнику «Ростова» было девять, семья сменила крохотный рабочий посёлок Мамакан на Братск. В двенадцать Кудряшов с отцом смотрел по телевизору, как Валерий Кечинов забивает ван дер Сару. В семнадцать, попробовав на вкус зарубы с мужиками во второй лиге, выиграл со сборной Сибири турнир в Краснодаре и поехал к Кечинову в спартаковский дубль. Родной «Сибиряк» получил компенсацию в 30 тысяч долларов.

Мог бы конкурировать в сборной России / Сибири за место как раз с Раушем, но слишком уж хорошо прижился в центре обороны в мастерской Курбана Бердыева.

От Эквадора до Туркмении. Свита Курбана Бердыева

Александр Жиров (Барнаул)

Когда Александра вызвали на просмотр в барнаульскую СДЮШОР, родители подумали, что сын произведёт впечатление, если придёт в официальном прикиде. Расчёт не оправдался: пришлось в брюках и туфлях сдавать беговые тесты и кросс. Жиров справился, но не факт, что даже спустя много лет нашёл ответ на вопрос, почему футболистов принимают в школу по беговым нормативам.

Дальнейшим успехами защитник «Анжи» обязан Юрию Газзаеву, одному из лучших тренеров первой лиги по поиску и раскрытию неотёсанной молодёжи. Он не смог забрать Жирова в «Шинник», но, перебравшись в «Волгарь», не забыл о нём и наконец переманил. Два года назад Александр попал в расширенный список Фабио Капелло – помимо него, только Ткачук и Панченко добивались такого внимания, играя в ФНЛ.

Летом Жирову предстоит выбор между «Краснодаром» и «Анжи».

Андреас Бек (Кемерово)

В «Бешикташе» Бек взял второе чемпионство в карьере, а сейчас идёт на третье. За тем, как «Штутгарт» брал первый титул, попутно пропуская голы от Ивана Саенко, в основном смотрел со скамейки, не в силах вытеснить из состава Рикардо Осорио. Есть в карьере Анди и другие связи с Россией: при нём Штранцль уезжал в РФПЛ , вместе с ним в «Штутгарте» начинал и Таски, ещё один российский иммигрант.

Но главное – место рождения. Бек ничего не помнит из кемеровского этапа жизни. Мать – русская, отец по происхождению – немец, и с его подачи семейство переселилось в Европу, невзирая на бытовые сложности: некоторое время после переезда пришлось жить в фургоне. Когда будущий капитан «Хоффенхайма» громко заявил о себе, его бабушка всё ещё жила в Санкт-Петербурге, и формально у России было право завербовать Бека. Но он сам, хоть и хранил дома матрёшки и наслаждался маминым борщом, предпочитал не лицемерить и открыто признавался, что будет играть только за Германию.

Роман Зобнин (Иркутск)

Старший брат Зобнина смог некоторое время поиграть в сибирских клубах: сначала в «Томи», сразу после выпуска из тольяттинской академии, а потом непосредственно в Иркутске за «Звезду». Однако после вылета во вторую лигу решил завязать и пойти по стопам отцам – учиться на лётчика.

Сам Роман профессионально на родине не выступал. На всероссийских турнирах он играл за пацанов на три года старше, и неудивительно, что уже в 10 лет скауты начали сходить по нему с ума. Поглазев на то, как Владимир Гранат завоёвывает игрой за «Звезду» приглашение в «Динамо», Зобнин отверг все сомнения и поехал колесить по стране. Две недели в Ижевске, семь лет в Тольятти – и вот он рядом с Гранатом и Жирковым, которого ещё недавно боялся потревожить приветствием на базе «Челси», куда ездил на стажировку. Ещё шаг вперёд – и празднование чемпионства плечом к плечу с Андреем Ещенко, тоже иркутянином.

Сейчас универсализм Зобнина как нельзя кстати и в «Спартаке», и в национальной команде. Пригодился бы и сборной Сибири, переполненной крайними защитниками и остро нуждающейся в хавбеках. 

Александр Головин (Кемеровская область)

Словарь Даля так определяет название родного городка Головина Калтана – «молодой летний соболь». Вряд ли полузащитник ЦСКА фанатеет от представителей семейства куньих, но яркая молодость – точно про него. 

Уроженец шахтёрского Кузбасса, удививший всех перфомансом на вручении приза лучшему молодому игроку страны, попал в футбол, выражаясь словами первого тренера, не благодаря, а вопреки. В Калтане приходилось большую часть года тренироваться в зале, который по размерам уступал даже стандартным школьным. Там до сих пор нет поля, а тренеры пашут за копейки, и не всегда до них доходят даже те компенсации, что полагаются за воспитание успешных футболистов.

Три года отец сам возил Александра до Новокузнецка и обратно, потом он переехал в интернат училища олимпийского резерва в Ленинск-Кузнецком. Дорогу в ЦСКА, как и многим другим, открыла игра за юношескую сборную Сибири. Причём Головин мог оказаться и в «Спартаке», и в «Зените».

Дмитрий Торбинский (Красноярский край)

В Норильске мощно развит мини-футбол, что объяснимо: за полярным кругом затруднительно играть в большой. Торбинский прихватил с собой в Москву технические навыки, позволявшие выделяться среди сверстников, а также настырный характер. А вот детскую улыбку с лица словно кто-то стёр – после переезда Дмитрий сильно изменился, словно защищаясь в новой для себя среде, стал угрюмым и где-то даже злым.

В нашей сборной он на любимом месте – в самом сердце атакующих действий. Травмы не дали Торбинскому дорасти до того, чтобы почувствовать в себе силу уехать за границу или хотя бы стать твёрдым игроком сборной России. Он всегда был где-то рядом, напоминал о себе на новых позициях, даже научился игре в обороне. Торбинский – не из тех, в кого кидаются обвинениями в разгильдяйстве и причисляют к худшим порождениям лимита. Но чувство недосказанности по завершении карьеры непременно будет преследовать его фамилию. 

Эдгар Приб (Якутия)

Ещё один левый бровочник, отправившийся по маршруту Сибирь – Германия. Отличие в том, что его родители отнюдь не немцы. Как выразился сам Эдгар в недавнем интервью: «Они с России, точнее с Украины и Казахстана».

В два года уехал с ними из якутского Нерюнгри и поселился в Фюрте. Пробился в состав «Гройтера» – вылетел с ним во вторую Бундеслигу, попутно заинтересовав Юргена Клопа. Перешёл в «Ганновер» за 2,5 млн евро  – через три года опять вылет.  Бывший одноклубник Генрих Шмидтгаль звал играть за Казахстан, и Приб вроде был не против, но решил повременить в надежде на русских. Получил паспорт, дал интервью российской прессе, однако тщетно.

Раньше перемещался между позициями центрхава и левого вингера. Этот сезон полностью отыграл на краю – бывало, появлялся в обороне, но чаще действовал в полузащите. Вернул «Ганновер» в Бундеслигу, став лучшим в команде по числу ассистов и ключевых передач.

Александр Ерохин (Барнаул)

Геннадий Смертин дал сборной не только сына, но и этого парня, пусть пока он и играет лишь в товарняках. Смертин занимался с Ерохиным персонально, гонял по лестнице, заставляя прибегать наверх быстрее лифта, и собирал пацанов с района, дабы те толпой отбирали у него мяч. Чтобы проветриться, Александр ходил на фанатский сектор шизить за барнаульское «Динамо».

За родной клуб до сих пор не сыграл: в юном возрасте забрал «Локомотив», а когда стал ненужным в Черкизово, поехал к Леониду Кучуку в «Шериф», чтобы забить в Лиге Европы киевскому «Динамо» и спровоцировать отставку Валерия Газзаева.

Сменил несколько российских клубов и ярко воспылал в «Урале», где любят поднимать игроков из первого дивизиона. Сейчас безоговорочно основной в «Ростове». Выходные и отпуск стабильно проводит на Алтае – разве что боится кататься на горных лыжах, чтоб не получить травму. Наверняка сменит клуб вслед за Бердыевым.

Станислав Прокофьев (Тюмень)

С форвардами в Сибири туго – не рождаются. Прокофьев выстрадал место в Премьер-лиге, пройдя через ЛФЛ и фильтры низших лиг. Нижегородская «Волга» взяла путёвку в элиту в том числе благодаря голам Прокофьева, но с собой не взяла. В 25 лет казалось, что о таком уровне больше мечтать не придётся: за другую «Волгу», ульяновскую, форвард сыграл лишь 3 игры за целый сезон из-за постоянных болезней и травм.

Вероятно, после тех событий Прокофьев и решил стать мусульманином. Смена веры совпала с успешным возвращением в футбол и приглашением во Владивосток к Александру Григоряну, у которого дела пошли в гору. Вместе эта пара переехала и в «Тосно», но тот этап для обоих длился недолго. Григорян уехал ещё во время сборов, а Прокофьев ровно через год вернулся к нему на Дальний Восток. Только теперь в Хабаровск.

Соглашение с «Амкаром» действует ещё сезон, но если игровое время перестанет устраивать, Станислав вполне может влиться в рабоче-крестьянский стиль «Анжи».  

Второй состав:

Антон Митрюшкин (Красноярск)

Андрей Ещенко (Иркутск)

Иван Таранов (Томск)

Владимир Гранат (Улан-Удэ)

Александр Новиков (Омск)

Георгий Зотов (Новосибирск)

Евгений Чернов (Томск)

Евгений Баляйкин (Иркутская область)

Азер Алиев (Красноярск)

Иван Темников (Иркутская область)

Александр Соболев (Барнаул)

Куча крайних защитников, которых трудно распихать по полю. Лишь один форвард, да и тот показался на радарах благодаря упадку «Томи».

Двое провели сезон в ФНЛ: Алиев вполне может пойти на повышение совсем скоро, Темников в первом дивизионе всегда где-то в лидерах, однако в Премьер-лиге набрал пока только полтора десятка матчей.

Достойны упоминания: Сергей Чепчугов (Красноярск), Евгений Городов (Барнаул), Владимир Рыков (Новосибирск), Роман Бугаев (Братск, Иркутская обл.), Максим Житнев (Белово, Кемеровская обл.), Антон Кобялко (Барнаул).

Фото: Yugopolis; GEISSBLOG.KOELN; ТАСС; Алтапресс; Neue Westfalische; Спорт-Экспресс; РФС; ФК «Краснодар»; news.ykt.ru; «Алтайская Правда»; ФК «Амкар».

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Реконструктор
+47
Популярные комментарии
K.M.A
+7
Сколько людей из Барнаула. Даже и не знал, что у нас такая кузница кадров!
болельщик Цска
+1
Ещё, возможно, достоин упоминания Александр Зотов (из Хакасии)
spartak-v
0
Якутия - Сибирь?! О_о
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+