Реклама 18+

Драфт НХЛ. 50 лет в историях

Два десятка забавных историй и фактов о драфте НХЛ от журнала The Hockey News в блоге «Эпицентр».

В Яромира Ягра в начале 90-х верили не все.Фото: Fotobank/Getty Images/Ken Levine.

Фред Артур не сразу определился, какую карьеру он хотел бы для себя. Здоровяк из Торонто дебютировал в юниорской лиге Онтарио в 16 лет, показав удивительно хорошую игру для парня с отличной успеваемостью в университете. В 1980-м «Хартфорд» выбрал его под восьмым номером – сразу после будущих суперзвезд Ларри Мерфи (4-й) и Пола Коффи (6-й), но Артур предпочел завершить обучение и пропустить год. «Уэйлерс» обменяли права на защитника в «Филадельфию» в блокбастере с участием пятерых хоккеистов, и 20-летний новичок Фред даже провел один сезон в составе «Флайерс», неплохо отыграв 74 матча. Но летом 1982-го «Флайерс» приобрели Марка Хоу, Брэда Макриммона и Мирослава Дворжака, вследствие чего талантливый юниор был отправлен в фарм-клуб. Барахтаньям в АХЛ Артур предпочел будущее вне хоккея. Он повесил коньки на гвоздь и стал врачом.

В «Анахайм Майти Дакс» или безумно любили Тима Брента, или до смерти его ненавидели. На драфте 2002-го субтильный центрфорвард был выбран под общим 37-м номером, и после двух неплохих сезонов в составе «Сент-Майкл Мэджорс» он надеялся получить от калифорнийцев привлекательный контракт. В «Дакс» думали иначе. Им нравился прогресс Брента, но платить новичку деньги на уровне топ-проспекта в клубе посчитали чрезмерным. Тиму пришлось вновь выставить свою кандидатуру на драфт, где… его снова выбрал «Анахайм», но уже в третьем раунде под общим 75-м номером. Само собой, ему был предложен скромный контракт, и спустя три года нападающий, сыгравший за «уток» всего 15 матчей, был обменян. С таким же сценарием развивалась карьера Евгения Королева. «Айлендерс» сначала выбрали его под 192-м номером в 1996-м, после чего, когда не смогли договориться о новом контракте, задрафтовали его уже в 1998-м. Только под 182-м номером.

С образованием драфта НХЛ решила дать «Монреалю» небольшую культурную привилегию, разрешив ему выбирать двух игроков из провинции Квебек еще до церемонии (согласно этому правилу, «Канадиенс» могли отказаться от двух своих первых пиков на драфте и выбрать двух понравившихся им игроков-франкофонов). Сейчас на такой шаг никто бы не пошел, но в середине 60-х это считалось нормальным. Так вот, «Монреаль» не использовал преимущество вплоть до 1968-го, когда они выбрали вратаря «Драммонвилля» Мишеля Плассе под общим первым номером. Нужно учесть, что на том драфте у «Хабс» были три стартовых пика (второй и третий номера были получены в результате обменов), так что генменеджер канадцев Сэм Поллок мог быть собой доволен. Два лучших проспекта того драфта были франкофонами – и они, соответственно, достались «Монреалю», два других – Марк Тардиф и Режан Уль – также стали игроками «Хабс», которые не постеснялись обделить остальные клубы, несмотря на 4 победы в Кубке Стэнли за 5 лет. После этого драфта Лига решила не позволять «Монреалю» использовать культурную привилегию до тех пор, пока выбор клуба не одобрят все остальные менеджеры-конкуренты. А такого еще не случалось.

Жан-Жак Дайньо пришел на церемонию драфта-1984 с гипсом на ноге, которую он травмировал в конце сезона. Сломанная лодыжка не остановила будущего атакующего защитника «Ванкувера» от похода на Montreal Forum, где и проходил отбор лучших юниоров года. На помост для встречи с генменеджером «Кэнакс» Дайньо добирался при помощи костылей.

Первым выходцем из Старого Света, попавшим на драфт, был финский вингер Томми Салмелайнен, выбранный в 1969-м под 66-м номером. 20-летний форвард тут же отправился в «Сент-Луис», попытался пробиться в основу через фарм-клуб «блюзменов» из Канзаса, но после 22 (6+16) очков в 62 матчах Центральной хоккейной лиги вернулся домой. В последствие Салмелайнен станет одним из совладельцев ХИФКа, в котором он и провел большую часть карьеры.

Теему Селянне получил шикарный комплимент от одного из скаутов перед драфтом-1988: «Этот парень напоминает мне Яри Курри. Осмелюсь сказать, что будет следующим Яри. Он абсолютно лучший снайпер из всех игроков, которые будут доступны на этом драфте». Так оно и произошло. Выбранный «Джетс» под 10-м номером Селянне в прошлом сезоне опередил по набранным очкам Курри, а среди всех хоккеистов, выбранных в один год с ним, ближе всех по числу забитых голов к финну Марк Рекки. С отставанием в 86 шайб.

Известный боевитым характером тафгай Линк Гетц появился на драфте 88-го в Монреале с… двумя синяками под глазами. Один журналист даже посоветовал «Миннесоте», выбравшей проблематичного тинэйджера под 40-м номером, на всякий случай захватить в следующем раунде студента юридического колледжа. Короткая, составившая всего 65 матчей карьера Гетца в НХЛ, вместила в себя а) обвинение в вождении автомобиля в нетрезвом состоянии; б) выброшенный из окна мотеля телевизор; в) травма, полученная в результате автомобильной аварии.

Хью Джессимэн, пожалуй, единственный неразорвавшийся снаряд из богатого на классных юниоров драфта-2003. Двухметровый гигант весом в центнер должен был наводить ужас на вратарей своим могучим щелчком и терроризировать легких защитников. «Рейнджерс» потратили на него 12-й выбор, предпочтя Джессимана таким игрокам, как Дастин Браун, Брент Сибрук, Зак Паризе, Райан Гецлаф, Брент Бернс, Райан Кеслер, Майк Ричардс и Кори Перри. К 28 годам Хью, тем не менее, провел всего 2 матча в НХЛ, да и те не в составе ньюйоркцев. Хотя его игра в прошлом сезоне внушила некоторый оптимизм. Он установил личный рекорд по числу голов в АХЛ, забросив 29 шайб в 75 встречах.

«Сент-Луис» стал единственной командой, когда-либо проигнорировавшей церемонию драфта. В 1983-м, после того как НХЛ наложила вето на сделку по продаже клуба компании Билла Хантера, тогдашние владельцы «блюзменов», производители корма для домашних животных Ralston-Purina, растерявшие 10 миллионов долларов за шесть лет, в ответ на решение лиги не отправили своих представителей на драфт. В том сезоне «Блюз» заняли пятое место с конца, но возможностью взять кого-то из таких талантливых ребят, как Том Баррассо, Джон Маклин, Расс Куртнолл, Эндрю Макбэйн и Кэм Нили, был ими упущен.

Перед началом драфта 1990-го один скаут написал о нем в превью: «Ягра сложно назвать искусным игроком. Вряд ли он сможет чем-то удивить». Выбранный под 5-м общим номером форвард всю свою карьеру только и делал, что удивлял искусной игрой (и не только в НХЛ). Практически наверняка он попадет в Зал хоккейной славы, хотя завершать карьеру чех, проведший в лиге 19 сезонов, не спешит.

Под 183-м номером на драфте 1974-го «Баффало Сэйбрс» выбрал игрока, которого… не существовало в природе. И так родилась легенда Таро Цуджимото. Джиэм «Баффало» Панч Имлэк настолько устал и заскучал к 11-му раунду, что решил подколоть своих коллег и журналистов. Пробежавшись глазами по списку самых распространенных японских имен, он вдруг выбрал Таро Цуджимото из «Токио Катанас». Катана, если не знаете, японский меч. Ну, практически, клинок, так что Имлэку не составило труда придумать название вымышленному клубу. На протяжении нескольких недель хоккейный мир верил в существование Цуджимото и то, что японец приедет играть в Штаты. Имлэк утверждал, что новичок вот-вот прибудет в лагерь клуба, а фамилия мифического хоккеиста даже появилась в официальных справочниках лиги, посвященных сезону.

Только перед началом тренировочных лагерей в «Сэйбрс» признались, что просто пошутили. НХЛ вычеркнула 183-й номер из летописи драфта-1974, но о японце, нет-нет, да вспоминают. Так, свитера с фамилией Tsujimoto можно найти в торговых центрах Баффало.

Дени Савар, Дени Сир и Дени Трембле выросли в одном и тот же городе, живя по соседству. Они дружили с самого детства и играли в одной тройке с 8 лет, пройдя немалый путь до основного состава «Монреаль Джуниор Канадиенс», что выступал в юниорской лиге Квебека. Савар был диспетчером того звена, Сир штамповал голы, а Трембле работал за троих в обороне, подчищая за товарищами. Слава об этой тройке гремела на всю Канаду, и, что удивительно, все ее участники родились в один день – 4 февраля 1961 года. На драфте 1980-го больше других скаутам приглянулся Савар – он ушел под 4-м номером в «Чикаго», Сира выбрал «Калгари», не пожалевший 13-й пик, а Трембле, что удивительно, остался незамеченным. Можете представить, каково ему было в тот момент! Трембле провел еще один сезон в юниорской лиге, после чего, провалив предсезонку с «Бостоном», который предложил ему просмотровый контракт, завершил карьеру и стал почтальоном.

16-летний Гари Монахан стал первым хоккеистом, когда-либо задрафтованным в НХЛ. В день церемонии он находился в парке, где подрабатывал летом, так что о решении «Монреаля» Гари узнал не сразу. По возвращении домой ему об этом сказал отец, после чего мальчику позвонил генменеджер «Канадиенс» Сэм Поллок. «Помню, что не сразу понял, о чем шла речь. Какой еще драфт? Что это? Меня призывают в армию? Что, черт возьми, происходит?» – признался потом Монахан. Он провел за «Канадиенс» всего 14 матчей, а в 1969-м был обменян в «Детройт» на Пита Маховлича.

С момента дебюта первого в истории лиги задрафтованного советского хоккеиста прошло 30 лет. «Лос-Анджелес», несмотря на ряд обстоятельств, не побоялся выбрать Виктора Нечаева, 27-летнего хоккеиста, который оказался в США, благодаря американской жене Черил Хэйглер. Джиэм «Кингс» Джордж Магуйар пригласил нападающего на тренировку команды, купил ему коньки и просматривал его несколько дней, после чего потратил на него 132-й пик. Перед драфтом Нечаев говорил, что «сможет заиграть в любом клубе НХЛ», но с делом его слова не сошлись. Он забил один в гол в трех матчах за «Кингс», набрал 11 очков в 28 встречах за дочернюю команду из Нью-Хэйвена, а затем был отпущен восвояси.

По мнению многих экспертов, драфт 1999-го считается одним из слабейших за всю историю лиги, но в 1965-м выбор хоккеистов был еще скуднее. В том году НХЛ подняла возрастную планку для новичков с 16 лет до 18, вследствие чего «Бостон» отказался драфтовать первым, а «Торонто» и вовсе не нашел для себя подходящих игроков. В общей сложности клубы выбрали всего 11 юниоров и только двое – Пьер Бушар и Мишел Паризо – отметились в НХЛ.

За 50 лет, прошедших с момента образования драфта, изменились не только игроки, но и скауты. Представьте, какой шум поднимут сейчас, если первый номер будет недостаточно хорош, чтобы пробиться в НХЛ. А за пять первых лет драфта такое случалось три раза. «Детройт» выбрал Клода Готье в 1964-м, Андре Велье не оправдал надежды «Рейнджерс», выбиравших первым в 1965-м, а Рик Пагнутти не стал звездой «Лос-Анджелеса», рассчитывавшего на него в 1967-м. Никто из них не провел в НХЛ и одного матча.

Сейчас, когда драфт НХЛ широко освещается всеми спортивными медиа, сложно поверить, что относительно недавно, церемония выбора лучших молодых игроков мира проходила в строго засекреченной обстановке. В 70-х на волне конкуренции с ВХА руководители НХЛ решили не раскрывать информацию о ходе и итогах драфта, чтобы менеджеры клубов ВХА не успели предложить контракты выбранным новичкам до того, как это сделают их коллеги-оппоненты из Национальной хоккейной лиги. Под грифом «Совершенно секретно» прошли 4 драфта (с 1974 по 1977-й), и некоторые его герои узнали о своих будущих командах только спустя некоторое время. Так, «Флайерс» долгое время не могли дозвониться до Мела Бриджмана, выбранного «Филадельфией» под общим первым номером в 1975-м. Нападающий сначала был на прогулке в горах, а потом уехал покупать машину.

Вратарь Рэй Мартынюк считался безумно талантливым и до, и после драфта-1970, на котором его под общим пятым номером выбрал «Монреаль». Все бы хорошо, но вылезти из-за спины блистательного Кена Драйдена и бэкапа Банни Ларока ему не удалось, и следующие 9 лет перспективный голкипер провел, блуждая по различным североамериканским лигам. Сменив с десяток команд и так не сыграв в НХЛ, Мартынюк завершил свою карьеру весьма необычным способом. После поражения его команды в финале плей-офф со счетом 2:7 он попросил водителя клубного автобуса остановиться на берегу озера, достал сумку с вещами и медленно, предмет за предметом, выбросил все элементы своей амуниции в воду. В большой хоккей Рэй после этого не вернулся, устроившись на работу в компанию Coca-Cola продавцом автоматов.

Отличительной чертой хоккеистов, выбранных на драфте 1981-го, стали шатауты. Так, 4-й номер Джон Ванбизбрук сделал 40 «сухарей», а в активе его коллеги Майка Вернона, выигравшего за свою карьеру два Кубка Стэнли и «Конн Смайт Трофи», их 27. Восьмой номер драфта и член Зала хоккейной славы Грант Фюр отстоял на ноль 25 раз, в активе Клинта Маларчука – 12 «сухих» игр. Но вы никогда не угадаете, кто из участников того драфта идет на пятом месте по числу шатаутов. Удивляйтесь, это Кирк Маккаскил, бывший центральный нападающий из Вермонта, ушедший под 64-м номером в «Виннипег». Кирк быстренько завязал с хоккеем, перейдя в бейсбол, где он провел 12 неплохих сезонов, за которые одержал 106 побед и сделал 11 шатаутов.

Вы ошибаетесь, если думаете, что отказ Эрика Линдроса примерить на себя свитер «Квебека» на драфте-1991 или решение Марио Лемье не выходить к представителям «Питтсбурга», это худшее, что случалось с юниорами во время церемоний. Так, дорога до подиума заняла у Барри Табобондунга, выбранного «Флайерс» в 1981-м под 47-м номером, более двух часов. Индеец из племени одживба, услышав свою фамилию, побежал поблагодарить менеджеров «Филадельфии» и, чтобы срезать дорогу, пошел по сиденьям. Один неудачный шаг – и его нога намертво застряла между стульев. Рабочим пришлось удалить целый ряд, чтобы освободить бедолагу, а генменеджер «Флайерс» успел отвесить бодрую шутку, заявив, что уж против «Канадиенс» (церемония проходила в Montreal Forum) Табобондунг сможет сыграть наверняка. Барри не провел в НХЛ ни одного матча, а его жизнь оборвалась в результате трагического происшествия. Спасая сына, упавшего под колеса грейдера, он принял удар на себя и погиб. Ребенок отделался переломом ноги.

Если хотя бы два из десятка выбранных за драфт юниора станут игроками уровня НХЛ, работу скаутов можно считать приемлемой. Если три – уже хорошей. 4 и больше – наши поздравления, вы на верном пути. Но то, что удалось «Нью-Джерси» в 1990-м, должно быть примером для остальных клубов лиги. Из 14 хоккеистов, задрафтованных «Девилс» тем летом, сразу 10 – а это 71,4% – могут похвастаться неплохими карьерами. Это, конечно, Мартин Бродер (общий №20) – самый успешный вратарь в истории лиги. Майк Данэм и Кори Шваб также провели несколько добротных сезонов. Хороши были не только голкиперы, но и защитники. Это и Ярослав Модры (179-й), Брэд Бомбардир (56-й), Крис Макальпин (137-й), Дэвид Хэрлок (24-й), Тодд Рирден (242-й) и Дин Малкок (95-й). Нападающий Валерий Зелепукин также был выбран «дьяволами» в том удачном для скаутов клуба сезоне. Всего эти 10 игроков провели в общей сложности 4208 матчей в регулярных чемпионатах.

Виктор Хатулев был первым советским игроком, задрафтованным клубом НХЛ. В 1975-м, спустя три года после легендарной суперсерии, «Филадельфия» выбрала его под 160-м номером. Рижанин мог стать первым выходцем из СССР в НХЛ, но… он даже не знал, что о решении «Флайерс». «Нам нельзя было распространять такую информацию среди хоккеистов», – рассказал бывший журналист «Советского спорта» Игорь Куперман. «Я заикнулся, было, о том, что с момента церемонии прошло 3 года, но мне не разрешили написать об этом». На протяжении карьеры Хатулев боролся с алкозависимостью; поговаривают, что он даже отбыл срок за продажу наркотиков. В октябре 1994-м его тело нашли на улице.

В 70-х никто не смотрел в будущее своего клуба лучше, чем генменеджер «Монреаля» Сэм Поллок. Зная о том, что драфт 1971-го будет богат на таланты – на него должны были выйти Ги Лафлер и Марсель Дионн – джиэм «Хабс» еще летом 1970-го провел трейд с аутсайдером «Калифорния Силс», пожертвовав выбор в первом раунде «Канадиенс» и Эрни Хикки за драфт-пик южан и незвездного защитника Франсуа Лякомба. Когда же по ходу сезона «Силс» начали опережать «Лос-Анджелес» в турнирной таблице, Поллок отправил в «Кингс» ветерана Ральфа Бэкстрема, чтобы повысить шансы клуба на драфте. После этого будущий член Зала хоккейной славы Ги Лафлер уже не мог ускользнуть от «Монреаля».

В НХЛ нет людей, которые бы драфтовали защитников лучше, чем генменеджер «Нэшвилла» Дэвид Пойл и его помощник, а прежде глава скаутского отдела клуба, Пол Фентон. Особенно ударно они провели лето 2003-го. Под 92-м номером был выбран Александр Зульцер, который постепенно находит себя в лиге. Это первое попадание. Выбор Кевина Кляйна под 37-м номером – это два. Райан Сутер ушел седьмым, и это третий выстрел в цель. Контрольный в голову – это Ши Уэбер, который в том же году также достался «Нэшвиллу», уйдя с молотка 49-м.

В 1984-м Томас Майкл Главин был задрафтован сразу двумя клубами – в четвертом раунде «Лос-Анджелесом» и во втором «Атлантой Брэйвс» из… профессиональной бейсбольной лиги. «Кингс» выбрали перспективного форварда, который выделялся на уровне студенческих команд, на пять раундов раньше Люка Робитайла, но свой первый хоккейный матч на уровне PRO их проспект провел только в 46 лет, да и то в ECHL. Свои лучшие годы Главин потратил на бейсбол, о чем точно не пожалел. За его плечами титул МВП Мировой серии, 10 вызовов на Матчи всех звезд и более 300 побед.

Петер Зезель – единственный игрок, который был завербован не только хоккейным, но и футбольным клубом. «Торонто Близзард» задрафтовал его за год до того, как на нападающего обратила внимание «Филадельфия». Зезель провел за «ящериц» три неофициальных матча, сыграл за молодежную сборную Канады на турнире КОНКАКАФ, после чего сосредоточился на хоккее.

Блог «Лига выдающихся джентльменов» и история драфта НХЛ

+90
Популярные комментарии
amra73
+3
про японца классно придумали))) кто в Баффало живет? На самом ли деле можно купить джерси с такой фамилией?)))
amra73
+1
Лига решила не позволять «Монреалю» использовать культурную привилегию до тех пор, пока выбор клуба не одобрят все остальные менеджеры-конкуренты. А такого еще не случалось.
===
получается, что Хабы и сейчас могут такое провернуть? теоретически
amra73
+1
Ягер тут смешной такой)))
andreassss
0
Спасибо!Понравилось!
Damned Gift
0
Шикарный материал, спасибо!
Написать комментарий 7 комментариев

Новости

Реклама 18+