Приключения тренера-аналитика сборной России на Универсиаде в Тайбее

Страсти вокруг двадцать девятой летней Универсиады уже поутихли, но багаж, заработанный российскими футбольными сборными, наверняка еще ни один год будет приносить пользу нашим игрокам и тренерам. О результатах соревнований, связи университетского и взрослого спорта в России и мире, а также скромных тайваньских полицейских.

Уверены, что могли добиться большего

- Игорь, расскажите, как вы попали на турнир?

- Мой агент рекомендовал мою кандидатуру вице-президенту РФС Сергею Вячеславовичу Анохину, который после собеседования ее одобрил. Я ехал как тренер-аналитик, обязанности мои заключались в обеспечении тренерского штаба информацией по предстоящим соперникам. Уже много лет работаю в InStat Football, международной компании, занимающейся анализом матчей. За время сотрудничества с ней писал тексты практически для всех ведущих тренеров мира: Жозе Моуринью, Хосепа Гвардиолы и других. То есть опыт у меня достаточно большой, и он мне многое дал. Наверное, благодаря этому меня и позвали.

- Можно ли сравнить ваши функции с работой Романа Пилипчука в “Спартаке”?

- Да, я думаю они были похожи, с той лишь разницей, что всё-таки это была сборная, а не клуб. Скорее всего, Пилипчук в “Спартаке” оказывает больше влияния на весь учебно-тренировочный процесс, я не знаю их внутренней кухни, но мне так кажется. В моем же случае у наставника команды Алексея Шерстнева и его помощника Сергея Свечкаря уже были сформировавшиеся взгляды. Важно, что основу сборной составляли футболисты «Строгино», то есть его подопечные. Таким образом, первую неделю на сборах в Москве посещал тренировки команды и изучал взгляды главного тренера, чтобы анализ, который я потом предоставлял по соперникам, можно было сопоставить с той философией, которая была у нас. Это очень важно для его эффективности. В остальном мои обязанности были во многом схожи с тем, чем занимается Пилипчук.

- Считалось, что наша мужская сборная попала в группу смерти. Сильнейшие итальянцы, победители прошлой Универсиады, бразильцы и американцы. Тем не менее, команда показала отличный результат, одержав три убедительные победы в группе. Вы ожидали подобной картины?

- Мы были нацелены на это. Конечно, все осознавали, что будет очень тяжело, исходя из того, в какую группу мы попали, нам даже не ставили конкретной задачи. Если у женской сборной наверняка были высокие цели и задачи, то у нас они были несколько расплывчаты – сыграть как можно лучше. Руководство понимало, что невыход из такой группы не стал бы катастрофой.

Но мы, естественно, ехали туда за золотыми медалями, иначе какой смысл участвовать? В такого рода соревнованиях, когда группа состоит из четырех команд, и каждая проводит по три игры, тон всему турниру всегда задает первый матч. Даже арифметически регулярны случаи, когда сборная выходит из группы с четырьмя-пятью очками, поэтому если одержать победу в первом матче, в двух оставшихся бывает достаточно сделать одну ничью. Важно и то, что ребята молодые, еще не все стабильны психологически, поэтому первая победа принесла бы большую психологическую раскрепощенность и задала бы тон всему дальнейшему соревнованию. Исходя из этого, самым важным был первый матч. Думаю, что мы с командой хорошо справились, очень долго собирали информацию, потому что если при анализе второго соперника уже можно посмотреть поединок этой команды в первом туре, то по первому оппоненту нет абсолютно ничего, это всё-таки университетские сборные, у которых на каждой следующей Универсиаде обычно диаметрально разные составы. Собирал информацию по крупицам через знакомых, по интернету, по видео. Практически полторы недели потратил только на это.

- На что делался акцент при подготовке к турниру?

- Мы решили отталкиваться исключительно от своей игры. Вне зависимости от уровня соперника, а они у нас были очень серьезные, делали акцент на собственном футболе. Надо было только подкорректировать отдельные моменты с оглядкой на конкретного оппонента. Залог успеха – использовать наши сильные стороны и посмотреть в каких зонах и каким образом мы можем чисто тактически обернуть это против соперника, соответственно, нейтрализовав его сильные качества.

- Какие стороны команды считались самыми слабыми, за что больше всего переживали?

- Мы переживали больше всего за сыгранность, эта проблема была общей для всех сборных. Большой вопрос состоял в том, кто лучше сыграется - у того и должно было быть большое преимущество, поэтому за конкретные линии или игроков мы не волновались. Всё-таки футболистов подбирали целенаправленно. Правда, получилось так, что клубы не отдали нам многих из тех, кого главный тренер хотел видеть в своей команде.

- Какие-то опасения в итоге оправдались или всё прошло гладко?

- По ощущениям, конечно, общим результатом мы довольны, но остался небольшой осадок. Это часто бывает у спортсменов, ведь все – и игроки, и штаб уверены, что могли добиться большего. В четвертьфинале с Уругваем у нас было преимущество, пропустили немного нелепый гол, но по потенциалу, на мой взгляд, самые сильные сборные – это Япония, победитель турнира, наша команда и, как мне показалось, итальянцы.

Пресс-атташе бразильской сборной привела полицейских

- В Тайбэе было очень жарко, больше 40 градусов. Как справлялись с такими погодными условиями? Как проходила адаптация?

- Конечно, было тяжело, потому что большая влажность. Олимпийская деревня располагалась относительно недалеко от моря, все с трудом переносили такие условия. Если честно, конкретно я на себе это не сильно прочувствовал, потому что приехал из Ростова, где было 42 градуса и довольно сухо, так что мне было в целом комфортно. Но всё равно, ощущение, что находишься в бане, не покидало.

- Какие вообще там были условия жизни? Были ли какие-то необычные инциденты?

- Условия были отличные, я разговаривал с людьми, которые ездили на предыдущие Универсиады, поэтому, в сравнении с теми примерами, всё очень хорошо. Скорее всё же приходится говорить о политической ситуации, как бы ни не хотелось связывать спорт и политику. В данном случае Тайвань по статусу чем-то похож на Абхазию, это не признанное в мире государство. Для них это было первое крупное мероприятия, и было сделано всё, чтобы угодить гостям. В целом тайваньцы – очень милые и доброжелательные люди, и для первого опыта организации столь большого турнира, они справились отлично, несмотря на некоторые проблемы с логистикой. Из забавных моментов – у них из-за политической ситуации очень мало иностранцев, потому что туда очень тяжело получить визу. И каждый раз, когда я заходил в магазин, постепенно за спиной скапливалась группа хихикающих девушек, которые ходили за мной по пятам и, видимо, стеснялись попросить сфотографироваться. В какой-то момент я резко останавливался, разворачивался и они все гуськом в меня врезались. Возникало чувство, будто я единственный белый в племени папуасов. Для них человек европейской внешности, действительно, видимо, редкое явление.

- Во время наблюдения за тренировкой сборной Бразилии у вас возникли проблемы с полицией. Расскажите, что это было?

- Да. Начать, наверное, стоит с того, что предматчевая тренировка – это важный элемент подготовки команды, на ней часто происходит моделирование действий против соперника против предстоящего соперника, поэтому она может быть очень важна в плане анализа. Естественно, я поехал посмотреть на занятия сборной Бразилии. Когда я зашел туда по аккредитации, меня заметили и, естественно, попросили удалиться. Главный тренер не начинал тренировку, пока я не покинул стадион, но свою работу мне всё же нужно было выполнить. Я увидел, что рядом с полем в парке на другой стороне есть беседка, поднялся туда и снял всё на видео. Там было много местных зевак, которые тоже фотографировали, поэтому меня не замечали. Но за пять-десять минут до конца тренировки люди разошлись, и меня стало заметно. Пресс-атташе бразильской сборной пришла ко мне с полицейскими и попросила удалить запись. Съемку я прекратил, хотя мог этого не делать, но до конца занятия оставалось совсем мало времени и особого смысла снимать дальше не было, там шла уже скорее развлекательная часть тренировки. Тем не менее, удалять материал я не стал, объяснил полицейским, что имею такое же право на нахождение здесь, как и местные жители, и ничего криминального, по сути, не делаю. Они, в принципе, согласились со мной, да и вообще довольно стеснительно общались, боясь кого-то обидеть. Потом мы начали с ними фотографироваться на память, чем вызвали буквально гнев пресс-атташе бразильской сборной, которая, естественно, рассчитывала на другой исход. В итоге мы просто сфотографировались с полицейскими, мило пообщались и разошлись.

У тренерского штаба очень симпатичная философия

- По мнению тренерского штаба, кто должен был стать на турнире лидерами команды?

- Не хотелось кого-то выделять конкретно, но, в принципе, те люди, на которых делали ставку, сыграли в свою силу в большинстве матчей. Единственное, чисто статистически нельзя не выделить Ивана Сергеева (“Строгино”), который стал лучшим бомбардиром турнира. Человек в важных моментах сделал то, что от него требовалось.

- Можете назвать кого-то, кто стал самой большой неожиданностью в положительном смысле?

- Хотел бы отметит Евгения Иващенко (“Строгино”), потому что он очень хладнокровный, думающий, умный игрок. В решающем эпизоде с третьим голом в ворота Бразилии он показал, что несмотря на свой возраст, ему всего 23 года, обладает большим потенциалом в плане умения правильно принимать решения, взять паузу и обладает хладнокровностью во время реализации своего замысла.

- Как думаете, давление на таких игроков как, например, Обольский и Муллин, которые уже светились в российской премьер-лиге, больше, чем на ребят, играющих обычно в других дивизионах?

- Знаете, с одной стороны, может быть, так и было. С другой, они, поиграв на крупных турнирах – Обольский выступал в премьер-лиге, Муллин выходил даже в матчах Лиги Европы против “Бетиса” - имели больший опыт такого давления и, соответственно, лучше с ним справлялись. Хотя, мне кажется, у нас все ребята сумели совладать и с психологическим давлением, и с погодными условиями, и с объективным отсутствием сыгранности, которое было у всех сборных на этом турнире.

- Один из игроков сборной России на Универсиаде – сын Андрея Тихонова Михаил. Какое к нему отношение в команде со стороны игроков и тренеров?

- Он себя правильно вел в том плане, что никогда не подчеркивал то обстоятельство, кем у него является папа в нашем футболе, со всеми общался, был доброжелателен, поэтому каких-то моментов, которые бы сыграли в отрицательную сторону, не было. Наоборот, вел себя достаточно позитивно. И я думаю, позитивно влиял на атмосферу в команде.

- Костяк сборной составляют футболисты “Строгино”. Почему выбор пал на них? Решили отправить на турнир уже сыгранную готовую команду?

- По мере того, как мы одерживали победу за победой, в интернете стали появляться комментарии о том, что мы привезли команду профессионалов, а остальные сборные приехали любителями. На самом деле это не так. Практически все сборные, за исключением, может, только сборной Аргентины, у которой действительно большая часть команды состояла из студентов, приехали с профессиональными командами. Да, “Строгино” отправили в качестве базовой команды, потому что у них уже имелась некоторая сыгранность, некая философия, причем достаточно симпатичная. Я до Универсиады с этим тренерским штабом не работал, поэтому, если честно, их стиля игры не знал, но он понравился мне как с профессиональной, так и с эстетической точки зрения. “Строгино” - очень молодая команда, как раз те ребята, которые переходят или уже перешли из юношеского футбола во взрослый. У нас в России это, к сожалению, большая проблема, когда огромное число футболистов, я бы сказал, подавляющее число выпускников, пропадает как раз на этом этапе.

- Успех сборной на Универсиаде можно назвать успехом академии “Строгино”?

- Да, это не будет противоречить истине, потому что костяк сборной составляли игроки “Строгино”. К тому же, они и боролись против значительно более старших игроков. Например, когда мы играли против Уругвая, средний возраст нашей команды был около двадцати лет, а у соперников – на пять лет старше. Плюс большинство из них – игроки уровня уругвайской первой лиги, по-нашему это ФНЛ. Поэтому для ребят это большой опыт.

Уровень судейства был очень низкий

- Мы сумели обыграть Бразилию, оставшись в меньшинстве. Это можно назвать показателем класса команды (сумели собраться, мобилизовать все ресурсы), или России просто повезло?

- Конечно, не хотелось бы касаться этой темы, но нельзя, наверное, не заметить, что уровень судейства на турнире в целом был очень низкий. Часто случалось, что мяч явно уходил за боковую линию от одной команды, а арбитры назначали вбрасывание в её же пользу. Что касается встречи с Бразилией, не хочу преувеличивать, но думаю всё же, что мы переиграли соперника по всем статьям. И если тренер бразильцев до второго гола еще пытался что-то изменить, руководить командой, подсказывать, то потом он просто сел, обхватил голову руками и смотрел вниз. Интригу в матч внес скорее арбитр, начав одну за другой принимать странные решений и допускать такого же рода ошибки. Думаю, победа была закономерна, потому что даже в момент, когда счет стал ничейным, наши ребята были мобилизованы, выполняли тренерскую установку, оставались хладнокровными и искали свой шанс. В итоге футбольная фортуна вознаградила их тем, что этот шанс предоставила, а Иващенко его реализовал.

- Помогло ли в игре с Бразилией то видео, которое вы сумели записать на их тренировке?

- Да, оно подытожило подготовку и завершило общую картину. Подготовку к Бразилии я считаю в том числе своим личным успехом. Повторюсь, первый матч – самый важный, и мне кажется, мы, помимо всего прочего, добавив знаний о стиле игры латиноамериканцев к умелой организации и быстро налаженному взаимодействию, сумели их переиграть, несмотря на то, что у бразильцев на подготовку был целый месяц. Если у нас в распоряжении было буквально пять-шесть дней, то они, как и большинство других сборных, освободили игроков от матчей и месяц целенаправленно сыгрывались. Мы понимали, что в этом у них большое преимущество, и нам жизненно необходимо найти какие-то контраргументы и реализовать их на поле. Я думаю, мы с этой задачей справились блестяще.

- Матч с Италией выдался очень успешным. Уверенная игра и победа со счетом 3:0. Насколько тяжело было готовиться к этой игре после очень трудного и в физическом, и в эмоциональном плане первого матча в группе? Как получилось настолько уверенно сыграть против Италии? Можно ли сказать, что после Бразилии поймали кураж?

- Пожалуй, но мне больше нравится слово не “кураж”, а “уверенность в своих силах”. Все и до этого не сомневались и в стиле нашей работе, и в способностях футболистов, но матч с Бразилией дал дополнительные доказательства тренерскому штабу и команде, что вся работа была проделана не зря. Мы убедились, что тяжелый труд в итоге вознаграждается успехом. Пусть Италия и была явным фаворитом, но у нас, может, я не скромно скажу, была полная уверенность, что если мы сыграем в свою силу, то добьемся положительного результата.

- Как тренер-аналитик, как бы вы объяснили причины такой невзрачной игры итальянцев – действующих победителей Универсиады – в матче против России?

- У итальянцев очень сильная организация игры, и они очень четко знают, чего хотят от себя на поле, а также как разрушить игру соперника. Если те же задачи суметь поставить перед ними, а это тяжело, потому что они тоже очень предусмотрительны, то у них начинаются проблемы, к которым они не всегда готовы. Плюс на таком уровне нужно, во-первых, уметь готовить сюрпризы под конкретного соперника, во-вторых, не отступать от своего стиля игры, а в-третьих, наверное, уметь реализовать свои сильные стороны.

- Получается, вам удалось подготовить соперникам сюрпризы?

- Скажем так: нам удалось сыграть в свою игру и правильно использовать лучшие качества. Мне кажется, для итальянцев наш общий уровень футбола и понимание того, что мы не отступим от своего стиля, стали сюрпризом.

Понимали, что должны были играть в финале

- В матче с Уругваем не использовали много моментов, проиграли с минимальным счетом. Наверняка было очень обидно. Как после такого настраивались на аргентинцев?

- Мы регулярно проводили собрания. Да, после матча с Уругваем оно выдалось тяжелым в психологическом плане. Все понимали, что должны были играть в финале, потому что, если бы получилось обыграть Уругвай, у нас бы были большие шансы обойти сборную Франции в полуфинале. В финале против Японии на бумаге мы были, конечно, слабее, но это финал, один матч, думаю, мы смогли бы подготовить сюрпризы для соперника. В итоге, безусловно, было ментально непросто, но, во-первых, главный тренер, да и весь тренерский штаб, нашли нужные слова. Во-вторых, хочется сказать спасибо ребятам. Они, несмотря на всё разочарование, нашли в себе силы выйти на матчи с Аргентиной и Италией и показать достойную игру.

- Почему во втором матче с Италией в рамках Универсиады наша команда не сумела повторить успех игры на групповом этапе? Просто не осталось сил?

- Во-первых, накопилась определенная и физическая, и психологическая усталость. У нашей сборной был атакующий комбинационный стиль, поэтому играть против вязкого тяжелого соперника было трудно априори. К тому же, если в групповом турнире это была встреча с четкой направленностью на результат, то уже в матче за пятое место, возможно, желание итальянцев взять реванш за первое поражение оказалось сильнее, чем наша мотивация, скажем так.

- Американский студенческий спорт некоторые считают самым сильным в мире. Тем не менее, мы сумели обыграть американцев со счетом 8:0. Выходит, наш студенческий спорт сильнее?

- Хороший вопрос, но мне кажется, нам, как стране, лучше не сравнивать свой спорт с американским, а пытаться хотя бы немного подтянуть инфраструктуру до их уровня. По поводу американской сборной, футбол – такая вещь, что в нем мельчайшие детали влияют на дальнейшее развитие событий и итоговый результат. Я видел все матчи этой команды, и с итальянцами у них выдалась очень упорная тяжелая игра, они не забили пенальти и выглядели на равных. С Бразилией просто не выдержали стартового штурма, потому что южноамериканцы после матча с нами вышли очень злые на себя и задавили США на первых минутах, забив два мяча. При другом стечении обстоятельств американская сборная могла выступить совсем по-другому, может, ей просто не повезло, где-то не хватило исполнителей. Тактический уровень их игры был куда выше итогового результата. В матче с нами им уже было тяжело что-то противопоставить нашей уверенной комбинационной игре, в какой-то момент они просто не смогли ничего сделать с появившимся у нас напором и азартом. Кроме того, в поединке с США у нас вышли те ребята, которые в первых двух встречах получили меньше игрового времени и, наверное, им хотелось доказать свою необходимость и важность для сборной России.

- Успех сборной на Универсиаде имеет какое-то значение для взрослого футбола в России? Или эти явления никак не связаны?

- Тут всегда есть косвенное влияние. Во-первых, информационная подпитка сыграет свою роль. Потом, вполне возможно, многие из этих ребят смогут однажды сыграть за главную сборную страны, если продолжат выступать на таком же уровне. Я думаю, любой такой успех дает свою частицу общего интереса к футболу. Как говорят в Европе, формирует "футбольную культуру", поднимает общую вовлеченность населения в футбольный праздник. Я думаю, когда люди увидели, что сборная Россия обыграла Бразилию, Италию, разгромила Аргентину, у них увеличивается интерес к этому спорту вообще. Здесь тянется целая цепочка. Родители чаще отдают детей в футбольные секции и так далее. В этом плане любой такой успех очень важен.

- Как вы думаете, какие перспективы у футболистов, которые выступали на турнире?

- Я думаю, перспективы, в принципе, практически безграничные. Это молодые ребята, уже пробившиеся в профессиональный футбол, уже повидавшие опыт крупного турнира, поэтому они видели, как надо работать в таких условиях, организовывать свой быт. Если они сохранят такое отношение к футболу, к партнерам, к жизни в целом, у них есть хорошие шансы сыграть в высших эшелонах и, возможно, некоторые из них даже смогут дорасти до главной команды страны.

- Финансовое вознаграждение футболистам и тренерскому штабу за успехи на Универсиаде сопоставимы с выплатами в “большом футболе”?

- Знаете, человек – такое существо, которому всегда хочется больше и лучше. До большого, конечно, и близко не дотягивает. Но лично я ехал не за деньгами, а за опытом. Что-то мы заработали, могло быть и больше, но финансовая сторона была адекватной.

- Как бы в целом оценили общий уровень футбольного турнира Универсиады?

- Тяжело сравнивать этот турнир с другими соревнованиями, он ни на что не похож. Уровень был очень достойный. Я изучал, как готовились наши соперники и возможные соперники. Практически все федерации уделили турниру большое внимание, они специально назначали тренера на это соревнование и определяли условия. Большая часть сборных готовилась по месяцу целенаправленно под выступление на этом турнире. Для многих игроков из других команд это был отличный шанс показать себя на международной арене и привлечь к себе то внимание, которое им было бы трудно завоевать, выступая у себя в чемпионате.

- Что можете сказать об уровне игроков на турнире? У нас были Муллин, Обольский. А в других командах были известные футболисты?

- Думаю, называть конкретные фамилии смысла нет, они вряд ли известны широкому зрителю, но почти в каждой сборной линия нападения состояла из игроков уровня аналога премьер-лиги. В каждой команде было две-три яркие звезды локального уровня, которые задавали тон всей команде.

Всей командой чествовали женскую сборную

- Игроки женской и мужской сборной как-то поддерживали связь?

- В этом плане, я думаю, наши сборные себя очень правильно вели. Мы жили в соседних зданиях, и ребята постоянно общались. Мне кажется, это давало хорошую эмоциональную разрядку. Обменивались и чисто футбольной информацией, и обычной житейской. Мне было приятно это наблюдать. Много улыбок, смеха, простого человеческого общения. В таком режиме игры, когда матчи шли через день, ребятам это давало хорошую эмоциональную разгрузку. Такое общение со сверстниками было полезным. Оно положительно влияло как на нас, так и на женскую сборную.

- У девушек получилось завоевать медали. Вы их как-то поздравляли?

- Знаете, было очень приятно смотреть. У нас каждый день в районе десяти-одиннадцати часов глава делегации проводил чествование победителей и призеров Универсиады. Естественно, не всегда удавалось попасть, потому что это всё же довольно поздно, но на чествование наших девочек мы, естественно, пришли всей командой. Было очень радостно за них. У нас немножко не получилось прыгнуть выше, чем мы могли бы, зато они завоевали медали.

- Отличалось ли вознаграждение женской сборной от премиальных мужской команде?

- Если честно, то не знаю. Мы общались с главным тренером женской сборной России, Фоминой Еленой Александровной, но касались больше тактических аспектов. Финансовый вопрос не поднимали, но мне кажется, выплаты сопоставимы. Хотя, повторюсь, это только

- моё предположение. В чем заключалось ваше сотрудничество с женской сборной России?

- Так получилось, что у мужской сборной был аналитик, а у женской – нет. А Елене Александровне Фоминой просто было интересно, какую роль аналитик играет в команде, какие именно он готовит материалы. Сотрудничества, как такового, не было, но мне кажется - мы с ней продуктивно пообщались. Я увидел, как работает она – футболистка, игравшая на очень высоком уровне, и, может быть, она посмотрела со стороны на роль тренера-аналитика и его возможное потенциальное влияние на выступление команды в долгосрочной перспективе.

- У женской сборной на недавно прошедшем чемпионате Европы и на Универсиаде на первый взгляд много общего: тот же тренер, частично такой же состав. В чем причины такого успешного выступления в августе при таких неудачах в июле?

- Я не соглашусь с тем, что наша женская команда неудачно выступила на чемпионате Европы в июле. Я видел все игры, и даже если говорить только о результате, это была первая историческая победа сборной России на групповых этапах чемпионата Европы. К тому же, там была группа даже сложнее, чем у нас на Универсиаде, потому что помимо итальянок, которых мы обыграли, там были шведки и немки. Немки – это просто космический уровень для Европы. Они выигрывают уже несколько чемпионатов Европы подряд. Шведки были в финале на Олимпиаде. Я думаю, у нашей женской сборной хорошие перспективы в плане дальнейшего развития. Сейчас предстоит отборочный цикл чемпионата мира 2019 у женщин, и там очень жесткая система отбора – пять команд в группе, выходит только одна. Еще четыре из семи вторых мест разыгрывают одну путевку в плей-офф. Мне кажется, решение Фоминой повезти многих участниц чемпионата Европы на Универсиаду - правильное. Нужно, чтобы они набирались международного опыта, потому что на самом деле женщинам попасть на крупный турнир даже тяжелее, чем мужчинам, и им такого опыта не хватало. К тому же, выбор игроков среди женщин у нас пока невелик. Ситуация меняется в лучшую сторону – ведущие команды или уже создали женские команды, или намереваются сделать то же самое, но кто-то заканчивает карьеру, не все хотят выступать за сборную. Например, возвращение Даниловой, нашего основного центрфорварда, в сборную – это личная заслуга Фоминой. Так она отказывалась выступать.

- Насколько опыт чемпионата Европы помог женской команде на Универсиаде?

- Я думаю, он стал продолжением их опыта, потому что на чемпионате Европы все игры были упорными. Даже со шведками и с немками. С немками вообще ни разу не пропустили с игры – только со стандартов. Со шведками тоже был боевой матч. Девчонки, мне кажется, привыкли к таким непростым играм и на Универсиаде еще больше прониклись опытом международных соревнований. Это сложно объяснить в деталях, но это очень сильно отличается – когда люди варятся во внутренней кухне и когда выходят на международную арену. Всё другое, начиная от условий, судейства, уровня соперника и до скоростей, на которых проходит игра, что самое важное. Я надеюсь, наш женский чемпионат постепенно будет приближаться к уровню международных соревнований.

- В свою очередь как опыт Универсиады поможет женской сборной в будущем?

- Для женской сборной, более, чем для мужской, важна психологическая составляющая. Во-первых, женщины эмоциональнее мужчин априори, а во-вторых, в женском коллективе, и это не только мои слова, труднее работать и решать задачи, чем в мужском. Поэтому, мне кажется, опыт, в первую очередь, наверное, человеческий – в таких экстремальных условиях жизни и игр собрались люди разных поколений, разных взглядов. Это многое дает, а в футболе, как известно, три основных составляющих – технико-тактическая, психологическая и физическая. Если физическая и технико-тактическая у них на хорошем уровне, раз они вызваны в сборную, то они дополнили это всё хорошим психологическим опытом.

- Какие у вас дальше планы? Будете работать в клубе или в какой-нибудь сборной?

- Сейчас у меня есть три варианта развития карьеры. До этого планирую пару стажировок в клубах РФПЛ. Этим всем занимается мой агент Павел Нестеров. После турнира я взял паузу, чтобы побыть с семьей, а потом буду выбирать из этих предложений, смотреть, куда двигаться дальше.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Тренеры-тактики
+42
Популярные комментарии
Максим Паршуто
+2
Спасибо за пост!
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+