Реклама 18+
Реклама

Александр Афанасьев: «Мы в МБА стараемся играть теми, кого воспитали»

Молодёжный баскетбол – это не только игроки, но и тренеры, которые их готовят. Поэтому блог «Эх, молодёжь» представляет вашему вниманию интервью с Александром Афанасьевым, тренером мужского клуба МБА, играющего в Суперлиге. Александр Игоревич любит и умеет работать с молодыми спортсменами и охотно делится секретами своей тренерской деятельности. Итак, читайте - почему МБА не против поиграть в Единой Лиге ВТБ, про развитие молодых ребят во взрослом баскетболе, про легионеров в Суперлиге и созданном тренером боевом коллективе.

Александр Афанасьев

—  У вас в команде сплав из юных, молодых и возрастных спортсменов. Бывают трудности в общении?

—  Мы уже как семья и система отношений у нас давно выстроена: есть старшее поколение, среднее и младшее. Задача нашего клуба — это не только развитие молодых игроков, но и практика для выпускников московских специализированных спортивных школ. У нас и девиз такой: «Твоя Москва — твоя команда!». Андрей Сопин и Павел Афанасьев прошли спортивные школы, ДЮБЛ и сейчас играют за основную команду. То есть они ещё молодые игроки, но уже в другом статусе. Конечно, бывает так, что ребята подшучивают друг над другом, но это лишь юмор, никаких обид. 

 —  У МБА нет команды в Единой молодёжной Лиге ВТБ, тем не менее ваши игроки вполне успешно играют в Суперлиге. Получается, что ступень молодёжки на пути ко взрослому баскетболу можно пропустить?

—  Путь у каждого клуба свой. Нам казалось, что пропустить этот уровень можно. И мы считали, что в 17-20 лет люди уже должны играть по «мужикам» и показывать себя во взрослом баскетболе. Но на сегодняшний день мы понимаем, что заиграть в Суперлиге в 17 лет очень трудно. У нас были в заявке два мальчика 2002 года рождения, они сидели на скамейке. Их можно уже привлекать, но получать игровое время им, конечно, будет очень тяжело. Поэтому всё должно быть поэтапно. Единая молодёжная Лига ВТБ нужна, просто она должна быть молодёжной — 16-18 лет. Конечно, уровень игры упадёт, но через пять-шесть лет мы получим конкурентоспособную молодёжь. Убеждён в этом. Россия богата талантами. У нас есть молодые и перспективные ребята.

Александр Афанасьев

 — А легионеры развитию молодёжи не способствуют...

— Безусловно, легче купить иностранного игрока, чем вкладывать труд, деньги и время в своего. Развивать, ждать пока он заиграет или не заиграет. Можно просто купить легионера на сезон, поставить ему задачу, и он у тебя будет её выполнять. Не говорю, что этот путь неправильный, но если мы будем думать о будущем и об интересе сборной. Вот считают, что Михаил Кулагин молодой. Да, он один из самых талантливых игроков этого возраста. Он дорос до уровня сборной, но не получает достаточно времени на площадке. И таких, как Миша у нас много. А когда кто-то говорит, что у нас нет игроков и некому играть. Ну извините, у нас их и не будет, если никого не готовить ко взрослому уровню. Да и помимо топ клубов есть ещё и другие команды в которых можно развиваться.

 — На ваш взгляд, есть ли проблема перехода из молодёжного баскетбола во взрослый или нет?

— В том или ином виде эта проблема есть. Всё зависит от игрока, его желания, трудолюбия, удачи, и спортивной наглости, если хотите. Имеет значение и к какому тренеру попадёт, в какую команду и в какой коллектив. Обязательное введение в состав клуба Суперлиги игроков не старше 1998 года рождения — это искусственно и вряд ли даст результат. Ну да, выполняют регламент, но мы ничего с этого не имеем: эти молодые в большинстве случаев не получают нужного игрового времени. В нашей команде, например, молодёжи в процентном соотношении должно быть больше, такова политика клуба. А когда у тренера есть выбор и ротация, то во взрослых командах, конечно, по сравнению со старшими, молодые будут слабее. Интересно, но если посмотреть на весь российский спорт, то можно увидеть тенденцию, что как только где-то заканчиваются деньги, то все сразу начинают развивать молодёжь, а как только деньги снова появляются, то всё идёт по старой схеме, а зачастую ещё и приглашают легионеров. Далеко не надо ходить — посмотрите на этот год в Суперлиге.

 — Следите ли вы за молодёжными сборными и что думаете об их уровне подготовки?

 — Конечно слежу и мне даже посчастливилось работать с молодёжной сборной 1995-го года рождения. В этом году вот Антон Юдин ездил со сборной U20, ему чуть-чуть удачи не хватило. Я знаю как они работали, у них были все шансы, и они большие молодцы. Но это спорт.

Все всегда жалуются, что мы уступаем в физическом плане, что мы не так работаем, и после каждого поражения начинается разбор полётов. Поразбираемся и дальше всё остаётся на своих местах. Но для того, чтобы что-то поменялось, нужно что-то делать. Всё зависит от людей, работать надо. Знаете, никогда не забуду, как моя коллега из Краснотурьинска тренировала ребят в актовом зале общеобразовательной школы. Можете себе представить? Они повесили туда щиты и тренировались. Причём они играли на первенстве России, попали в 12 лучших команд и были технически подготовлены. Это яркий пример хорошей работы. А представьте, если ей создать условия, создать материально-техническую базу, дать достойную зарплату.

У нас любят говорить, что нет детских тренеров. Всё у нас есть. И есть те, кто работает и любит работу. И мальчишки достойные есть. Возьмите чемпионат России по любому возрасту и найдёте там человек пять-семь маленьких звёздочек. А потом они куда-то пропадают и мы почему-то проигрываем на чемпионатах Европы.

Александр Афанасьев

— Я слышала, что некоторые игроки приезжают в сборную скорее за хорошей личной статистикой, забывая, что баскетбол игра командная...

—  С таким лично не сталкивался, это скорее индивидуальное. Значит нужно мотивировать дополнительно, и это задача тренера. Могу сказать, что парни 95-го года, с которыми мне довелось работать, играли за Россию, и знаю, что они убивались за страну. Нам тогда немного не повезло. Понятно, что любой игрок эгоистичен и ему нужна статистика, но как-то слабо представляю, чтобы, например, Мотовилов играл на свою статистику. Да, он может где-то перетягивать игру на себя, но его можно подправить, поговорить с ним.

Молодые профессиональные спортсмены должны учиться и уметь слушать. Да, непросто работать, когда все отдыхают. Но для игрока вызов в национальную сборную любого возраста — это достижение, престиж.  Возможно, мне как воспитаннику советской системы, чего-то не понять. Но убеждён в том, что если у человека, играющего за сборную, единственная цель — личная статистика, то ему лучше вообще заканчивать со спортом. 

 — Вы ведь работали с игроками, так называемой «золотой московской молодёжи» (например, баскетболисты ЦСКА-2, которые выигрывали Единую молодёжную Лигу ВТБ три раза подряд — прим. автора), какой подход вы нашли к ним?

 — Не знаю, почему у парней такой имидж. Наверное, раздача различных титулов MVP, отслеживание статистик и интервью накладывает такой отпечаток на их статус. Очень хорошо их знаю, и тот же Саша Гаврилов часто бывает у нас дома, он дружит с моим сыном Пашей. Это отличные, трудолюбивые и скромные парни. Отчасти, их вина тоже в этом есть: возможно, гламурные причёски или гламурная одежда, а может и поведение, создают такой образ.

В 15-16 лет у всех зашкаливают амбиции, но сейчас они уже повзрослевшие, порядочные люди. Это скорее проблема всей молодёжи — в определённом возрасте у них неадекватная оценка своих возможностей. То есть парню может казаться, что он игрок НБА, но эти мысли не соответствуют действительности.

Воспитывать надо и, возможно, это будет звучать грубо, но по шапке тоже надо давать. Кстати, игроки, которых спускают из ВТБ в Суперлигу ведут себя примерно так же. Это я уже не первый год наблюдаю. Они думают, что обыграют всех на одной ноге, а потом понимают, что уровень здесь достаточно серьёзный и в Суперлиге тоже надо работать над собой.

— Работать с другим поколением всегда непросто, но у вас это получается неплохо, расскажите свою систему подхода к молодым игрокам

 — Скажу, что я тренер демократ-тиран. В работе с молодыми важно разговаривать с ними на одном языке, знаете, как с детьми: они меня понимают и я их понимаю. Мне с ними комфортно. Но если что-то коснётся дела, то они знают, что с них справедливо спросят.

Хоть это и профессиональный спорт, но если ты нашёл с игроком контакт, то ты имеешь право с него требовать. Можно требовать палкой, можно деньгами, это профессия и они должны понимать. Но всё равно, молодой игрок имеет не совсем устойчивую психику, он многие вещи не знает и у него есть право на ошибку. И через отношение, через разговор, тренер должен достучаться до сердца. Тогда будет гораздо легче работать в плане профессии: он слышит, он доверяет. А ругать надо за дело и по справедливости, чтобы игрок сам это понимал.

Александр Афанасьев и Андрей Сопин

 — МБА не фарм-клуб и тем не менее у вас есть перспективная молодёжь. Есть ли у клуба какая-то специфика, отличающая вашу подготовку от подготовки "Химок" или ЦСКА?

 — Надеюсь, что есть. МБА молодой клуб с молодой школой и, как мне кажется, мы на правильном пути. За 5 лет у нас есть результаты, пусть и не такие максимальные, как хотелось бы. Но тут всё тоже зависит от материальной составляющей и технической базы. Отличия? У «Химок» очень хорошо выстроена система подготовки, есть академия. Но у них и возможностей побольше. Однако такая выстроенная система на выходе не даёт того «выхлопа», который мог бы быть. У них был шикарный 93 год рождения, который прошёл все уровни подготовки. Но сейчас эти ребята не получают того времени на площадке, которого достойны. А зачем, спрашивается, тогда их растили? Мы же в МБА стараемся играть теми, кого воспитали.

 — Как выдержать баскетбольную конкуренцию в Москве? Например, есть хороший игрок, но он идёт не к вам, а в ЦСКА, где тяжелее пробиться.

—  Конечно, нам в этом плане сложно бороться с ЦСКА, с «Химками», с «Локомотивом» и так далее. Трудности есть, но это уже выбор конкретного игрока. А когда у человека в 14-15 лет есть ещё и свой агент, они заинтересованы немножко в другом.

Считаю, что у игрока до 18 лет агент — это мама, папа и первый тренер. Конечно, сейчас 21 век и все ищут выгоду. Но здесь всё индивидуально, как в человеческом плане, так и в профессиональном. Кто-то уходит за игровым временем, теряя в зарплате из-за желания играть, а кто-то не уходит. Бороться с этим бессмысленно, это жизнь. Остаётся только работать в тех условиях, которые есть.

 — Раньше вы тренировали ДЮБЛ, а теперь работаете с основной командой. Как от юношей вы перешли ко взрослым игрокам?

 — Работал с московским «Динамо» в Суперлиге и Евгений Яковлевич Гомельский сделал предложение поработать с ДЮБЛом этой команды. Я согласился. Общение с детьми мне очень многое дало и если бы не они, то у меня много чего не получилось бы.

Потом в «Динамо» начались финансовые трудности и мне предложили тренировать МБА-ДЮБЛ. А затем предложили возглавить основную команду. Было интересно. Большинство моих подопечных были молодые, и я их в большей или меньшей мере знал: с кем-то мы встречались на соревнованиях, с кем-то в сборной, с кем-то общались в разных клубах.

Работать с основной мужской командой — это шикарный опыт. А профессия тренера заставляет тебя всё время совершенствоваться, баскетбол не стоит на месте.

Александр Афанасьев

 — Какие задачи перед вами ставит руководство клуба? Ведь в Единую Лигу ВТБ вы вряд ли стремитесь выйти...

 — Не говорил бы, что мы не хотим в Лигу ВТБ. Какой солдат, как говорится, не мечтает стать генералом. Наша задача — развивать игроков. То есть, если мы вырастим игрока и его пригласят в Лигу ВТБ, мы его, конечно, отпустим и я, как тренер, буду только рад. Но хотел бы, чтобы мы прошли свой путь и попробовали себя в лучшей российской Лиге. Вопрос возможности — это скорее к руководству. Хотя такая тема не раз звучала и руководство тоже задумывается об этом. А вообще я думаю, что первые пять команд Суперлиги в этом году ничем не хуже ВЭФа или «Зелёны-Гуры».

 — Хорошо, а если вы, допустим, выйдете в ВТБ, вы купите легионеров?

 — Нет. Тогда я точно не буду работать. Я не против легионеров, но они должны быть топовые, уровня Папалукаса или Теодосича. Они должны помогать нашим молодым развиваться и их должно быть немного — два или три. При всём уважении, не заиграли бы ни Василий Карасёв, ни Евгений Пашутин, если бы было такое обилие легионеров.

Но тогда была другая система и время. А сейчас российскому игроку гораздо сложнее заиграть, чем в Советском Союзе, при условии, что тогда была Литва, Латвия, Грузия. Тогда если ты попал в национальную сборную любого возраста, то ты был востребован в любом профессиональном клубе. Понимаю, что легионеры зрелищные и что люди приходят на них смотреть, и если их не будет, то мы просядем в развитии, откатимся назад.

Но если мы будем работать, то через какое-то время всё это наверстаем. Ещё раз повторюсь, мы богатая талантами, огромная страна. У нас есть условные Иванов, Петров, Сидоров, которые сейчас живут где-нибудь в деревне и которые ничем не хуже, если ими заниматься.

Даже по аналогии с волейболом. Там на площадке может быть только два легионера. И то, кто-то считает, что это много. А теперь подумайте, в волейболе на площадке шесть человек, из которых два легионера, а в баскетболе пять человек и сколько легионеров.

Александр Афанасьев

— Как создать такой боевой коллектив, который может обыграть любого лидера чемпионата?

 — Эта система строилась не один год. Мотивация и работа, ничего нового не скажу. Ребята, конечно, очень зависимы от настроения, но всегда перед собранием или перед играми пытаюсь их настроить: например, вспоминаю какие-нибудь вдохновляющие случаи из жизни.

Если парни поверят в свои силы, то они могут обыграть кого угодно, и они не раз это доказывали. В прошлом году, когда была ситуация, где для выхода в плей-офф нам надо было выиграть вроде шесть игр подряд с самыми грозными соперниками, не знаю, кто в нас верил. Говорил тогда, как в той песне: «Невозможное возможно, если вы сами этого захотите. Только верьте в это». И мы тогда вышли в плей-офф впервые в истории клуба.

Нужно не игру выигрывать, а конкретные моменты, чтобы каждая атака, как последняя. Защищать кольцо, как свой дом, как свою семью. Если человек захочет — он сможет всё. И если мы честно отработаем, то результат рано или поздно придёт. Даже обиднейший проигрыш в одно очко для чего-то происходит.

Вот мы проиграли Новосибирску в этом сезоне одно очко и да, было очень обидно. Утверждал, что теперь можно увидеть какие-то вещи, которые мы бы не заметили после победы, когда всё хорошо. Иногда игроки могут играть так, как будто у них девять жизней. Мол, вот сейчас мы начнём, сейчас. А команда такая, что для того, чтобы играть с соперником на равных, нужно четыре с половиной четверти выжимать из себя всё.

Подтверждение — кубковая игра в Самаре: мы три четверти держались, на секунду расслабились, один-второй приняли неправильные решения и всё. К нам относятся серьёзно, и против нас играют игроки высокого класса, которые сильнее по баскетбольным параметрам, старше, мощнее. Отчасти наше поражение можно объяснить короткой скамейкой, но всё равно считаю, что главное — внутри.

Александр Афанасьев

 — Не страшно в важных моментах матча выпускать достаточно молодых спортсменов? Ведь опытные игроки могут сыграть какой-то эпизод надёжнее...

 — А иначе молодые не научатся. Закладываюсь на их ошибки, на определённые действия. Если они входят в игру с промаха, то начинают «зеленеть» и выпадают. Им нужно пробовать и совершать эти ошибки. Андрей Сопин мне, например, очень много игр не спас, мягко говоря. Он делал много глупостей, но тренировался и рос. Сейчас он спрашивает, слышит меня и анализирует свои ошибки. В матче с Самарой тот же Максим Личутин, когда вышел, сразу потерял мяч и очень расстроился. Сказал ему: «Не бойся, это они тебя бояться должны, ты игрок, который атакует». Подсказал ему какие-то детали: не залезай в угол, сделай покороче обыгрыш, и он потом вошёл в игру и нормально сыграл свой отрезок. А как по-другому? И «страшно» — это не совсем то слово. Если бы я боялся, то мне надо было бы заканчивать с тренерской деятельностью.

Может другие тренеры делают по-другому, но не буду это обсуждать, из-за профессиональной этики. У них свой путь. Я для этого и работаю, искренне говорю, чтобы игрок вышел, сделал ошибку и потом мы её исправили. Мы заставляем их быть такими, какими они хотят быть, но не хотят ничего делать при этом.

Александр Афанасьев и Максим Личутин

 — Что вы можете сказать о Суперлиге в этом сезоне?

— Хотелось бы больше игр. Не нравится заканчивать в марте/апреле, с точки зрения профессионального спорта это неправильно. Посмотрите, какой сейчас насыщенный календарь. Ну давайте сделаем побольше перерыв и будем играть до мая. Чисто моё мнение и мой посыл.

Мне нравилось играть в три круга, и все игроки, с которыми разговаривал, хотят играть и играть много. Да, регламент сейчас другой и надо относиться к нему, как к факту. Сейчас мы не имеем права на ошибку, и все команды включили с первой игры полные обороты. Если, играя в три круга, что-то ещё можно подправить, то сейчас нет такой возможности и каждая игра на вес золота. У всех 16-ти команд чемпионата стоит задача попадания в плей-офф, это даёт спортивный интерес, однозначно. Все команды с 1-ой и по 16-ую могут обыграть друг друга. С каждым годом Суперлига становится сильнее: легионеры, игроки из Лиги ВТБ.

 Во Владивостоке, Ревде, Иркутске, Самаре, везде есть интерес к Суперлиге. Люди смотрят. Почему? Да потому что свои играют, российские. На своих хочется смотреть. Просто на Суперлигу, на мой взгляд, нужно обратить внимание. Её нужно пиарить, раскрывать, показывать что-то. Это хороший спортивный продукт, который надо уметь показать.

 

Беседовала Ольга Ширкина.

Фото: ПБК МБА (Антон Щербаков), БК «Самара» (Максим Абрамов). 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Эх, молодёжь
+25
Популярные комментарии
Константин Краснояров
+3
Очень интересное интервью, спасибо аатору и Александру Игоревичу!
Написать комментарий
Реклама 18+