Реклама 18+
Реклама

Агасий Тоноян: «Молодых надо переводить в Суперлигу или в Суперлигу-2. В «молодёжке» уже нет смысла»

Сезон окончен, спортсмены свободны. А значит самое время немножко «помучить» игроков каверзными вопросами и попытаться узнать о них побольше. Наш выбор пал на молодую, харизматичную фигуру из «Самары»,  итак встречайте – Агасий Тоноян. Обсудили и разобрали  всё, что только можно (и немножко, что нельзя): Почему в «Автодоре» Родионов разрешал ему всё? Почему он никогда не нервничает? И почему он всё-таки не уехал в Америку?

О семье:

– Ты родился в Москве, но фамилия у тебя не русская…

– Мой отец где-то в 18 лет переехал жить в Москву и там встретил маму. Он армянин, а она русская. Так и живут всю жизнь в Москве. И баскетболом я тоже начал заниматься в столице: во втором классе меня заметила Наталья Георгиевна Савина, тренер по набору спортивной школы «Тринта». У меня тогда был рост где-то 154 см. Я помню, папа отмечал на стене насколько я вырос. А мама ругалась и говорила, чтобы он перестал, а то вдруг я перестану расти (смеётся).

– А до этого тебя в баскетбол не звали?

– Нет. Мои родители профессиональные волейболисты и я пару раз ходил на волейбольные занятия. Но мне не понравилось – бесконтактный вид спорта. Мне импонирует мышление в волейболе, что нужно решать эпизод за долю секунды. Но там не нужно трогать соперника, толкаться. Мне это не нравится. Хотя у меня получалось играть.

– А родители не настаивали на волейболе?

– Нет, они предоставили выбор мне. В баскетболе у меня сначала не получалось, но я сказал, что мне это нравится и я буду этим заниматься. В детстве у меня была проблема – я был толстый и не мог нормально бегать. То есть пробегал пару шагов на носках и падал. Ещё я четыре раза ломал левую руку. Когда в 11 лет я в последний раз сломал её, мне сказали, что она может атрофироваться. Но мне повезло.

– Родители приходят на игры в Москве?

– Мама не приходит, я ей запрещаю. Она очень сильно нервничает – за матч может 7-8 раз выйти из зала. А после матча подходит и говорит: «Ой, вот ты там упал…», а я за игру могу раз двадцать упасть. Поэтому прошу её не приходить на игры и не переживать. Отец же приходит на каждую игру. Да и сюда в Самару прилетал пару раз.

О карьере в Москве:

– Расскажи о своих московских командах

– Начинал я в спортивной школе «Тринта». Я играл там шесть лет. Вторым тренером как раз была Наталья Георгиевна Савина. Я ей очень благодарен, за всё, что она для меня сделала. А главным тренером был Игорь Николаевич Галаев. Игорь Николаевич, конечно, мной не гордится (смеётся), у него такие воспитанники, как Сергей Быков, Дмитрий Домани, Сергей Карасёв… Ну а я по сути никто. И поэтому когда у него в интервью спрашивают, кем он гордится, он меня не называет. Но я пока не заслуживаю место в этом списке.

Хотя ты уже есть в википедии…

– Это не те заслуги, которыми я бы хотел гордиться. Википедия у меня, как говорят, с 17-ти лет. Ну, есть и есть, ничего такого.

– Твоя первая профессиональная команда?

– Это МБА. Меня подписали в середине сезона, чего обычно не делают. Это была команда ДЮБЛ и ребята были старше меня на 2-3 года. Я был очень рад, потому что каждую неделю 3-4 раза дополнительно занимался с Александром Игоревичем Афанасьевым, за что ему огромное спасибо. Мне очень нравится этот тренер своим отношением к игрокам. Но потом я ушёл оттуда, хотя очень хотелось остаться. Я ушёл в «Динамо». Там у меня был персональный тренер, и мы каждый раз с ним час занимались перед утренней и вечерней тренировкой. А главным тренером был Александр Сергеевич Михайлюк, который сейчас в женском МБА. Команда была общая – молодёжка, но по возрасту я был в ДЮБЛе.

– В Кубке России ты тоже с ними играл?

– Да, тогда закончился сезон, но нам ничего не заплатили, хотя обещали. Меня взяли в Суперлигу, одного из немногих, кто тогда остался. И вот на летнем сборе у нас была классная команда: Виктор Заряжко, Влад Трушкин, Денис Захаров, Ваня Лазарев… То есть те ребята, которые сейчас прочно играют в Суперлиге или в ВТБ. Тренером был Николай Мазурс. Классный тренер, хоть и строгий с игроками. Он мне очень помогал индивидуально. Но затем у команды не осталось денег на существование в Суперлиге и почти все разошлись. Остались только мы – молодые. Ну и на Кубок России поехали тоже мы. Но я считаю, что за время этих сборов я очень вырос, да и вообще было здорово.

А когда закрылось «Динамо», я уже в ноябре (у меня, видимо, тенденция переходить в клубы в ноябре) уехал в «Автодор».

– Вопрос тебе, как игроку родившемуся в Москве: как ты считаешь, возможно ли талантливому баскетболисту заиграть в столице?

– Я думаю, что многим это не надо. Давайте по порядку: Почему не надо?  Если ты из обеспеченной семьи, то родители не думают, что дальше ты свяжешь свою судьбу с баскетболом. Потому что ты губишь здоровье и убиваешь своё время. И самое главное – не получаешь знания, не учишься. А учёба в Москве – самое важное, без неё ты не найдёшь работу и так далее. А если травма, то куда без учёбы… Поэтому очень многие игроки уходят учиться  в последний год спортивной школы или в ДЮБЛе. Тренер их сажает на лавку, а они вместо того чтобы злиться, думают: «Зачем мне это нужно», и идут получать хорошее образование.

О Родионове и «Автодоре»:

– Давай про Родионова. Когда ты в 2014 году играл на кадетском чемпионате Европы, он был тренером твоей команды. А потом ты перешёл в «Автодор». Это он тебя пригласил?

– Да. Когда я перешёл, мне открылись вообще все карты. Нет, конечно, Родионов иногда вставлял мне мозги на место. Но по большей части он мне много разрешал того, чего не позволял вообще никому.

В тех же «Химках» и ЦСКА полный контроль, как например, сейчас у меня в «Самаре», и люди всё время боятся что-то делать. А он разрешал всё. Несмотря на то, что первые полгода были ужасными – у меня ничего не получалось, а люди были старше меня на 4-5 лет. Но через полгода я уже подтянулся и стал часто попадать в символическую пятёрку месяца, статистика была неплохая. В итоге за сезон показатели вышли не очень, но тот прогресс, который был во второй части сезона, пошёл мне на пользу. Было здорово попадать в символическую пятерку «молодежки» с такими людьми как Миша Кулагин, Антон Астапкович.… Да, у ЦСКА тогда, конечно, был бешеный состав.

– Как ты относишься к системе Родионова?

– Тут палка о двух концах. Родионов фанат своего дела. Как по мне, он – легенда. Он очень многое для меня сделал, да. Но сколько человек он попытался открыть, столько же он, можно сказать, и загубил своей жёсткостью и настойчивостью. Люди не смогли подняться после этого. Поэтому сколько воспитал, столько и сгубил. Хотя, наверное, по-другому никак – это отбор. Некоторые игроки бывают бесхарактерные, а Саратов – город немного жёсткий. Родионов мог бы и среднячков вырастить, но он воспитал легенд русского баскетбола: братья Пашутины, Моня, Хряпа и другие, которых я могу называть просто не заканчивая. Потрясающий человек. Бывало, он приезжал к нам на тренировку в семь утра, и это уже в очень большом возрасте. И каждый раз он приезжал с таким энтузиазмом, как будто ему лет 30 или он ещё моложе меня. Ты смотришь на этого человека и реально заряжаешься позитивом. Он целый день проводил с нами в зале, с утра до ночи на кого-то накрикивал. Кто-то фыркал, кто-то нет. Вообще жизнь в Саратове, если честно, немного тяжеловата. Особенно общаги там не самая простая вещь (улыбается).

Агасий Тоноян

О Самаре:

– Некоторые спортсмены и Самару считают не самым продвинутым городом

– Не соглашусь, Самара хороший город. Я скажу, как баскетболист, чем она отличается от Саратова. В Саратове живут баскетболом. Честно. Не в том плане, что у меня были карточки всех саратовских заведений, то есть заходишь в кафе, а у тебя там 20% скидка. А в том плане, что ты идешь, и люди тобой восхищаются: «Вау, а ты сидел в главной команде». Люди идут на баскетбол – вечно арена «Кристалл» забивается полностью, а это 5500 зрителей. И да, там умеют болеть. Когда я сюда приехал, я немного не понимал, почему болельщики сидят как в театре и молчат. Я думаю, что просто не развита культура боления. Но это прививается и сейчас клуб растёт, как в баскетбольном плане, так и в плане маркетинга.

У нас люди приходят просто на четыре четверти, а если подумать, то сколько моментов происходит вне игры. Очень много перерывов. И получается, что люди либо едят в кафе, либо просто разговаривают, потому что им больше нечего делать. А по сути, каждый матч должен быть праздником и люди должны радоваться, что идут на баскетбол. Они хотят приходить на шоу. Да, тут болельщики тоже ходят и радуются, но они даже не представляют насколько может быть круче. Как в Америке, например: разыграть машину в перерыве. Надо придумывать всякие конкурсы, чтобы люди ходили, и им было весело. Кто-то что-то угадал и хоп, майку ему. Ведь майки команды реально ценятся.

– Что ты можешь сказать о «Самаре», как о клубе?

– Мы были настроены на победу в Суперлиге. Я считаю, что наша команда достойна играть в Единой Лиге ВТБ. В ней все организовано на высшем уровне.

– Есть матчи, о которых ты часто вспоминаешь?

– Финал Единой молодёжной Лиги ВТБ 2016 года. Я тогда играл за «Автодор», а встречались мы с «ЦСКА». Я промазал два решающих броска: одну «трёху» и один средний. Если бы я тогда забил трёхочковый, то мы бы выиграли тот матч. Но я вспоминаю много матчей и, к сожалению, они все плохие.

Агасий Тоноян

– А как же концовка с Ревдой? Ты был одним из лучших тогда

– Если честно, то те матчи, которые я сыграл за БК «Самара» мне вообще не нравятся. Ни одна игра. Если только моментами. Я не играл тот баскетбол, который хотел играть.

– В тот момент ты играл довольно хладнокровно…

– На самом деле я почти никогда не нервничаю. Ещё с детства. Кстати, в тему, когда была концовка с Ревдой, мы с Тёмой Чеваренковым сидели на скамейке, и он говорил: «Блин, только бы сейчас не выпустили. Такие нервы», а я ему отвечаю мол: «Спорим, я сейчас выйду и забью», так и забил (смеётся). Во мне это чувство нервозности пропало уже давно. Я был сильно психованным в детстве и очень много бегал из-за этого. Тренером у меня тогда был Дмитрий Вячеславович Домани, кстати, если бы не этот человек, я бы не стал баскетболистом вообще. Когда я у него тренировался, то был мальчиком с «горячей кровью». И каждый раз, когда я психовал, он говорил: «На лицевую». Так и бегал по площадке: здесь 5 отжиманий, там 10, и так на полной скорости и на время. Причём он докапывался до самой мелочи в моих выражениях. И так все из-за меня бегали год, два. А в один прекрасный момент я просто перестал нервничать совсем. Два штрафных в трудной концовке? Легко! Сложные отношения в команде и все нервничают? Никаких проблем. Стараюсь всегда быть с холодной головой.

– Ты не собираешься оставаться в Самаре?

– Я бы хотел остаться, но здесь не всё зависит только от моего желания. Есть определённые факторы. Например, возьмут ли «Самару» в Единую Лигу ВТБ. Не скрою, в следующем году я хочу попасть на драфт НБА – согласитесь, из Суперлиги, как бы здорово мы ни выступили в новом сезоне, сделать это будет гораздо сложнее.

–  А как ты вообще оказался в Самаре?

– После Еврокэмпа мне предлагали довольно много контрактов в Европе, точнее в Германии и во Франции. Было также предложение от молодёжки «Реала», но я его особо не рассматривал. Ещё ко мне подходило очень много скаутов с фразой: «Мы через год видим тебя на драфте». А я вообще хотел уехать в Америку. Там есть команда «BYU» (Brigham Young University) NCAA первый дивизион, которая меня ждала и ждёт в следующем сезоне. И я очень хотел уехать, можно сказать жил уже всем этим. Но не смог написать второй экзамен в университет. То есть первый написал хорошо, а второй плохо. И время кончилось, трансферное окно закрылось.

А тут появилось предложение от «Самары». За что я очень благодарен президенту клуба Камо Сергеевичу Погосяну. 

Агасий Тоноян

– После того, как ты побывал в Америке, к тебе другое отношение?

– Когда ты приезжаешь из Америки, к тебе относятся так, типа: «Что ты тут о себе возомнил». Пытаются поставить на место. И тут почти невозможно развиваться. Да, ты пытаешься много тренироваться, спать в зале и так далее, но остальные думают, что это показуха и к тебе начинают плохо относиться в команде. И получается замкнутый круг. Хотя в этой команде у меня есть два товарища, которые дают советы или говорят «остынь», когда надо. Это Артём Яковенко и Алексей Зозулин. Алексей реально крутой, очень мудрый и широкомыслящий. Надо много книжек прочитать и прожить всю его жизнь, чтобы мыслить так, как он. Я восхищаюсь им. Он, кстати, читающий спортсмен и я беру с него пример. Не могу сказать, что он мой наставник, но я очень многому у него учусь, как на площадке, так и вне.

О «молодёжке»:

– Что ты думаешь о нынешней Единой молодёжной лиге ВТБ?

– Я думаю, что всех молодых уже надо переводить в Суперлигу или в Суперлигу-2. В молодёжной лиге уже нет смысла – этот уровень перешагивают. Те фарм-команды, которые сейчас играют в Суперлиге, получают хороший опыт. Много игр, 3 круга –  это шикарно. Если добавить ещё пару команд, то будет матчей 60. Ты часто летаешь, часто играешь, ты растёшь физически. Я за фарм-команды.

– Ну вот ты сейчас отыграл Суперлигу и как?

– В Суперлиге я провёл неплохой сезон, в среднем 15 минут за матч. Конечно, я могу лучше. В этой команде я играл маленькую роль, и я был игроком скамейки, да. Но я мог выйти и добавить энергии, скорости в атаке.

Агасий Тоноян

– Чем Грачёв отличается от Пивцайкина в тренерском плане?

– Пивцайкин хороший тренер, но, на мой взгляд, ему не хватает жёсткости. Порой нужно поставить игроков на место, а он слишком мягко к ним относится. К Игорю Игоревичу Грачёву я отношусь хорошо и как к тренеру, и как к человеку. У меня был с ним очень серьёзный конфликт, о котором я никому не рассказываю. И человек об этом забыл и принял к себе в команду. Он помогает мне сейчас расти, даёт наставления. Я его могу понять во всём.

О сборной и личных увлечениях:

– Поедешь в сборную в этом году?

– Я, конечно, хочу ехать в сборную. Говорят, что тренер будет хороший, хотя лично я с ним не знаком. На меня там рассчитывают. Я поеду без отбора, то есть приеду уже непосредственно к основному сбору. А до этого времени я буду играть стритбол. Мне этот спорт очень нравится, и я хочу поехать на Олимпийские игры. Это мечта всей моей жизни. В основную сборную по баскетболу меня априори не возьмут, потому что мне ещё нет 25-ти, а, по мнению Сергея Базаревича, молодёжь ещё пока не готова. Но я считаю, что мы уже готовы и можно было бы дать нам шанс. И когда тебе говорят: «Ну, вот уже скоро, тебя уже видят в сборной», да ещё и в клубе играешь на подтанцовке у старших, это всё очень сильно раздражает.

Агасий Тоноян

– Расскажи про стритбол поподробнее

– Меня пригласили в команду «You`re on», которая входит в топ-3 по России. И получилось так, что и по человеческим качествам, и по баскетбольным, я быстро вошёл в ритм. В этом году будет очень длинный сезон – мы поедем в европейское турне. Я понял, что стритбол это моё, так как я очень люблю играть один на один. Хотя в межсезонье так играть опасно, я мог бы получить травму. Некоторые думают, что стритбол травмоопаснее обычного баскетбола, но это не так. В общем, вместо того, чтобы сидеть дома и ждать контракт, я играл в стритбол.

– Ещё ты очень любишь футбол…

– Да, если бы не баскетбол, то был бы футбол. Я люблю смотреть матчи Лиги Чемпионов. Собственно, я люблю красивый футбол, который можно назвать футболом. ФНЛ, РФПЛ…. Для меня это всё очень трудно смотреть. Когда видишь их матчи, то хочется сказать: «Блин, ребята, завязывайте». Ну и поля, конечно. Когда в АПЛ дают пас и мяч катиться по траве, ты прямо можешь слышать, как травка шуршит. Любимые клубы? В АПЛ – «Ливерпуль». Персонально люблю Фернандо Торреса. Ещё в 2008 году, когда он забил гол в финале Евро и прокатился на коленях, он был у меня просто кумиром! После этого я тоже всегда хотел прокатиться в стиле Фернандо Торреса. В «Ливерпуле» он был машиной, а потом «Челси» его уничтожило. В РФПЛ отец приучил меня болеть за «Локомотив». Но я просто слежу за результатами, а игры не смотрю. В испанском чемпионате люблю «Барселону». Месси – это просто феномен. Ни один человек в мире не играет и не смотрит на футбол, так как он. Все сравнивают его с Роналду, но Роналду это машина по ударам. А Месси всё время с мячом, он всё время делает атаку. В бундеслиге болею за Боруссию Дортмунд – Марко Ройс прекрасен. Ещё я очень люблю играть в «ФИФУ». Можно сказать, что я игроман – могу играть, ночь, две, три.

– Любимая команда в НБА и любимый игрок?

– Я всю жизнь болел за Стефана Карри и «Голден Стэйт». Когда Стеф пришёл в НБА, я просто фанател от него: как он ходит, как выглядит, как он мыслит насчёт Бога… Я много про него читал и спрашивал, когда был в Америке. На мой взгляд, он пример того, каким должен быть спортсмен. Но сейчас у меня другой любимый игрок – Джамал Кроуфорд из «Миннесоты», потому что его кроссоверы это что-то божественное. Я поражён, как он в таком возрасте имеет такую физическую форму. А вторым будет Си Джей Макколлум из «Портленд Трэйл Блейзерс». Но любимая команда всё равно «Голден Стэйт». Это форма, это стиль игры. Я за них болею ещё с 2008 года.

– Что бы ты хотел пожелать себе в будущем, как более зрелому и опытному игроку?

– Я бы хотел сказать одну фразу и ей же закончить: «Я хочу, чтобы в будущем, я научился делать правильный выбор». В моём любимом фильме «Шаг вперёд 3D» говорилось, что главное это не конечная точка, а то, что происходит во время пути. И во время этого пути у нас есть выбор, по какой тропинке идти. Уехать ли в Америку, остаться ли здесь, уйти ли в Единую Лигу ВТБ и пытаться там развиваться, сидя на скамейке… И всё время надо делать выбор. Причём не только в баскетболе, а вообще в жизни. Я хочу, чтобы я всегда делал правильный выбор.

Агасий Тоноян

Фото: Ира Сомова (Единая молодёжная Лига ВТБ), БК «Самара», ПБК МБА, FIBA

Фото на превью: Ира Сомова (Единая молодёжная Лига ВТБ).

Беседовала Ольга Ширкина.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Эх, молодёжь
+30
Популярные комментарии
Shirkina
+2
А с Дончичем я бы с радостью пообщалась :) Но пока что в Самаре есть только Тоноян...
Kinef
+1
Вот почитал - дитё дитём)) Ну или я уже такой старый брюзга. Хотя я искренне желаю - пусть всё то о чём он мечтает сбудется - сербов в стриболе дёрнут, и в ВТБ попадёт, и в 2019 на драфте выберут. Аминь!
dbelenit
+1
Может все-таки Афанасьев Александр Игоревич - тренер МБА... И вроде он был тренером ДЮБЛ, когда там играл Тоноян...

С остальными выводами Вашего комментария полностью согласен...
Ответ на комментарий grandee1
Жаль забыл,что тренера МБА зовут Александр Викторович Афанасьев, который с ним индивидуально занимался, но это же неважно, он уже готов в сборной России играть, наверное вместо Карасева, чтобы его первый тренер, Галаев, ценил его... Вот, если работники клубов NBA вспомнят перед драфтом фамилию Тоноян и будут писать о нем в прессе, то я признаю, что глубоко ошибался в нем, а то все про Дончича пишут...
Shirkina
0
Прошу прощения. Конечно, Александр Игоревич... Это моя ошибка , спасибо
Ответ на комментарий grandee1
Жаль забыл,что тренера МБА зовут Александр Викторович Афанасьев, который с ним индивидуально занимался, но это же неважно, он уже готов в сборной России играть, наверное вместо Карасева, чтобы его первый тренер, Галаев, ценил его... Вот, если работники клубов NBA вспомнят перед драфтом фамилию Тоноян и будут писать о нем в прессе, то я признаю, что глубоко ошибался в нем, а то все про Дончича пишут...
grandee1
0
Жаль забыл,что тренера МБА зовут Александр Викторович Афанасьев, который с ним индивидуально занимался, но это же неважно, он уже готов в сборной России играть, наверное вместо Карасева, чтобы его первый тренер, Галаев, ценил его...

Вот, если работники клубов NBA вспомнят перед драфтом фамилию Тоноян и будут писать о нем в прессе, то я признаю, что глубоко ошибался в нем, а то все про Дончича пишут...
Написать комментарий 5 комментариев

Новости

Реклама 18+