«Мне повезло, что в жизни произошли определенные несчастья». Патрик Беверли долго ждал, чтобы стать одним из лучших защитников НБА

От редакции: вы читаете пользовательский блог «Перевод мяча», где публикуют переводы интересных текстов ESPN и Bleacher Report. Поддержите автора, и тогда таких материалов будет еще больше.

Оригинал – Bleacher Report

Патрик Беверли не должен был спать. Его мама очень рассчитывала на него. Ему было восемь лет, он сидел на пассажирском сидении ее зеленого Форда Темпо. Мама свернула с дороги и нашла свободное место на парковке одной из улиц западной части Чикаго.

Небо было темным. Лиза Беверли только что закончила свою ночную смену. Это была ее третья работа за день. У Патрика и его мамы было мало денег, поэтому Лиза была вынуждена постоянно работать: в телефонной компании, маникюрном салоне, а также няней. Каждый день она шла на работу, говоря себе: «Если я не справлюсь, то и мы не справимся. Я не могу подвести своего сына».

Она заглушила двигатель, и Патрик забрался к ней на колени. Она крепко обняла его, и его крошечное тело растворилось в изгибах ее тела. Но он волновался. Он чувствовал, как она устала.

«Хорошо, теперь следи за временем, – сказала она ему. – Когда стрелка окажется здесь, разбуди меня, хорошо? Мне просто нужно немного поспать, чтобы мы могли добраться домой».

Патрик кивнул, наблюдая, как ее веки медленно закрываются. Он стал смотреть на часы, широко открыв глаза. Они были похожи на два белых огонька, сиявших среди черной беззвездной ночи.

Беверли прекрасно понимает, что без этих ночей он мог бы не стать одним из самых жестких и беспощадных защитников НБА. Работа его матери днями и ночами напрямую связана с тем, что он гоняется по площадке за Кевином Дюрантом, Расселом Уэстбруком, Джеймсом Харденом.

«Я не хочу, чтобы моя мама снова была вынуждена так много работать», – говорит Беверли, вновь представляя себя ребенком в той машине.

Иногда Лизе не хочется, чтобы он вспоминал эту машину и эти часы. Она удивлена тем, что он это делает.

«Есть вещи, которые я ему никогда не рассказывала, потому что мне не хочется, чтобы мой ребенок знал, насколько это плохо на самом деле».

В то же время, она прекрасно понимает, что эти воспоминания всегда были мотивацией ее сына. Именно они заставляли его работать, выживать. И именно они позволили ему заработать свою репутацию и статус в НБА, которые после семи лет в лиге привели его к трехлетнему контракту на 40 миллионов долларов, подписанному этим летом с Клипперс.

Сейчас Патрику Беверли 31 год, и он часто вспоминает о вещах, которые ему пришлось пройти, чтобы оказаться там, где он находится сейчас. Вещах, не имеющих ничего общего с баскетболом.

«Мне кажется это посттравматический стресс», – говорит он, садясь на скамейку на «Клипперс». Он одет в серую толстовку с надписью «Вестсайдская история».

Он помнит свою старую жизнь, когда ему приходилось делиться толстовкой с товарищем по команде, который не всегда мог себе позволить новую одежду. Чувства потери и одиночества ему хорошо знакомы. Патрик рос без отца, поскольку тот боролся с наркоманией. Он помнит семью, друзей, которых потерял в перестрелках. Скауты говорили ему, что у него слишком маленький рост и вес, чтобы быть хорошим игроком. В колледже его мучила неопределенность насчет своего будущего. После двух лет игры за Арканзас у него возникли проблемы из-за плохой успеваемости. В итоге, Патрик, преследуя свою мечту о НБА, бросил учебу и  уехал играть в Грецию, Украину и Россию –  страны, где никто не знал его имени.

Одно воспоминание особенно выделяется: его первая ночь в Украине. Ему было 19 лет. Лиза переехала туда вместе с ним, и ее уже тошнило от еды. Когда Патрик попытался поиграть в приставку, электричество во всей их квартире отключилось. Оба замолчали. «К черту все», – наконец сказала Лиза. «Мы знаем, каково это – не иметь света». Патрик кивнул. Они провели всю свою жизнь, пытаясь не быть поглощенными темнотой.

Дом Беверли в Лос-Анджелесе усыпан желтыми стикерами. Они висят у него в шкафу, на стенах спальни, на зеркалах, особенно на зеркале в ванной. Он хочет, чтобы они были первыми, что он видит каждое утро, когда чистит зубы. Он не хочет видеть своего лица. Не хочет думать о своей внешности. Не хочет думать ни о чем, кроме того, что написано в этих заметках: его цели на этот сезон.

Сейчас все чаще можно прочесть газеты с заголовками «Чемпионство», «Преимущество домашней площадки», а внизу увидеть командное фото «Клипперс». Обновленный состав «Клипперс» создан как будто для него. Все говорят, что он абсолютно другой. Однако и сам Беверли стал другим. Более разумным, готовым быть агрессивнее, особенно в плане атаки.

«Сейчас Патрик голоден до побед и мотивирован, как никогда раньше», – поделился Джефф Паглиокка, один из его тренеров и близкий друг.

Беверли долгое время не чувствовал такого возбуждения: «Наша защита – это результат того, что мы находимся очень близко друг к другу. Люди обычно забывают эту составляющую игры. Да, в последнем сезоне Кавай и Джоржд набирали в среднем за матч больше 20 очков, однако, когда они только пришли в лигу, эти парни были вынуждены по полной отрабатывать в защите. Если мы будем хорошо обороняться и не будем давать сопернику забивать, то сможем выигрывать в каждой игре».

Беверли не преувеличивает. На одном из стикеров в его машине написано: «Помни свои цели». Другой, который висит напротив его кровати, гласит: «Лучшая команда – это команда, обороняющаяся целиком».

В прошлом сезоне он не попал в список лучших защитников, и это его мучает. «Люди думают, что я забыл, но нет. Каждый раз, когда я подхожу к своей кровати, я много думаю об этом».

«Это сильно давило на меня. Многим не понять того, что  я ощущал. Однако меня это не волнует. Я не привык быть баловнем судьбы. Сейчас я здесь, однако, чтобы достичь этого, мне пришлось заплатить миллион долларов из своих денег. Я влез в долги, чтобы играть в НБА».

Беверли имеет в виду свою зарплату в России, от которой он отказался, чтобы подписать трехлетний контракт с Хьюстоном, включавший в себя опцию команды после каждого сезона.  Патрик играл за «Рокетс» с 2013 по 2017.

«Я был готов поставить на себя все, что угодно, – говорит он, – Потому что я знал, на чем сосредоточен».

Беверли более сосредоточен, чем когда-либо. Его девизом этим летом было: «Важна каждая деталь, даже самая мельчайшая». Он пристрастился к тренировкам и не очень устает. По крайней мере, в моральном плане. Его называют твердолобым и выносливым, но он знает, что его способность противостоять нагрузкам не имеет ничего общего с телом.

«Тело может идти только до тех пор, пока ему позволяет это делать мозг».

Вот почему, когда он перенес травму колена в 2017 году, в свой первый сезон в Лос-Анджелесе, он проснулся после операции и отказался от обезболивающих. Он хотел знать, что такое боль. Беверли даже сделал круг по больнице.

Он всегда в работе. Иногда даже может сорваться в середине беседы. Патрик не покинет тренажерный зал до тех пор, пока у него не затрясутся ноги. Всякий раз, оказываясь в гостиничных тренажерных залах, он будет подбадривать случайных гостей, которых он называет NARPs (Non-Athletic Regular People – обычные люди, не занимающиеся спортом регулярно).

«Его энергия повсюду», – говорит Данило Галлинари, бывший товарищ по «Клипперс», который сейчас играет в Оклахоме.

Беверли живет по менталитету, который он усвоил в те первые дни в Чикаго: работай, работай, работай, до тех пор, пока ты можешь. А когда ты уже не в силах, то работай еще больше. Также к работе над собой можно подходить творчески. Недавно, во время полной тренировки на пляже, он бежал по песку в модных ботинках Timberland. Он сделал 400 бросков с места за одну тренировку, не отрываясь от земли. Находясь на Багамах в отпуске в это межсезонье, он решил, что в качестве кардио  будет обплывать яхту по 15 раз подряд за день.

«Он просто сумасшедший, готовый ко всему тип», – так описал его Мэтью Алакорн, еще один из тренеров Беверли, который стал близким другом и теперь живет с ним. Боб Доневальд мл., бывший тренер Беверли в Украине и бывший помощник тренера для «Кавальерс» и «Хорнетс», вспоминает одного из тренеров НБА, описывающего стиль игры Беверли, как «убийца на своей позиции».

Беверли нравится, что люди называют его злодеем, называют его грязным, потому что он останавливает звездных игроков. Он никого и ничего не боится. И никогда не боялся. В детстве он прыгал с автомобилей, с крыш и лестниц. Он цеплялся за движущийся транспорт, угонял велосипеды и машины, бродил по железнодорожным путям. Он делал все это, потому что горел желанием узнать, что же произойдет.

Те дни все еще давят на него.

«Я никогда не веду себя так, как будто бы я другой. Если бы я не играл в баскетбол, я был бы на улице. «Все или ничего» – вот мышление, которым я руководствуюсь по жизни».

«Существует десять миллионов детей, таких же, каким был я. Это дети из Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса и других городов по всей Америке. Они проходят через то же самое, что пришлось пройти мне. Только у них нет голоса. Поэтому я говорю за них».

Когда на улице не было слышно выстрелов, Лиза провожала маленького Патрика до бетонных кортов местного парка. Он надевал ботинки и перчатки, под курткой он носил майку своего любимого игрока, Кевина Гарнетта. Независимо от того, насколько холодно, насколько ветрено, эти двое бросали мяч в корзину. Бросали в дождь, в снег.

Она хватала мяч еще до того, как он коснется земли, и отдавала его назад Патрику. Она была его первым и любимым товарищем по команде. Его защитником, его кормилицей. Его совестью, его сердцем. Она критиковала его. Наказывала его, когда он капризничал. Она была хитра и умна. «Настоящий гангстер», – описывает ее Патрик.  

«Она была вынуждена принимать решения, были ли они правильными или неправильными, основываясь не на том, что было лучше для нее. Перед тем, как совершить неправильный поступок, она сначала убеждалась в том, что для меня не будет никаких последствий. Я думаю об этом. Постоянно думаю. Она многим жертвовала. Многие вещи, которые она делала, были нелегальными. Кое-что из того, что она делала, вызывало неодобрение, но ей было наплевать. Она принимала правильные решения в интересах своего сына».

Она скрывала свою усталость, свою боль. «За свою жизнь я видел лишь однажды, как плачет мама», – говорит Патрик. У нее были на то причины. Патрик рос без отца, а единственного человека, который помогал в его воспитании, убили. В него выстрелили восемь раз, когда он просто шел по улице. У Лизы часто отказывал двигатель, и она тратила всю свою зарплату на новую машину.

«Ты и я вместе противостоим этому миру», – такую фразу часто говорили они друг другу.

Патрик преследовал своего отца, точнее его призрак. Он страстно желал что-то человеку, которого даже не мог найти. Словно ударяя кулаком по воздуху, Патрик, в конечном итоге, запыхался, расстроился, и потерял всяческую надежду его найти.

Он не просто пытался доказать, что может играть со взрослыми мужчинами на одной площадке. Однажды один из них ударил его локтем и выбил челюсть. Он не мог говорить, но выдавил из себя «ГРРРРРР» и продолжил играть. В основном он пытался доказать своему отцу, который тоже мечтал стать игроком НБА, что сможет добиться успеха в жизни и без него. Быть лучше человеком. Однажды стать лучшим отцом.

Отсутствие отца двигало его, а также делало ему больно. Честно говоря, до сих пор делает. Сейчас он смотрит на своих детей и думает: «Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь почувствовал ту же боль, что и я».

Доневальд мл. изначально не был уверен в том, что Беверли продержится в Украине. Тренер малобюджетного клуба БК «Днепр» видел иностранцев, намного старше Беверли, среди пронизывающего ветра, погоды в -20 градусов и двухметрового снега. В городе, где почти не говорят по-английски. «Он либо притворяется на тренировках, а затем возвращается домой в слезах, либо он самый крутой сукин сын на свете», – сказал вначале своей работы с Патриком Доневальд, человек, тренировавший Леброна Джеймса и Бэрона Дэвиса. Однако вскоре он понял, что к Беверли относится второй вариант.  

Беверли оставил свою дочь и сына и переехал в Украину, как один из трех американцев в команде с восемью украинцами, которые «хотели выбить из него дерьмо», как выразился Доневальд.

Что касается первой тренировки? Беверли выбросил мяч за пределы поля и украинцы застонали. Почему мы не подписали контракт с ветераном? Беверли схватил мяч обратно и во всю глотку выругался на безупречном русском языке. Его товарищи по команде расхохотались и стали обнимать его, даже, несмотря на то, что он собирался занять чье-то место. Когда привезли украинских детей, чтобы потренироваться с манекенами, Беверли стал просить принести один манекен и ему.

Его ничего не напрягало. Ни трибуна, загоревшаяся в середине матча (это наоборот рассмешило Беверли), ни еда, которую он употреблял. Патрик узнал, что такое борщ. Правда гамбургеры и картошка в TGI Fridays были на вкус совсем не как в американском TGI Fridays. Когда Лиза ходила в продуктовый магазин, ей приходилось изображать мычание, чтобы объяснить, что хочет купить говядину.

Беверли понимал, что он еще далек от НБА. Лиза все время повторяла ему, что ему просто нужно больше времени. И он продолжал работать.

«Он был готов отдать всего себя», – вспоминает Дарнелл Лазар, еще один американец, игравший в «Днепре».

«Патрик постоянно твердил об НБА. Он уверял меня, что однажды  окажется там», –  рассказывает Девин Грин, другой американский игрок.

Однако скауты команд НБА сомневались в его способностях. Он был маленьким, еще не опытным разыгрывающим. Беверли воспринимался как неплохой защитник, который редко бросает. Они думали, что его борьба за свободные мячи и самоотверженная игра на обеих сторонах площадки годились лишь для игры в Европе. У них не было уверенности в том, сможет ли он провести 82 игры, показывая такую технику.

Беверли недооценивали еще со времен школы. После одной из игр мама решила узнать, почему ее сыну совсем не дают мяч для броска. На это тренер команды сказал Лизе, что они не дают Патрику бросать, чтобы не задеть его чувств.

Он проявит себя в школе Джона Маршалла, бросая вызов таким знаменитостям, как Деррик Роуз и Шеррон Коллинз. Беверли тогда даже не был известен своей защитой. Он был лидером и главным скорером команды. Стэн Хит, один из его тренеров в Арканзасе, вспоминает, что был на одной из игр, когда увидел, что тренер команды Беверли, Ламонт Брайант, был в стороне, а Патрик в тот момент был в середине толпы, руководя группой игроков.

«Они смотрели на Пэта с огромным уважением. Они видели, что он всегда играл с полной отдачей, даже когда совсем нет сил», – вспоминает Хит.

Сам Ламонт Брайант в одном из интервью говорил, что Патрика никто не мог остановить, единственный, кто был на это способен, это он сам. Однако в мире, где жил Беверли, существовали уличные банды и наркотики, поджидающие его. Молодой игрок всегда сознавал, что в любой момент то, ради чего он работал, может исчезнуть.  Он сам мог исчезнуть. Однажды ночью, после того, как он набрал 34 очка за школу Джона Маршалла, полиции пришлось сопровождать Беверли из спортзала для его безопасности. В голову Лизы закралось сомнение, что кто-то захочет причинить вред ее сыну.

Она последовала за ним и в Арканзас, совершая восьми часовую поездку туда и обратно каждую игру.

Когда кошмары овладевали Патриком, он старался абстрагироваться от дурных мыслей на площадке. От этого очень страдали его партнеры по команде.

«Нам приходилось менять нашу форму три, четыре раза, вот настолько нам приходилось потеть. Каждый знал, что если тебе придется играть против Пэта, то сухим ты после тренировки точно не останешься», – говорит Гэри Эрвин, бывший товарищ по команде Арканзаса.

В течение двух сезонов в Арканзасе Беверли набирал в среднем 13,0 балла и 5,5 подборов – а его рост всего 185 см..  Затем он потерял право на участие в NCAA. Его мечта была в опасности.

«Когда мы узнали эту новость, вся команда страшно расстроилась. Были те, кто даже плакал», – вспоминает Стеф Уэлш, партнер по команде.

Беверли позвонил своей маме и рассказала ей новости. Она не осуждала его. Просто спросила, когда он будет дома. «Это я и ты против всего мира», – сказала она ему.

Но этот мир начал разрушаться. Тем летом 16-летний кузен Беверли, Донован, который боготворил Беверли, был убит. Беверли и Лиза должны были опознать тело. Это почти уничтожило его.

Донован даже не окончил среднюю школу. Он очень любил своего двоюродного брата. И вот теперь, без колледжа, без своего кузена, Беверли оказался на распутье. «Это заставило меня принять решение, хочу ли я выбрать улицы или баскетбол», – говорит Беверли. Он пообещал себе, что отдаст все, чтобы сделать это.

Беверли считает, что его жизнь похожа на план здания. План, который Бог тщательно построил, спроектировал с тупиками, которые Беверли превратил в возможности. «Мне повезло, что в моей жизни произошли определенные несчастья», – говорит он. В настоящее время он рассматривает смерть своего двоюродного брата как «жертву», напоминание о необходимости упорно трудиться.

Однако эта потеря все еще преследует его. Ничего не было решено, ведь убийца Донована все еще на свободе. Лиза часто говорила своему сыну, чтобы он продолжал молиться об этом, потому что он ничего не мог сделать, чтобы залечить эту рану.

«Возможно, если бы у меня был отец, то я не стал бы тем, кто я сейчас. Может быть, у меня не было бы такого же стремления и желания», – размышляет Беверли, погружаясь все глубже в свое место на скамейке «Клипперс». Он почти ни с кем не разговаривает о своем отце. Единственным исключением является его мать.

Он помнит, каким потерянным он чувствовал себя в подростковом возрасте, пытаясь разобраться во всем самостоятельно. Вещи, которым женщины, воспитывавшие его, просто не могли научить его, несмотря на то, как сильно они верили в него. Его бабушка, Селеста Беверли, называла его «малыш Джордан» и говорила, что он особенный. Двоюродная бабушка, Карин Маккалоу, проводила ночи, присматривая за ним и помогая Лизе с няней.

Беверли пытается смотреть на вещи с точки зрения своего отца. Лиза говорит, что это «все еще в процессе» для ее сына, чтобы построить отношения с отцом.

«Я понимаю, что в Чикаго наркомания является большой проблемой, этому трудно противостоять. Мне не хочется никого осуждать. Моя работа – это продолжать быть для моего сына тем, кого у меня никогда не было».

Когда речь заходит о детях, Беверли начинает улыбаться. Его настроение заметно меняется. «Я молодой папа, самый крутой папа в мире», – говорит он. Он тратит большую часть своих денег на свой дом. «У нас есть большой дом в Хьюстоне, который больше похож на курорт». Он балует своих четверых детей поездками, бассейнами, лодками, потому что не хочет, чтобы они чувствовали себя так, как он чувствовал себя каждое Рождество, лишенный подарков.

Его дети могут чувствовать себя счастливыми. Для него же самого слово «счастье»  всегда было концепцией, которую у него не было времени обдумать, поскольку ему приходилось выживать. Лиза каждый день спрашивает сына: «Как дела? Ты счастлив?». Он уклоняется от ответа и сосредотачивается на своих детях. Беверли многое позволяет своим детям, однако не хочет, чтобы они выросли избалованными. В одном из интервью Патрик даже признавался, что бывает слишком суров к своим детям.

Недавно его четырехлетний сын разговаривал с матерью, повернувшись к ней спиной. Беверли воспринял это как крайнее неуважение. Через FaceTime Беверли сказал ему выйти на улицу и сесть на заднем крыльце.

- Но там слишком холодно, папочка.

- Надень свою куртку. Мама же купила тебе новую, не так ли? Или может быть она тебе не нужна?

- Уже темнеет, папочка

Беверли заставил его там немного посидеть и подумать о своем поведении.

Когда-нибудь его сын узнает о месяцах, проведенных Беверли в России, играя за питерский «Спартак». О городе, где солнце почти не появлялось. Где было так снежно, что он не мог выйти на улицу. Не имея спортзала в своей квартире, Патрик прикреплял тренировочные петли к перилам и занимался вместе с Аларконом, который приехал на сезон.

Аларкон помнит, как много раз сидел на пассажирском сиденье черного лексуса Беверли, когда полицейские вымогали у Патрика деньги, обещая отправить его на ночь в русскую тюрьму. И Беверли давал им деньги.

Пытаясь сосредоточиться на баскетболе, он выиграл еврокубковый MVP в сезоне 2011-12. Однако Патрик был сильным игроком еще до этого, играя за Олимпиакос Пирей в Греции с 2009. Он оказался там после того, как команда Летней Лиги отказалась от его услуг.

Даже в Греции Беверли большую часть сезона сидел на скамейке запасных. Однако он всегда оставался наготове, тренируясь по три раза в день. Он подталкивал своих товарищей по команде, в конечном итоге, играя лишь во внутреннем чемпионате и помогая своей команде выиграть титул чемпиона Греции.

«Они думали, что я сдамся и уеду назад домой. Но я продолжал работать. Да и возвращаться мне сильно было некуда».

Может быть, однажды Патрик расскажет своему сыну о том, как почти сдался после игры в Греции.

 Может это мое. Может быть, это я и есть – заморский парень, играющий в Европе. Может быть, мне нужно привыкнуть к этой жизни», – размышлял Патрик в тот период времени.

Однако он не свыкся и продолжил бороться. В 2013 году Хьюстон, наконец, дал ему шанс, а Патрик был готов, во что бы то ни стало, занять чье-то место.

Беверли не волновало, что его новые товарищи по команде в Хьюстоне не знали, кто он такой. Он бросил один взгляд на Джеймса Хардена и просто увидел другого человека, такого же, как и он, стоящего напротив него. Поэтому он сделал то, что обычно делает с любым человеком на своем пути: заблокировал его. Они с Харденом ссорились каждый день.

«Мне действительно было наплевать. Мое поведение на площадке было то же самое, какое у меня было, когда я играл на улицах. Мне хотелось доказать, что я – лучший игрок, лучший защитник. Каждый раз, когда он обыгрывал меня, это помогало мне быть лучше. Аналогичная ситуация происходила и в обратную сторону. Наша спортивная конкуренция была на руку всей команде».

Беверли также приходилось сражаться за место в старте с Джереми Лином. Аларкон вспоминает, как Беверли рассказывал ему, что иногда перед началом тренировки Лин садился, отдыхал и снимал кроссовки. «Пэт начал злиться», – говорит Аларкон. «Он подбежал к Лину и сказал: «Эй, я не могу тренироваться, если ты не подходишь и не играешь. Начни уже делать свою работу». Иногда помощнику тренера Дину Куперу приходилось говорить Беверли, чтобы он остыл.

В регулярном сезоне, имея статус новичка команды, Беверли почти не играл в старте. Но потом наступил плей-офф.

Однажды днем Беверли ехал по улице рядом с Toyota Center, возвращаясь домой после съемок, когда его товарищ по команде Чендлер Парсонс позвонил и рассказал, что только что разговаривал с тренером Кевином Макхейлом, и что тот собирается выпустить Патрика сегодня вечером в старте.

- Серьезно, брат? Лучше не шути со мной так.

- Нет, брат, я серьезно. Клянусь Богом.

Они немного посмеялись и повесили трубки. Беверли набрал номер своей мамы. «В чем дело, Буда?» – поинтересовалась Лиза. Только члены семьи и друзья детства называют Беверли так. Когда он был ребенком, его глаза были такими большими, что казалось, будто кто-то сказал «буу» и напугал его, поэтому младшая сестра Лизы придумала прозвище «Буда».

Сжимая в руке телефон, Беверли не мог найти слов. Он не выдержал и заплакал.

 В матчах плей-офф Патрик вышел в старте в пяти из шести игр. А в следующем сезоне он был основным во всех матчах, кроме одного. Однако его ментальность никогда не позволяет ему расслабиться. После каждого матча он занимается с мыслью о том, что должен снова добыть место в старте. Ему нужно какое-то препятствие, которое надо преодолеть. Поэтому, вполне логично, что проведя с Хьюстоном несколько сезонов, став негласным лидером, он отправился с этой ролью в «Клипперс». Для него это стало новым вызовом, с которым нужно справиться. 

Сначала он думал, что травма колена, которую получил в начале своего пребывания в Клипперс, не выведет его из строя больше, чем на четыре недели. Беверли привык играть через травмы. После перелома правой руки в Хьюстоне он назвал себя росомахой и сказал Лизе, стоя с ней на площадке за день до игры плей-офф, что если он сможет поймать мяч, то будет играть. Конечно, он не мог, но все равно рисковал получить еще одну травму, морщась и пытаясь заставить свои пальцы сжать мяч.

Узнав, что он пропустит сезон, Патрик решил направить свое развитие в другое русло. Впервые в жизни он был вынужден сидеть на месте. Думать. Поэтому, несмотря на то, что он тяжело восстанавливался, он сосредоточился на духовном росте. Становясь ближе к Богу, он почувствовал себя сильнее. Более уверенным в том, кем он был.

Может быть, именно поэтому он решил остаться в «Клипперс», а не подписать контракт с кем-нибудь другим еще этим летом.

«Они позволили мне быть Патриком Беверли. Быть собой».

Его товарищи по команде видят то, чего не видят посторонние. Проказник, который обливает водой свою девятилетнюю сестру, пока она спит. Который однажды опрокинул банановую лодку, полную его товарищей по команде из Арканзаса, когда команда была на турнире в Канкуне.

Иногда Беверли раздает стодолларовые купюры бездомным на улице. Лиза думает, что иногда он слишком щедр, особенно к самым близким людям.

«Это один из его самых больших недостатков. Он просто хочет, чтобы все были в порядке, чтобы все были счастливы», – говорит Лиза.

Они поменялись ролями, и теперь Беверли заботится о маме. Однако она всегда будет за главного (она все еще заставляет его выносить мусор). И она считает, что этот сезон станет сезоном ее сына. Он, наконец, в том месте, ради которого работал всю жизнь. Но часть ее все еще беспокоится о нем. Поэтому она продолжает спрашивать его: «Ты счастлив? Ты в порядке?»

«Мама, когда я знаю, что у тебя все хорошо, у меня все  великолепно», – отвечает он.

 Автор статьи: Mirin Fader

Фото: Gettyimages.ru/Ezra Shaw (1,4), /Harry How, /Josh Lefkowitz (3,6), /Scott Halleran, /Streeter Lecka

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Перевод мяча
+64
Популярные комментарии
Rebel_pillgrim
+15
Это один из самых крутых парней на которых я смотрел. Мне похер на степ бэки, флопы бесконечные, миллионы трешек. Мне важны эмоции, которые вызывает у меня игра того или иного игрока. И последним кто давал мне тоже самое что Патрик, был пик Рондо времён Бостона, Маркус Смарт и конечно Тони Аллен. Только ради таких как эти парни я готов смотреть эту современную сопливую НБА.
Иван Вахов
+9
До мурашек. Пэт всегда заставлял восхищаться его желанием отдать игре всего себя. Если он играет против твоей любимой команды - ты его ненавидишь, а если играет за твою - понимаешь, какой же он сука крутой.
Dark Lion
+2
Мне так нравится эта рубрика красивых историй. Давайте побольше таких истору
DirkMavs
0
Классная статья спасибо👍👍👍👏👏👏👏
She's Like A Rainbow
0
Теперь понятно, откуда у него эта злость и энергия в защите. Отличный текст Мирин Фадер, затронул даже в оригинале. Ну и за перевод спасибо!
Написать комментарий 5 комментариев

Новости

Реклама 18+