Ирина Мальгина: "Мне раньше не хватало уверенности"

Первую победу в нынешнем сезоне российской сборной по биатлону принесла Ирина Мальгина, выигравшая в шведском Эстерсунде индивидуальную гонку на 15 километров с четырьмя огневыми рубежами. 33-летняя спортсменка в интервью корреспонденту "Газеты" Татьяне Милевской призналась, что теперь она всерьез задумалась о медалях чемпионата мира

- То, что с вами произошло в Эстерсунде - это сказка?

- Сказка - то, что в этом году мне не пришлось проходить национальный отбор. Каждый год приходилось выдерживать два норматива: отбор на российские и на последующие международные соревнования. А это не так просто. Так что когда весной старший тренер женской команды Валерий Польховский спросил, согласна ли я еще выступать, то мне не нужно было долго раздумывать.

 

- Вы хотели уходить?

- Честно говоря, были такие мысли. Все-таки возраст далеко не детский - 33 года. В прошлом году я стала чемпионкой мира в смешанной эстафете. Это самый большой титул за все пятнадцать лет, что я занимаюсь биатлоном. В Ханты-Мансийске за это достижение мне сделали подарок - двухкомнатную квартиру. Словом, можно было спокойно заняться ремонтом, домашними делами. Но от шанса, предоставленного Валерием Польховским, глупо было отказываться. «Так, Ирина, - сказала я себе. - Если не получится, можешь отдыхать спокойно. А если сейчас уйдешь - всю жизнь будешь жалеть». И мы с моим мужем и тренером Виктором Мальгиным вновь собрали чемоданы.

 

- Перед вами ставили конкретные задачи?

- Нет. И это помогло раскрепоститься: возможно, иначе никто бы не увидел победы. Мне всегда не хватало психологической уверенности.

 

- Это и есть та причина, по которой ваше пребывание в сборной было эпизодическим?

- Думаю, да. У меня не было проблем с выступлениями на российском уровне, но как только я попадала в элитную компанию, тут же «плыла». В том, что не отобралась на две Олимпиады, мне, кроме себя, винить некого. Для поездки в Турин на первых трех этапах Кубка мира нужно было в личных гонках дважды попасть в десятку лучших. Если на первом этапе в том же Эстерсунде я приходила шестнадцатой в спринте, то в последующих гонках места были не намного выше. Было очевидно, что никакую Олимпиаду я не потяну.

 

- Как вам удалось в том же году пройти в состав смешанной эстафеты?

- Возникла ситуация, аналогичная нынешней. В команде освободились места в связи с тем, что уставшие от Олимпиады спортсменки отказались ехать в Поклюку. Заполнить вакансии предложили нам, призерам чемпионата Европы.

 

- Как давно вы работаете с вашим мужем в качестве тренера?

- С тех пор как поженились - вот уже десять лет. До этого я тренировалась в родном Мурманске у Евгения Комарова, к которому перешла из лыжных гонок в 1991 году. Но после свадьбы пришлось переехать к мужу в Ханты-Мансийск, и с тех пор на соревнованиях я представляю округ. Из возрастных спортсменок у Виктора я одна, в основном он работает с молодыми.

 

- Почему в этом сезоне вы предпочли индивидуальную подготовку?

- Национальная сборная сильно омолодилась, тренерам нужно было просмотреть молодежь, составить для нее единую программу. В этой ситуации мне было неловко требовать отдельного внимания. Зато на индивидуальной подготовке я себя чувствовала очень комфортно и спокойно - впервые за многие годы. Вместе с шестью юниорами из Ханты-Мансийска, которых тренирует мой муж, мы спланировали наш график так, чтобы заниматься самостоятельно, но в тоже время иметь возможность пересекаться с основной командой.

 

- Какому компоненту вы уделяли больше внимания?

- Мы проделали большой объем скоростной работы, может быть, еще больший, чем в предыдущие годы. Но главное внимание было уделено точности стрельбы. Это мое больное место. Очень много времени проводила за компьютерным тренажером, практикуя так называемый холостой тренаж. Пиком стрелковой работы был июнь. В девять утра приходила на тренировку и уходила через два с половиной часа. Общим счетом - часов восемнадцать в неделю. Очень нудная, но нужная работа.

 

- Как вы распределите силы в сезоне?

- Нужно выкладываться по полной на первых же этапах. Во-первых, меня пригласили только на первые три этапа Кубка мира. Они определяют мою дальнейшую судьбу: либо я закрепляюсь в основном составе и готовлюсь на чемпионат мира, либо... Во-вторых, мне важно увидеть прогресс в своих результатах и укрепиться психологически.

 

- Сейчас вместе с победой вы получили 15 тысяч евро. Пригодятся?

- Не подумайте, что лукавлю, но мне сейчас важнее моральная поддержка. Когда я шла последний круг из этих 15 километров, то видела, что через каждые 10 метров стоял кто-то из нашей команды и что-то кричал мне в поддержку. Я увидела, что все мне желают добра и почувствовала себя частью единой команды.

 

- После этой гонки медали чемпионата мира стали вам ближе?

- Если не сейчас - то когда? Мне ничего не остается, как сцепив зубы идти вперед.

 

- Теперь вы - участница эстафетного квартета?

- Хотелось бы надеяться, тем более что я люблю и умею бегать эстафетные гонки. Трижды мы выигрывали вместе с девчонками чемпионат Европы в этом виде. Но тренеры объявят состав только накануне 10 декабря. Конечно, здесь будут учитываться результаты спринтерских гонок в Эстерсунде и следующего этапа, который 8 декабря стартует в Хохфильцене.

ТАТЬЯНА МИЛЕВСКАЯ
0
Написать комментарий
Реклама 18+