Железный воин

В пятницу в Череповце чествовали Дмитрия Юшкевича, завершившего свою игровую карьеру. Sports.ru вспоминает основные вехи хоккейной жизни защитника в России и за океаном.

Начав свою карьеру в ярославском «Торпедо», Юшкевич постоянно попадал на заметку тренерам молодежной сборной СССР – талантливый защитник выделялся умением вести силовую борьбу и грамотно подключаться к атакам. Перебравшись в 1991 году из Ярославля в московское «Динамо» к Владимиру Юрзинову, Дмитрий сразу же попал и в главную сборную страны, и привлек внимание заокеанских скаутов. А «Динамо» тех времен было, пожалуй, самым «энхаэловским» клубом России. Задрафтовала Юшкевича «Филадельфия» – главный еврофоб лиги, традиционно ориентирующийся на североамериканских игроков и жесткий, если хотите, «бандитский» стиль.

Кроме Дмитрия в тот год «летчики» взяли также форварда Андрея Ломакина, и оба россиянина прижились в составе черно-оранжевых весьма неплохо. А Дмитрий так и вовсе в дебютном сезоне в НХЛ провел за «Флайерс» все 82 игры регулярного чемпионата. В плей-офф тогда «Филадельфия» не попала, и весной 1993 года Юшкевич в составе сборной России стал чемпионом мира, а оргкомитет мирового первенства признал его лучшим защитником турнира (1 гол, 4 передачи в 7 матчах).

«Настоящие мафиози никогда не трогают спортсменов, потому что уважают их»

Отъезд Юшкевича в НХЛ был омрачен неприятной историей. Когда Дмитрий уже играл за океаном, его жене Оксане, оставшейся в родном Череповце, позвонили неизвестные и потребовали заплатить своеобразную страховку за жизнь ее и троих детей. «Бандиты специально выбрали момент, когда Оксана была одна дома, чтобы напугать ее посильнее, и вымогали деньги. Через неделю мы все уехали из России», – много лет спустя рассказывал Дмитрий. В начале диких девяностых многие люди из криминала пытались нажиться на успешных спортсменах, но Юшкевич, несмотря на подобные инциденты, остался патриотом и не скрывал своей любви к родной стране.

«Я люблю свою страну и надеюсь сыграть на чемпионате мира, – говорил защитник в 1998 году. – Настоящие мафиози никогда не трогают спортсменов, потому что уважают их. Куда опаснее мелкие группировки, у которых нет никаких представлений о совести и чести. Мне хотелось бы когда-нибудь вернуться домой, но я смогу это сделать только после того, как буду на 100 процентов уверен в безопасности моей семьи».

Дмитрий не скрывал своего удовлетворения тем, что ему выпала возможность играть именно за «Филадельфию»: по его мнению, именно силовой стиль «летчиков» ему подходил больше всего, к тому же на глазах вырастала новая команда под предводительством великого и ужасного Эрика Линдроса.

Тем не менее, после локаута в 1995 году Юшкевича обменяли в «Торонто» – «Флайерс» получили взамен несколько драфт-пиков, из которых реальную пользу клубу принес только Дайнюс Зубрус. «Был ужасно расстроен обменом, даже плакал по дороге домой. Мне дорог мой первый клуб в НХЛ, он открыл для меня дверь в эту лигу», – говорил тогда Дмитрий.

«Юшки всегда «залезет под кожу», будет цеплять и бить, но не отпустит»

Нападающий «Филадельфии» Джереми Реник высоко ценил игровые навыки Юшкевича. «Он из того типа защитников, кто всегда оказывается против тебя лицом. В плей-офф такие парни на вес золота. Юшки всегда «залезет под кожу», будет цеплять и бить, но не отпустит», – заявил однажды Реник.

В Канаде Юшки, как его для краткости окрестили за океаном, продолжил играть в той же манере, но в его сугубо хоккейные дела часто вмешивались различные жизненные обстоятельства. В начале сезона-99/00 у Дмитрия не было действующего контракта с «Торонто», и он, поиграв до середины октября в Ярославле, согласился подписать соглашение на условиях клуба, заметно потеряв в деньгах – не последнюю роль в этом сыграл его агент Марк Гандлер.

Едва начав играть, Дмитрий получил известие из России о трагической смерти отца, у которого была раковая опухоль мозга. Но не смог выехать на похороны из-за проблем с заканчивавшимся сроком загранпаспорта. Тем не менее, несмотря на все неурядицы, сезон 2000 года стал для Юшкевича лучшим – Дмитрий принял участие в Матче всех звезд в составе сборной мира.

Российский характер не изменишь: Юшкевич продолжал играть с двумя сломанными пальцами на ноге (результат блокированного броска Эла Макинниса) и тромбом в районе голени, который постепенно увеличивался. В 2002 году Дмитрию все же пришлось приступить к лечению – после февральского матча с «Миннесотой», в котором он как обычно провел около 25 минут и провел 6 силовых приемов, колено Дмитрия распухло до угрожающих размеров, а доктора заговорили об угрозе жизни защитника. «Это большая потеря для нас. Он настоящий воин», – заявил вратарь «Мэйпл Ливс» Кертис Джозеф.

«Я не сумасшедший, я русский»

Именно из-за этого кровяного сгустка Юшкевич не смог сыграть за сборную России на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити – врачи запретили ему даже летать на самолетах. Однако сам 36-й номер «Торонто» рвался помочь своим одноклубникам, горя желанием поиграть за канадский клуб в плей-офф. «Я не сумасшедший, я русский», – так объяснял свои поступки Дмитрий.

Тем не менее, летом 2002-го «Кленовые листья» обменяли Юшкевича во «Флориду», получив взамен Роберта Швеглу – через год у Дмитрия заканчивался контракт, а проблемы со здоровьем добавляли лишнего риска. «Мэйпл Ливс» перестраховались и предпочли переговорам с игроком обмен, обставив его не самым красивым образом – боссы клуба попросили Дмитрия пройти дополнительное медобследование, на котором, как выяснилось позже, настаивала «Флорида». «Самое честное существо в «Торонто» – это медвежонок Карлтон, талисман клуба. Он хотя бы ничего не говорит», – заявил тогда Юшкевич.

В «Пантерс» Юшки провел неполных два месяца и был отправлен в «Лос-Анджелес» из-за конфликта с Майком Кинэном – обмен и на этот раз выглядел не слишком привлекательно, поскольку случился как раз во время встречи «Флориды» с «королями»: Дмитрий буквально перешел из одной раздевалки в другую.

В марте 2003 года Юшкевич по воле Бобби Кларка вновь попал в свою любимую «Филадельфию», но 1 июля в четвертый раз за год сменил клуб, оказавшись в «Вашингтоне». Но «Кэпиталс», кажется, изначально не особенно рассчитывали на Дмитрия, поэтому он предпочел уехать в Россию и следующий сезон провел в «Локомотиве».

«Самое честное существо в «Торонто» – это медвежонок Карлтон, талисман клуба. Он хотя бы ничего не говорит»

Ярославцы выступили неудачно, и после прихода в клуб финского тренера Кари Хейккиля контракт с Юшкевичем, заключенный по схеме «1+1», решили не продлевать.
Приютил защитника родной Череповец, где по-прежнему жили его мама и сестра.

«Я уехал отсюда в 15 лет и ни разу не надевал форму местной команды мастеров. Можно сказать, вернуться в Череповец было делом принципа, чтобы порадовать игрой тех болельщиков, которые переживали за меня долгие годы», – прокомментировал Дмитрий свое возвращение в родные края.

Проведя затем по сезону в «Магнитке» и СКА, он вновь вернулся в «Северсталь», где и принял решение закончить карьеру. Но везде, где играл, Юшкевич оставался «железным воином» и честным человеком.

Знаете ли вы что:

- 36-й номер Юшкевича – это перевернутый 93-й, под которым выступал его кумир, центрфорвард «Торонто» Даг Гилмор

- В Калифорнии Дмитрий вместе с другим бывшим энхаэловцем Анатолием Семеновым владеет небольшой ареной, на которой проводит соревнования в «ночной хоккейной лиге»

- Троих детей Дмитрия зовут Джулия, Абигель и Дмитрий-младший

- У Юшкевича – зеленый пояс по таэквондо, которым он увлекся во время лечения тромба.

0
Популярные комментарии
0
alexn74_
Да, были люди в наше время! Особенно спасибо за ЧМ!
0
Барсаман
Хороший материал - побольше бы таких на сайте. ;) В Ярославле Дмитрия по-прежнему считают своим и пусть он знает что его тут не забудут никогда.
Успехов, Дмитрий, во всех делах!
Написать комментарий 8 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+