Воробьев попал не в свою колею

<div align="left">Уволив главного тренера Петра Воробьева, руководство подмосковного &#171;Химика&#187; доказало, что задача у команды - не построить крепкий коллектив на много лет, а сорвать куш и разбежаться.</div>

Петр Воробьев - один из самых сильных тренеров страны, но он специалист совершенно советского менталитета, причем в не самом плохом смысле. Да, у него абсолютно восточные методы работы, которыми бы гордились во времена КПСС. Но при этом он давал результат, а не обманывал (как многие). Воробьев мог поставить игру любой команде, даже если бы вместо хоккеистов на лед выходили мешки с песком. Но не сразу, а за сезон-другой.

Еще одним важным качеством Петра Ильича было умение так раскрыть молодого хоккеиста, что тот становился как минимум желанной фигурой во всех российских командах, а как максимум - попадал на драфт НХЛ и уезжал Америку. Но для этого Петр Воробьев должен фактически в одиночку руководить второй командой (по крайней мере, возглавлять фарм должен был его единомышленник) и сам формировать состав.

Знающие эти условия для плодотворной работы приглашение тренера в Мытищи, к амбициозному «Химику», воспринимали, как довольно анархичный шаг. «Химик» сразу же ставил серьезные задачи (отметим, на ровном месте), а Воробьев никогда не добивался успеха молниеносно. Он хоккейный стайер, ему требуется время, чтобы раскусить хоккеистов и заставить их исполнять то, что требуется.

Клуб начали комплектовать игроками высокого уровня (по российским меркам). Они бы, безусловно, стали желанными у любого другого специалиста, но только не у Воробьева. Для него, например, Сергей Мозякин - отыгранный материал, которого не переучить. Даже переговоры между ними проходили довольно сложно. Сергей ведь сначала отправился в Омск, хотя изначально имел прекрасное предложение из Московской области. И лишь срыв договора с «Авангардом» вернул Мозякина в Мытищи.

Надо отметить, что в «Химике» сложилась довольно нездоровая обстановка, к сожалению, характерная для России. Когда появляются деньги - у многих сносит крышу. Это проявилось в селекции. Клуб порой приобретал людей по критерию: «он очень дорогой». Перед сезоном в Мытищи собралось много одноплановых игроков, которые чаще всего конкурировали друг с другом, а не дополняли один другого. Воробьева фактически отстранили от селекционной работы (в Америке - это принятая практика, но в России - нет). Пару раз он заикнулся, что ему нужен какой-то конкретный игрок, но либо того не покупали, либо покупали лучше (но лучше-то Воробьеву не требовалось - у него свои понятия).

Да, сначала был результат. Во многом на классе, на мастерстве. А вот к игре можно было предъявить немало претензий. И даже на фоне менее амбициозных соперников были видны провалы. После побед Петр Воробьев не радовался, а выглядел растерянным. Опытный мастер понимал, что сегодняшний «Химик» - карточный домик, способный рухнуть в любую минуту.

Крах наступил в третьем круге. Девять поражений в последних десяти матчах (сюда можно отнести и то, что ясельные «Крылья Советов» открыли счет в очной встрече) объясняли тем, что команда неудачно съездила на Кубок Шпенглера. Но все прекрасно понимали, что это не совсем так. Просто Воробьеву не создали удобных условий для работы, и он, понятно, не сумел перестроиться.

Настоящим руководителям «Химика» (а речь идет о людях в администрации области) нужно сделать правильные выводы из этой ситуации. Когда есть деньги - хорошо. Но не надо швыряться ими направо и налево, считая, что в современном российском хоккее можно победить только за счет этого. Умные люди учатся на ошибках, но из примера «Ак Барса», который провалился в год локаута только из-за того, что в клубе было слишком много наличности, правильных выводов не сделали.

Сейчас кого угодно можно назначать тренером нынешнего «Химика». Менять надо не специалиста, а концепцию работы.

Алексей ШЕВЧЕНКО

0
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+