ТВ-хоккей – это благотворительность

Генеральный директор Первого канала Константин Эрнст привел новые доводы в доказательство того, что большому спорту не место на экранах. Причем сделал это на презентации московского этапа Евротура, который получил новое имя. <br />

 

- А знаете, как мой прощальный матч в Швейцарии проходил? – разоткровенничался главный тренер сборной России Вячеслав Быков, пока журналисты рассаживались по местам. – Играли мы с ветеранами. А за пару минут до конца вышел мой сын. И даже две шайбы забросил. Такой довольный был…

Главный тренер российской сборной чуть не прослезился, рассказывая о таком важном событии своей биографии.

- Так, вы давайте пересядьте, пожалуйста, - прервал воспоминания генеральный продюсер Первого канала Александр Файфман. Здесь Владислав Третьяк сядет. Здесь я. А вы отодвиньтесь.

Тренер тяжело, исподлобья глянул на этого человека, но спорить не решился. В итоге диспозиция оказалась следующей: во главе стола Третьяк, слева от него Файфман, справа – Константин Эрнст.

Когда последний вбежал в зал, Файфман, конечно, поднялся со стула. Зачем-то вскочил и Быков. Наверное, от волнения. Это чувство помогало ему и громко аплодировать фамилиям почетных гостей. Показалось, что человек, возглавляющий национальную сборную, совершенно не обучен поведению в светском мире. Бывает.

- А давайте сразу с подарков начнем, - радостно предложил Владислав Третьяк. – Мы хотим подарить Константину Эрнсту хоккейную майку.

Она была сувенирной. Впереди эмблема турнира. Сзади – номер в виде логотипа Первого канала и фамилия. Смутил цвет – ярко-голубой. Наверное, для телевидения это нормально. Но в такой цветовой гамме в России выходят на лед «Нефтехимик» или ХК МВД. Но никак не сборная.

- И я хочу вручить вам подарок, - расщедрился Эрнст, и Файфман устремился за сувениром. – Вот вам Кубок Первого канала. Мы изготовили его для этого турнира. Нормально?

- Вроде, неплохо, - приятно удивился Третьяк. И едва не выронил трофей. – Ух ты! Тяжелый какой! Как Кубок Канады…

- Теперь надо здорового капитана выбирать, - озаботился Вячеслав Быков.

Пришло время вопросов. Пожилой репортер, до сих пор скучающий по старым временам, начал пытать Константина Эрнста на предмет отсутствия на экране большого спорта. Тот в ответ заявил, что хоккей на ТВ – чистая благотворительность.

- Понимаете, мы будем показывать игры в ущерб себе, своим рейтингам, – рассуждал Эрнст. – Но все равно решили войти в этот проект. Это вызов для нас.

- А кто у вас рейтинги-то считает?

- Я показал бы вам ящик, который стоит в некоторых квартирах, - улыбнулся Эрнст. – И этот ящик фиксирует, кто и сколько смотрит телевизор. И какие каналы.

- Я вот живу в большом доме на Беговой, - подхватил корреспондент. – Так у нас ни у кого нет ящиков.

- А у меня в доме восемь подъездов, - продолжил Эрнст. – И тоже нет ящиков. Может быть, в зале есть люди, у которых есть такие ящики? Или у их знакомых…

Все промолчали.

- У меня есть знакомые, - отозвался в тишине Быков. – Правда, живут они в Швейцарии.

- Вот видите, все-таки они существуют, - подытожил Файфман.

В заключение выяснилось, что два матча Кубка Первого канала в прямом эфире – это максимум, на который способен нынешний Первый. Остальное - в записи. Поздно ночью. 

Алексей ШЕВЧЕНКО
0
Написать комментарий
Реклама 18+