Сергей Юран: «Старался оставаться таким же упертым, как и когда-то на поле»

После заключительной игры «Химок» в сезоне-2008 главный тренер Сергей Юран узнал о своей отставке – и по горячим следам рассказал корреспонденту Sports.ru о безграничном доверии игроков, немужском поведении руководства, телефонных звонках сбоку, контратаках на авось и разговорах в бане.

– Поздравляю вас с первым сезоном в премьер-лиге. Получили по полной!

– Я уже нормально отношусь к реалиям нашего футбола, поэтому даже рад, что к 39 годам прошел через все это. И задачу вывода решил, с нуля команду собрав, и в премьер-лиге попробовал работать.

– Некоторые даже шутили, что Юран две команды за один сезон в первую лигу опустит.

– Шутили так ненормальные. Хотя про обстоятельства моей работы наслышаны были многие. В Ярославле все шло хорошо, пока губернатором был Лисицын, поставивший задачу и не вмешивавшийся. Руководство «Химок» тоже спрашивало: «Не вылетим?» Отвечал: «Не вылетим». Не вылетели.

– Когда ощутили прилив уверенности на новом уровне?

– Когда опытные игроки поехали за мной, не имея подписанного контракта. Лайзанс, Горавски, Бояринцев… Под честное слово Юрана рванули на сборы с «Шинником». Случись травма – и иди гуляй, Вася. Тогда я и понял, что меня уважают как тренера. И отступать было некуда.

«Слухи об отставках ходят постоянно. Футбольная тусовка – как публичный дом. Про наше первенство говорю»

– Но этим же доверием и рисковали.

– Да, провел из-за этого несколько бессонных ночей. Контакт с коллективом нельзя было терять. Приходилось ходить к начальству, разговаривать по финансовым вопросам. Но каждый раз ведь к нему не придешь, не объяснишь про брожения, про коллектив, про иные вещи. У руководителей всегда один ответ на все, по-моему, случаи жизни: «Все нормально». И еще рукой так махнут в сторону.

– Когда так делают, не возникает ощущения, что ищут другого?

– Валерий Георгиевич правильно как-то сказал: «Иностранец ты или русский, работой должен доказывать свое право быть тренером». Поэтому слухи об отставке ходят постоянно. Футбольная тусовка – как публичный дом. Про наше первенство говорю.

– На очередной раздаче тренерских лицензий Pro наши специалисты пришли к единому мнению: слабое звено в клубах – менеджмент.

– Профессионал ты или нет, но если тебе доверили управлять клубом, то принимай решения. И если ты решил работать с этим тренером, то на слухи стоит реагировать соответственно. Быть мужиком, другими словами. А у нас руководители часто сомневаются, тасуют тренеров, выслушивают кучу советов со стороны – от таких же «спецов».

«Раньше многое близко к сердцу принимал, сейчас даже о кандидатурах на пост нового тренера «Химок» могу читать спокойно»

– В большинстве российских клубов тренера назначают по совету либо по звонку.

– Это бич. Подлинный бич, уничтожающий много хорошего и прогрессивного. Звонки сверху, снизу, сбоку… В Европе такого нет.

– Вы как-то сказали, что жалеете о своем менталитете, сформированном на Западе, с которым в России неудобно. Мнение не изменилось?

– Слава богу, нет. Но стал мудрее. И взрослее. Раньше многое близко к сердцу принимал, сейчас даже о кандидатурах на пост нового тренера «Химок» могу читать спокойно. Прежде бы открыто возмущался где только можно, а сейчас думаю – чего я буду кому-то что-либо доказывать, если я доказал уже. «Химки» остались в премьер-лиге, хотя многие мне твердили, что в случае неудачи о тренерской карьере можно будет забыть на ближайшие годы.

– На спасение много шансов имелось?

– Процентов 10. Судите сами, команда поменялась процентов на 75-80. Нужно было искать оптимальный баланс в физической готовности, объединять коллектив, добиваться результата…

– …и ставить атакующий футбол – что, говорят, самое сложное.

– Согласен, я мог бы наладить количественную оборону и контратаки на авось, что в российском футболе часто срабатывает: где очко зацепишь, а где и все три.

«Все собаки висели на мне. Понимал, что будет тяжело, но помогал опыт сжатия воли в кулак. Бог послал нам удачу»

– А вы хотели получать удовольствие, выживая?

– Конечно, это отчасти безумие. На сборах не всегда получается наиграть атакующий футбол, а тут обновленная команда и последнее место.

– Руководство не призывало быть попроще?

– Нужно отдать должное Михаилу Щеглову (бывший гендиректор «Химок» – прим. Sports.ru) и другим руководителям за то, что не мешали работать. Несмотря на то, что мнения наши порой расходились. Особенно после ничьи с «Шинником» и поражения от «Москвы» дома. Щеглов и Стрельченко (мэр Химок – прим. Sports.ru) тогда-то и спрашивали то самое «не вылетим?»

– Такой вопрос от вышестоящих – как кирпич на голову?

– Тяжелый вопрос. Но не смертельный. Я отвечал утвердительно, что не вылетим. Точно. И на пресс-конференциях говорил, что не дождетесь.

– Не кажется ли вам, что если начальство задает подобный вопрос, то вешает собак на тренера, открещиваясь от ответственности?

– А собаки и висели на мне. Я же обещал… Понимал, что будет тяжело, но помогал опыт сжатия воли в кулак. Бог послал нам удачу.

«Решил так: если меня загоняют в угол, буду выбираться сам. Мне было важно оставаться таким же упертым, как и когда-то на поле»

– Близкие люди в этом году больше радовались за вас или все-таки сочувствовали?

– Относились философски. В такой напряженной ситуации, видимо, так было вернее все воспринимать. Говорили, бог меня проверяет. После Нальчика все они были полны радости. Словно камень с души упал. А телефон разрывался. В эти моменты понимаешь, что к 39 годам получить такое – все же благо.

– Кто-то вам помогал морально помимо семьи?

– Нет, я решил так: если меня загоняют в угол, буду выбираться сам. Для меня в этой ситуации было важно оставаться таким же упертым, как и когда-то на поле. Только тогда я был на острие атаки, сейчас – в цивильном костюме возле тренерской скамейки.

– Неужели никто не помогал? Может, не психологически, но методически?

– Нет, я ни к кому не обращался, и никто с советами не звонил.

– Как выбирались из угла?

– Через нервы. По-другому я пока не научился. Помогало то, что перед командой я должен был быть в полном порядке и никаких своих волнений не демонстрировать.

«Кудряшов получает сотрясение минут за двадцать до конца встречи – и отказывается покидать поле. Доиграл в итоге до конца. Это показатель»

– Что было самым сложным?

– После проблемных и неудачных матчей команда «уходила». Я чувствовал, что многие на грани срыва. Поэтому напрочь исключались всякие разборы и собрания. Подсадил бы ребят на теорию – потерял бы их. И никакой задачи бы не решили. Поэтому работу с мячом на тренировках я старался по максимуму насытить положительными эмоциями. Шутили, смеялись, хоть и находились в зоне вылета.

– Из прошлого аналогичные эпизоды вспоминались?

– В том-то и дело, что я никогда не был в положении «Химок». За выживание боролся впервые.

– Что-то удивило?

– То, что я ни в одном игроке не ошибся. Ни в спартаковцах, ни в Якубко, ни в Габриэле, ни в Даниэлсоне, ни в Шоавэ. Иностранцы показали себя людьми с большой ответственностью. Пришли играть в аренде, но делали это самолюбиво. Иные бы плюнули на все и спокойно бы просидели до конца сезона, а они реально спасли команду от вылета. Играем с «Динамо», Кудряшов получает сотрясение минут за двадцать до конца встречи – и отказывается покидать поле. Доиграл в итоге до конца. Это показатель. С такой командой тренеру нет смысла выстраивать какие-то жесткие рамки общения, футболисты прекрасно относились к своим обязанностям – по-европейски. Мы и в бане парились вместе.

– А там все равны.

– Да, я им из своей карьеры случаи рассказывал, они – из своих. Ребята ведь тоже знают, чем меня задеть можно, любил я игроком и по дискотекам походить. Ехидничали понемножку, я иронизировал в ответ. А потом выходили на поле спасаться от вылета.

0
Популярные комментарии
0
TylerDurden
Юран - сама противоречивость; в любом случае, мне за ним следить интересно.
0
trigs
А теперь всё это оказалось зря... :-))
0
sarm
Юрана игрока обсуждать уже поздно, а как тренера еще рано. А вот статья хорошая. По ней видно, что мужик он цельный, хоть и не простой и с тяжелым характером.
Написать комментарий 14 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+