Диего Марадона: «В матче с Бразилией мы выиграем путевку на Кубок мира»

Диего Марадона рассказал официальному сайту ФИФА об ощущениях от прикосновения к кубку мира, телефонных разговорах с Лео Месси, пенальти, забитом Фиделю Кастро, и посредственной игре «Милана».

– Диего, вы уже девять месяцев работаете со сборной. Срок достаточный для того, чтобы родить ребенка. Чувствуете сходство?

– Наверное. Впрочем, за все это время я работал с командой в общей сложности полтора месяца. Я неплохо начал, но сейчас мне нужно донести до игроков, что они должны делать на поле и вне него. Все это я уже проходил, будучи футболистом, поэтому готов поделиться с ребятами опытом.

– Всем опытом?

– Я гораздо больше извлек пользы из того, что делал на поле. Все знают, что в моей жизни были ужасные моменты, но я начал все сначала и стал тренером сборной Аргентины. Это просто мечта!

«Из-за того, что Марадона является главным тренером сборной, он вовсе не должен быть везде и всюду»

– Работа дается тяжелее, чем вы ожидали?

– Это тяжело. Я уже сказал, что вынужден по телефону узнавать о том, в какой форме находятся игроки. Каждый день слежу за тем, выпустили Месси, Агуэро, Макси Родригеса или нет, узнавать, играет ли за свою команду Хонас Гутьеррес. Одно я знаю точно – в матче с Бразилией мы выиграем путевку на Кубок мира. Потом уже будет Парагвай... Если бог захочет этого, я буду иметь в своем распоряжении команду за двадцать дней до старта чемпионата мира.

– Сколько интервью вы дали за последние девять месяцев?

– Много! Но я часто отказываюсь их давать, ведь тренер всегда должен знать, в какой из программ стоит ему появиться. Из-за того, что Марадона является главным тренером сборной, он вовсе не должен быть везде и всюду. Главные герои – игроки, они и должны говорить с прессой.

– Какой вопрос вам больше всего надоел за это время?

– «Когда мы увидим особый стиль игры команды Марадоны». Какой стиль игры они хотят увидеть, если я тренирую парней всего два дня перед очередным матчем?! Один травмируется, второй его заменяет и игру нужно строить заново. Игроки прилетают издалека, они должны иметь возможность расслабиться, отдохнуть, а значит, я не могу сразу заставить их тренироваться, ведь иначе они надорвутся! Я стараюсь получить максимум от них на поле, но на это у меня слишком мало времени. Вся работа перед матчем укладывается в три дня. Я больше технический директор, чем тренер.

– Но все же, есть ли у вашей команды какая-то отличительная черта?

– Да, характер. Мы пережили нелегкий момент после поражения от Боливии, но сумели снова встать на ноги. Каждый раз, когда проигрываешь, потом сложно бывает собрать команду. Мы же наоборот только сплотились, поговорили обо всем в самолете, и это придало нам сил. Мы отлично играли против Эквадора, могли бы выиграть, но упустили свой шанс на победу. Надеюсь, что в матче с Бразилией такого не случится.

«Мне бы хотелось, чтобы наше нападение не жило отдельной жизнью»

– Это правда, что ночью вам снится футбол, вы встаете с кровати, записываете свои мысли и долго думаете над тем, как воплотить это в жизнь?

– Да, это так. Думаю о вариантах розыгрыша штрафных и угловых. Еще мне бы хотелось, чтобы наше нападение не жило отдельной жизнью, чтобы расстояния между линиями защиты, полузащиты и атаки были минимальны... В таком случае, если потеряем мяч, то это будет на половине поля соперника, и мы сможем его вернуть. Аргентинская сборная должна использовать все свои положительные стороны – технику и игру в касание. Такое если и есть, то только у Бразилии. У Италии и у Германии этого нет. Может быть, Испания за счет взаимодействия Хави с Торресом и Вильей демонстрировала похожий футбол. Но это все-таки немного другое. Если мы станем постоянно прессинговать, то не оставим сопернику ни шанса.

– Как часто смотрите футбол?

– Постоянно. И каждый раз прокручиваю все это заново в голове, раз за разом...

– И какая команда вас удивила в ходе предсезонной подготовки?

– Меня не впечатлил никто, разве что в отдельных встречах. «Милан» играет посредственно, «Интер» продолжает выступать на своем уровне. «Реал», я думаю, изменится с приходом Кака. Мне кажется, многое будет зависеть от него. Не понимаю, почему не играет Гаго. Они должны что-то с этим делать, хотя он в любом случае у меня в фаворитах. Я смотрел матч «Ювентуса», который тренирует мой друг Чиро Феррара. Это настоящий итальянский футбол – железная оборона сзади, передачи Дель Пьеро, который и затевает все атаки. Вообще, я доволен тем, как играют мои ребята. Диего Милито подтвердил свой высокий уровень, Агуэро тоже…

«Поболтать с Лео Месси куда сложнее, чем с Обамой»

– И Месси?

– Я его не видел. Пытался поговорить с ним, но иногда с Лео поболтать куда сложнее, чем с Обамой (смеется). Мне рассказали, что он хорошо провел предсезонные сборы. Мы за него спокойны.

– Кто-то из игроков соперников произвел особое впечатление?

– Фелипе Мело – одно из главных открытий для сборной Бразилии, Халк из «Порту» очень понравился. Меня беспокоит Роналдиньо. Он похудел, но прежнего блеска в его игре нет. Мне хочется, чтобы Роналдиньо снова был опасен для соперника. Хоть бы все это к нему вернулось, но только после матча с Аргентиной, конечно!

– Давайте поговорим о самом Марадоне. Самый ужасный случай, который с вами произошел.

– Худшее, что со мной произошло? Я был на дне, но мои дочери спасли меня. Я просыпаюсь каждое утро – и это уже достижение, ведь бывали времена, когда я по три дня бодрствовал или наоборот не приходил в себя. Я могу подержать на руках своего внука, что уже само по себе счастье. Это похоже на пенальти, на штрафной. Ничто не сравнится с этим. Остальное – второстепенно.

– А лучшее из случившегося с вами?

– Мое возвращение к нормальной жизни, несмотря на множество враждебно настроенных ко мне людей. Я не хочу ни с кем враждовать, но если кто-то сам видит во мне врага, я всегда готов начать сражаться.

«Скажу я вам, это была та еще картина! Бить пенальти самому Фиделю Кастро!»

– Самая невероятная история из жизни Диего Марадоны. Какая она? У вас таких должно быть достаточно…

– Самая сумасшедшая история случилась, когда я учил Фиделя Кастро бить пенальти. Он сам меня об этом попросил. Я сказал ему: «Для начала я всегда смотрю на голкипера и пытаюсь угадать, в какую сторону он упадет. Нужно выбрать момент и ударить после его первой реакции – развести мяч и вратаря по углам». Он поставил два стула и сказал: «Я – голкипер. Давай, попробуй забить мне пенальти». Я попросил принести мяч, а его – встать посередине. Скажу я вам, это была та еще картина! Бить пенальти самому Фиделю Кастро!

Я угадал, куда он упадет, и забил гол. Он потом долго спрашивал у меня, как я бью по мячу и прочее… Хоть он и простой бейсбольный болельщик, но сразу сообразил, в чем дело, и сказал, что мы обязательно еще потренируемся на настоящем футбольном поле. Потом мы шесть или семь часов без устали говорили о политике. Я был восхищен этой встречей. Из тех, кто стал легендой при жизни, он наиболее харизматичен. Он, а не Папа Римский.

– Если говорить о харизматиках, вы ведь одержимы победой на чемпионате мира?

– Да, и еще я мечтаю о знакомстве с Нельсоном Манделой. Ему, оказывается, 91 год. Хотел увидеться с ним раньше, но все не получалось.

– Возможно, вам удастся встретиться на жеребьевке группового этапа в декабре…

– Конечно, но все же хотелось бы увидеть его раньше и немного в другой обстановке.

– Итак, вы одержимы победой в чемпионате мира…

– Чемпионат мира без сборной Аргентины померкнет. Он будет скучным.

– Вы так убеждены в том, что пройдете квалификацию?

– Конечно, убежден! Иначе не говорил бы с вами об этом.

«Кубок мира – это ощущение не от мира сего. Это все равно, что коснуться неба руками»

– Помните тот день, когда впервые увидели Кубок мира?

– Разумеется! Впервые я увидел его на фото. Когда мы выиграли Кубок у Германии, я смог прикоснуться к нему, поцеловать его... Столько работы, чтобы однажды поднять его над своей головой. Я говорю игрокам о том, что тридцать дней работы стоят этого, что поцеловать Кубок мира – это ощущение не от мира сего. Это все равно, что коснуться неба руками.

– Вы сказали, что знаете, как выиграть этот трофей.

– Я выигрывал его и дважды выходил в финал. В Риме мы стали вторыми, несмотря на все прогнозы. Все говорили о Бразилии, но мы обыграли их, мы обыграли Италию, мы вышли в финал… Я говорю игрокам, что на Кубке мира многое решает удача. В 1990 году у нас было очень много травмированных, и мои игроки знают, как этого избежать.

Чемпионат мира – это тридцать дней изматывающего турнира. Это то, о чем я всегда говорю. Я играл в двух финалах чемпионатах мира и знаю, как нужно управлять командой, я знаю, что нужно ей говорить. Я не финишировал на чемпионате мира восьмым или девятым, я не первый день в футболе… Я кое-что знаю об этом.

– Ваши партнеры по сборной 1986 года говорят, что вы не хотели расставаться с Кубком...

– Да, я старался от него не отходить... Мы не смогли сделать нормальный круг почета на «Ацтеке». Пытались, но не смогли. Когда прибыли в расположение сборной, я поставил Кубок на газон тренировочного поля, и мы сделали круг почета. Только мы одни, а на нас смотрели родственники и близкие.

– А если выиграете в 2010 году, тоже не захотите ни на минуту расстаться с ним?

– Нет. Он будет у Маскерано, который и совершит круг почета. Попомните мои слова, он тоже не захочет выпустить его из рук.

0
Популярные комментарии
0
советник шаймиева
великая личность
Диего ты лучший
0
MILAN CL2011
Никогда не любил Марадону, но не признать что это Великий Футболист не могу.
0
derkab
Видно в 94 в сша он действительно всерьез кокаинил, раз не помнит что он там еще и в футбол играл.
Написать комментарий 21 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+