Однажды в сборной России. Александр Точилин

45 минут в матче, завершившемся одним из самых нелепых поражений российской сборной – этим началась и закончилась международная карьера Александра Точилина. Сейчас он рассуждает о футбольной судьбе, с благодарностью вспоминает всех до одного своих тренеров и готовится в будущем стать их полноправным коллегой.

– Какие воспоминания у вас остались от сборной?

– Несмотря на то, что сыграл всего один официальный матч, положительные. Все-таки попасть в сборную – это событие.

– С матчем вам, конечно, не очень повезло. Вроде бы всего лишь Албания, и 1:3... Почему?

– Команда подошла не в лучшей форме, было много травмированных, отсюда и результат. Да и Албании, наверное, больше хотелось победить.

– Думали, когда вас меняли, что эта игра может быть первой и последней?

– Нет, в тот момент думалось просто об игре: что получилось, что нет. А про последнюю – такие мысли уже потом посещали.

«Олег Иванович – человек, который мало идет на непосредственный контакт. Поэтому общения по сборной у нас не было»

– Не сказать, чтобы вы были виноваты в том поражении. Как так получилось, что потом вас Газзаев даже не выпускал ни разу? При нем ведь еще три матча были сыграны.

– Я больше и не вызывался при нем. Это нормально – привлекли, дали шанс, я им не воспользовался. Все закономерно.

– В «Динамо» вы стабильно заиграли в двадцать с небольшим. Почему вызова в сборную ждали так долго?

– Не сказал бы, что долго. Первый раз меня вызывали при Романцеве, только тогда я не сыграл. Кто-то в 17 лет в сборной, кто-то, как Зырянов, например, позже раскрывается. Даев вот тоже в сборную только в 29 лет попал. У каждого своя судьба и свое время.

– А лично с Романцевым по поводу сборной вы общались?

– Олег Иванович – человек, который мало идет на непосредственный контакт. Поэтому общения по сборной у нас не было.

– Вообще статус игрока сборной России для вас был значим?

– Думаю, это всегда почетно – являться игроком сборной. Можно сказать только хорошие слова о тех, кто стремится туда попасть и попадает. Сборная – это уже определенный уровень.

– Вы играли в «Динамо» – на тот момент, при всем уважении, не самом сильном клубе страны. Как думаете, может, и поэтому не вызывали?

– Все может быть, сейчас мне тяжело говорить, чего именно не хватило, чтобы заявить о себе в сборной. Может, и мастерства. Хотя, если все-таки вызывали, значит, играл на неплохом уровне.

– Были у вас предложения из более серьезных на тот момент команд? Вот Олег Терехин, например, недавно признался, что перешел в «Локомотив» для того, чтобы участвовать в Лиге чемпионов.

– Соблазны уйти появляются, когда в клубе что-то не ладится – или чтобы выйти на более высокий уровень. На тот момент у меня был один вариант – «Зенит», а он в то время был не тот, что сейчас, находился на одной ступеньке с «Динамо». Что-то менять я не видел смысла. Конкретное предложение было только оттуда. А остальное, что было – просто разговоры: «Хочешь туда, хочешь сюда»... Рассматривать стоит только конкретику.

– А за границу вас звали?

– Было, в 20 лет был шанс уехать. В Бельгию сначала, а потом в Турцию. Но меня и в Москве все устраивало, резко что-то менять я не хотел.

– Вы попали в список 33-х лучших в 2000 году – наверное, надеялись в тот момент поехать на чемпионат мира в Японию?

– Было довольно тяжело попасть из «Динамо» в сборную, оно тогда занимало другие позиции... Я на эту тему особенно не размышлял. Вызвали бы – тогда бы подумал, а так – нет и нет.

«С Газзаевым перед вызовом тоже не общался. Приходишь в клуб – говорят: «Тебя в сборную вызвали»

– А другие тренеры сборной – не считая Газзаева и Романцева – звонили, встречались с вами?

– Да нет. Могу сказать, что с тем же Газзаевым перед вызовом тоже не общался. Приходишь в клуб – говорят: «Тебя в сборную вызвали».

– Какой тренер в вашей жизни был самым главным?

– Все, под руководством которых играл, были главные. У каждого было что-то свое, у каждого я что-то брал. Мне повезло поработать с великими российскими тренерами. Каждый оставил свой след.

– А как насчет Бескова? Вы как-то говорили, что по-настоящему начали учиться футболу не в футбольной школе, а именно у него.

– Он был первым моим взрослым тренером, перевел меня из детского футбола в профессиональный. Тогда я делал самые первые шаги. Взрослый футбол – абсолютно другой мир.

– Вам довелось пережить, пожалуй, один из самых необычных и неудачных периодов «Динамо» – с португальскими игроками и Вортманном. Что из этого времени запомнилось?

– Наверное, запомнилось не только мне, но и всему динамовскому футболу. Из того, что отмечу – тогда стало понятно, что легионеры – такие же люди, как и мы. Обычно, когда едет кто-то из-за границы, мы смотрим на него снизу вверх, а в Европе к легионерам, например, совсем другое отношение. Может, еще со времен Петра Первого так повелось, что мы считаем, что где-то далеко все лучше, чем здесь. Для всего «Динамо» это был не лучший период, но очень поучительный.

– Много говорили о том, что атмосфера в команде была плохой, игроки толком не общались друг с другом...

– Не думаю, что дело тут только в легионерах. Ведь и результат сильно влияет на взаимоотношения. Нет его – в команде начинают искать виноватых, игроки начинают нервничать. Я никогда не видел, чтобы при плохом результате в команде был великолепный микроклимат.

– А еще есть такое распространенное наблюдение, что, собираясь в количестве больше трех, бразильцы или португальцы тут же выбиваются из общекомандной жизни.

– Действительно, чем их больше, тем они больше общаются между собой, создается определенная коалиция; но это нормальное явление во всем мире. Я уверен, за рубежом тренеры тоже высказывались на тот счет, что не нужно приглашать больше трех легионеров из одной страны. Иначе это уже банда.

– На тех иностранцев, кто тогда в «Динамо» играл, зла не держите?

– Нет, с чего мне на них зло держать. У меня со всеми были хорошие отношения, лично мне они ничего плохого не сделали.

– Но вот Сергей Овчинников, например, на некоторых чуть не с кулаками бросался.

– Сергей вообще эмоциональный человек, а на правах капитана ему еще и приходилось вступать с ними в беседы. Но серьезных конфликтных ситуаций не было, это просто эмоции. Они всегда присутствуют.

– Во времена Толстых в Динамо достаточно регулярно искали, кто же сдает матчи. А как по-вашему, сдавали их на самом деле хоть раз?

– Тяжело говорить, я не знаю. Если подойти скрупулезно, можно в каждом матче найти моменты, когда кто-то не добежал, не выбил... Как понять, специально он это сделал или так просто обстоятельства сложились? Поэтому, исходя из своей практики, могу сказать: я не знаю.

– А вообще ситуация с договорняками с момента вашей футбольной юности улучшилась?

– Ну, разговоры эти всегда, наверное, будут. Но пока никого не поймали, нет доказательств – то и темы для серьезных разбирательств нет. Всегда будет казаться, что есть какие-то странные результаты, странные матчи... Нужно делать, как в Европе – поймать кого-то, предъявить доказательства. А так много догадок, а доказательств никаких нет. Хотя, может, их нет, потому что никому и не хочется ничего доказывать. Может быть, всех устраивает нынешнее положение дел. А разговоры о договорняках сейчас такие же, как раньше, и их столько же – не могу сказать, что тут что-то изменилось.

– Как вам ваша нынешняя работа, интересно детей тренировать?

– Я пока не тренирую, я помогаю. А с детьми как работать – не намного тяжелее, чем в профессиональной команде. Просто это совсем другая кухня. И организация, и подход – до детей кое-что бывает тяжело донести. Тяжелее, чем до взрослых.

«Хочется попробовать себя в этой стезе. Для начала надо поступить в ВШТ»

– А к профессиональным командам когда хотите перейти? Пример Кобелева наверняка соблазнителен.

– И не только Кобелева. Хочется попробовать себя в этой стезе. Для начала надо поступить в ВШТ и получить лицензию, чтобы иметь возможность тренировать. С ноября приступим.

– Ну а если ставить задачу-максимум – чего как тренер хотите добиться?

– Наверное, как и любой другой – выигрывать, причем по возможности все. Начиная от чемпионата страны и заканчивая Лигой чемпионов. А там, если все будет хорошо, почему бы себя и в сборной не попробовать. Но далеко идущих планов пока не строю – к большим задачам нужно идти постепенно, шаг за шагом.

Александр Точилин.

Защитник. Родился 24 апреля 1974 года в Москве.

Выступал за «Пресню» (1992), «Асмарал» (1992-1994), московское «Динамо» (1995-2008).

Бронзовый призер чемпионата России (1997, 2008), обладатель Кубка России 1995 года.

С 2009 года – тренер ДЮСШ «Динамо».

АЛБАНИЯ – РОССИЯ – 3:1

29 марта 2003 года. Отборочный матч к Евро-2004.

Шкодер. Стадион «Лоро Боричи». 16000 зрителей.

Россия: Овчинников – Нижегородов, Игнашевич, А.Березуцкий – Гусев (Бесчастных, 55), Смертин (к) (Яновский, 72), Алдонин, Лоськов, Точилин (Каряка, 46) – Семак, Кержаков.

Тренер: Валерий Газзаев.

Голы: Рракли, 22, Лала, 80, Таре, 83 – Каряка, 77. На 18-й минуте К. Дуро не реализовал пенальти.

0
Популярные комментарии
0
Homo Faber
Судя по тональности ответа Точилина, договорняки «Динамо» играло, кто продавался - он знает, но, естественно, говорить не хочет. А может, потому что и сам в этом испачкался?
0
Тюменец
Поиграть в «Асмарале» не каждому дано! Семак вот еще «пылит», а Точила уже закончил. ВЕЛИКИЕ уходят!)))
0
LENIN
*зениту
Написать комментарий 15 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+