Николай Валуев: «Барретт оказался настоящим мужиком»

Победив в минувшее воскресенье американского боксера Монете Барретта, россиянин Николай Валуев второй раз за последние полгода защитил титул чемпиона мира по версии WBA. Теперь знаменитый супертяж с нетерпением ожидает объединительного боя с одним из чемпионов по другим версиям: Кличко, Маскаевым и Ляховичем. О том, кто предпочтительнее для него в качестве будущего соперника, Валуев рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту &laquo;Спорт сегодня&raquo;.<br /><ul><li><a href="../section.html?docid=240597">Валуев: пояс затянут потуже<br /></a></li></ul>

- Судя по уставшему голосу, эта защита получилась сложнее предыдущей, когда вашему сопернику Оуэну Бэку засчитали поражение техническим нокаутом уже в третьем раунде?

- Усталость огромная. Она бывает после каждого боя, хоть один раунд провел, хоть десять. А что касается этого боя и моего соперника Барретта, то не скажу, что он боксер с суперталантом. Но парень оказался, как у нас говорят, настоящим мужиком. Бой мог закончиться в мою пользу и гораздо раньше одиннадцатого раунда, когда я несколько раз хорошо попал в американца. И по его «пьяным» глазам видел, что Барретт если не в нокауте, то в нокдауне точно. Но он и не думал падать. А позже, уже в конце боя, падал и вставал. К тому же, под занавес поединка он в ответ на любое мое действие лез в клинч, и было трудно хорошо попасть. С этим живчиком пришлось повозиться.

- Очень интересно было слушать монологи вашего тренера Манвела Габриэляна в перерывах. Например: «Где твои руки, чемпион, где твои удары? Дома забыл?» Как реагируете на такие спичи?


- Манвел Оганесович - очень опытный тренер. Он всегда знает, что сказать, чтобы не оставить меня равнодушным. Конечно, у нас была оговорена тактика на этот бой, от которой я практически не отходил, и он это видел. Просто после шестого раунда, когда боксер уже начинает понемногу терять чувство реальности, нужны слова, которые смогут его завести, отрезвить. И мой тренер с его опытом, мудростью и, конечно, чувством юмора их находит.

- Перед решающим одиннадцатым раундом Габриэлян сказал вам: «Если ты его сейчас не ударишь, я не знаю, что с тобой сделаю». Что же за страшное наказание могло вас ждать, коли вы закончили бой в свою пользу уже в следующем раунде?

- Ха, не знаю. Пока я тренера всегда слушался, и ему не приходилось приводить свои угрозы в действие.

- Это был ваш первый и, судя по всему, не последний бой в Америке. Как вас восприняла тамошняя публика?

- Показалось, что американцы очень приветливы и настроены ко мне доброжелательно. По крайней мере, улыбок на лицах болельщиков встречал больше, чем равнодушия, страха или злобы.

- Но, когда вас объявили победителем прошедшего боя, в зале все-таки стоял свист…

- Это естественно. Как бы они ко мне ни относились, американцы болели за своего парня, и их реакция на его поражение другой быть и не могла.

- Вы не раз заявляли, что главной целью своей карьеры видите объединительные поединки с чемпионами мира по другим версиям. Как скоро состоится такой бой?

- Мне трудно ответить сейчас. Во-первых, последние несколько месяцев моя команда занималась только боем с Барреттом. Дальше почти не заглядывали. А во-вторых, мнение боксера при выборе ему следующего соперника если и спрашивают, так в последнюю очередь. Чаще ставят перед фактом: теперь дерешься с тем-то. И это стандартная практика: боксер дерется, его команда занимается всеми организационными вопросами.

- Но с кем из тройки Кличко, Маскаев, Ляхович вам интереснее было бы встретиться на ринге?

- Все эти ребята очень хорошие боксеры, заслуженные чемпионы. Но бой с Владимиром Кличко, конечно, мог бы стать настоящим украшением наших карьер. Он вызвал бы колоссальный интерес во всем мире, не только в странах бывшего СССР.

Андрей ИВАНЦОВ
0
Написать комментарий

Еще по теме

Реклама 18+