Реклама 18+

Антон Шипулин: «Плохих тренеров не бывает»

Призер Олимпийских игр Антон Шипулин – один из немногих, кому за биатлонный декабрь не должно быть стыдно, – в интервью Sports.ru размышляет, почему у сборной России нет результатов, рассказывает о советах сестры, олимпийской чемпионки Насти Кузьминой и тренера Владимира Аликина, открывает главный закон стрельбы и поясняет, зачем отдал половину призовых церкви и детскому дому.

О лидерстве

Хочу быть постоянно наверху – в «цветах». Надеюсь на стабильные результаты уже в новом году. Пока не буду называть себя одним из лидеров команды, потому что а) это сильно давит, и б) у нас есть очень сильные ребята – Макс Чудов, Женя Устюгов, Ваня Черезов. В душе, безусловно, каждый стремиться лидировать.

О гонках

Мне больше нравятся пасьюты и масс-старты – только в этих гонках видно, на что способны соперники. Нога в ногу идешь и чувствуешь – хоп, у соседа техника поменялась, «плывет», значит появляется шанс. Или, наоборот, надо «подергать», поиграть, заставить понервничать.

Лучше всего атаковать на пологих участках или в подъемах – все зависит от готовности. На равнине мне проще – я довольно высокий, могу широкими шагами убежать, а в горочку малыши шустрят. На финише объективно уже ничего нельзя сделать. Если ты не Нортуг, конечно.

Об олимпийской эстафете

Стараюсь лишний раз не вспоминать о Ванкувере. Эту медаль я, если честно, не заслужил. На последнем круге «рубануло» – привез почти 40 секунд. Урок на будущее. Может, и хорошо, что не все сразу получилось. Будут цели, желание – выиграть на домашней Олимпиаде. И не только в эстафете – но и в индивидуальных гонках.

О тренерах

Плохих тренеров не бывает. Важно принять их такими, какие они есть, и выполнять свою работу. От каждого нужно брать лучшее. Аликин вот умел хорошо настраивать, его глаза буквально блестели. Тренировочный план у него, конечно, был своеобразный – упор делался на скоростные тренировки. Сейчас больше силовых упражнений.

С Владимиром Санычем (Аликиным – прим. Sports.ru) поддерживаю отношения. Звонил ему несколько раз весной и летом. А во время этапа в Эстерсунде он сам позвонил, дал парочку советов.

Об отсутствии результатов

Наверное, нам не хватило скоростной работы, на которую делали упор норвежцы. Они, как и французы, принимали участие в лыжных гонках, рассчитали пик формы на декабрь. У нас же немного другая задача – успешно выступить на чемпионате мира в Ханты-Мансийске. Насколько удачно ее решим, покажет весна. Сейчас делать однозначные выводы сложно.

О стрельбе

Самое сложное – уметь отключиться на рубеже. Настраиваю себя, отгоняю мысли в сторону. Но не всегда получается. В Эстерсунде во время преследования закрыл 9 мишеней на «лежке», и только промелькнула мысль: счас отработаю с нулем, как ошибся. Это закон стрельбы – «не гадать!» Лучше обращать внимание на детали – как обработать спусковой крючок, «подвести» мушку...

Вообще для меня «лежка» – больное место. Иногда даже объяснить не могу, почему ошибаюсь. Все вроде делаю правильно, а не попадаю. Все говорят: «Антон, «стойка» сложнее! Упора винтовки почти нет». Но я не согласен. Когда приходишь на стрельбище с пульсом 170-180 ударов в минуту, колбасит прилично. Мишень на «лежке» маленькая – чуть-чуть пальчиком дернул и увел выстрел.

О скорострельности

В межсезонье оба рубежа проходили за 45-50 секунд. Я думал – приеду на Кубок мира и буду стрелять меньше минуты. Но пока осторожничаем. Нет той физической формы, которая бы компенсировала ходолюбой промах. Вроде можно сделать выстрел, но откладываю. Иногда думаю – надо рискнуть. Но потом сдерживаю себя. У нас в команде очень быстро стреляют Макс Максимов и Леха Волков.

О тренерских собраниях

Как правило, проходят два раза в неделю. После дня отдыха собираемся: тренеры объясняют следующий цикл, как правильно бежать ту или иную гонку. Ткаченко морально настраивает и больше говорит о стрельбе. Медведцев обращает внимание на ход – он с нами на каждой тренировке на лыжах катается.

О семье и сестре

Настя (олимпийская чемпиона Анастасия Кузьмина, выступающая за Словакию – прим. Sports.ru) мне не только сестра, но и лучший друг. Одна кровинушка. Мы друг друга поддерживаем. Она всегда находит точные слова. Помнится, у меня как-то «ушла» стрельба. Не попадаю, хоть тресни. Встретились с Настей. Спрашивает: «Что случилось?» Отвечаю: «Тренажил много». Она заулыбалась: «Все понятно. Положи винтовку на три дня и вообще к ней не прикасайся, пока не соскучишься». Послушался – и последующие гонки отстрелял на ноль.

С Настей во время каждого этапа раза три-четыре стабильно видимся. Стараемся уединиться – в парках гуляем, в кафешках сидим. Выкладываем друг другу все начистоту – так легче сбросить эмоции.

Родители нами гордятся. Мама после каждого успеха плачет от радости. Как не позвоню ей, она в слезы...

О любимом этапе

Мне очень нравится Рупольдинг. Я выиграл там свою первую юниорскую медаль. Трасса располагает к подвигам – несложный рельеф, много равнины, достаточно удобных подъемов.

О благотворительном фонде

После Олимпиады я решил часть денег пожертвовать – половину отдал церкви, а на другую половину купил компьютеры и спортинвентарь в детский дом. Очень жалко сирот. Чувствуется, что им недостает внимания. Приезжали к ним: сначала ребята меня опасались, но потом вместе поиграли в футбол, пошутили, и барьер потихоньку сошел.

Мы с другом решили создать благотворительный фонд. Посоветовались с Чепиковым, Дементьевым, Алыповым, другими известными людьми – поддержали. Мы уже создали свой сайт. Вся информация открытая. Пусть люди не думают, что фонд – отмывка денег. Планируем открыть форумы, чтобы каждый желающий оставлял заявки, пожелания.

О вере

К сожалению, не всегда получается заглядывать в церковь – мотаемся по заграницам. Да и во время межсборья тоже времени мало. Но если выбираюсь в Тюмень, обязательно хожу в церковь к отцу Николаю. Во время Олимпиады он мне даже sms-ки большие писал – поддерживал добрым словом.

Об интернете

С друзьями общаюсь по скайпу и в социальных сетях – «ВКонтакте», «Одноклассниках» и Facebook. Мне приятно знать, что у них все хорошо. Когда читаю у кого-нибудь в статусе «Мы вчера зажигали», сразу настроение поднимается. А еще стараюсь с болельщиками переписываться. Не всем, конечно, отвечаю, но по мере возможности пишу.

Перед гонкой никогда не читаю комментарии. Зачем мне негатив?! А вообще у меня есть внутренняя штучка – читаю плохой отзыв и ищу положительный, чтобы утешить себя.

О защитных пластырях

Все эти наклейки мне неудобны. Раньше я носил бафы, которые закрывали щеки и шею, но даже они доставляют дискомфорт. Представьте, прихожу на стрельбу, ложусь на «подщечник» и упираюсь в складочки. Ну куда это годится?

0
Популярные комментарии
olga6419
0
Я верю в тебя, Антон!!!!!!!!!!!!
пользователь заблокирован
0
+100)...Я бы ещё добавил в этой связи многочисленные аукционы,уже собственное барахло является объектом PR-технологий...
Ответ на комментарий ReneHoseman
вы не поверите парни, но для благотворительности фонды не обязательны,
можно и самому, если есть деньги
Другая_
0
Вы не поверите, но он сначала сам это и делал, а потом организовал фонд, что гораздо продуктивнее, потому что много людей принесет больше денег, чем один Антон.
Ответ на комментарий ReneHoseman
вы не поверите парни, но для благотворительности фонды не обязательны,
можно и самому, если есть деньги
Написать комментарий 63 комментария

Новости