«Ракеты» учатся летать

Предстоящий сезон НБА для усилившихся «Хьюстон Рокетс» может стать чем-то большим, нежели представлением баскетбольному миру очередной «большой тройки» игроков. Всерьез рассчитывая завоевать чемпионский титул, клуб из Техаса возлагает надежды на математически подобранный состав, ссылается на сорок успешных лет «принстонского нападения», а также планирует превратить Яо Мина в самого высокого в мире плеймейкера. О средствах и методах – в обзоре Sports.ru.

Математика и травматики

Летний трансфер Рона Артеста наделал немало шума: все-таки скандально известный и талантливый форвард вошел в команду, которая выдала в предыдущем сезоне 22-матчевую победную серию и сумела после этого сохранить всех ключевых игроков. Да, техасцам из года в год не удается преодолеть даже первый круг плей-офф, но недавние успехи «Бостона» и «Майами», за одно лето сколотивших чемпионские команды, еще долго не дадут никому покоя. И вот снова сходятся звезды. Яо Мин, по недоброй традиции не доигравший прошлый сезон из-за травмы, успел перенести операцию, восстановиться, провести обычное для себя лето за играми в сборной и теперь снова рвется к победам. Трэйси Макгрэйди, даже не полностью здоровый, – осенью он едва ли не вместо приветствия пожаловался журналистам, что старые повреждения еще беспокоят, да к тому же появились новые: в межсезонье нужно будет оперировать плечо, а пока придется играть так – остается одним из самых взрывоопасных бомбардиров в НБА. Тем временем руководство клуба заготовило для тройки лидеров надежную страховку.

Половина журналистов до сих пор называют подписание контракта с командой НБА «переходом в профессионалы»

Уберечь подверженных травмам звезд от перегрузок должно равномерное распределение обязанностей по всему составу, а также быстрый прогресс вчерашних новобранцев. Форвард Карл Лэндри и Аарон Брукс, для получения которых «Хьюстон» не тратил высоких номеров драфта и лишних нервов, с первого же сезона заиграли помногу и ответственно. Луис Скола с самого начала приглашался в стартовую пятерку: ему удивительным образом «зачли» выступление в Европе и за сборную, еще до дебюта называя опытным «ветераном» и недостающим звеном для претендента на чемпионство – это в стране, где половина журналистов до сих пор называют подписание контракта с командой НБА «переходом в профессионалы». Авансы аргентинец оправдал.

В нынешние «Рокетс» никто не попадает случайно: генеральный менеджер Дэрил Моури, человек новый в кругу главных баскетбольных руководителей, на полную использует свое математическое образование и каждую сделку проверяет десятком формул. Сейчас в «Хьюстоне» нет игроков, которых держат вынужденно – скажем, из-за неудачного контракта или мирясь с плохой формой. В межсезонье сразу четверо игроков из стартовой пятерки ложились под нож, и травмы стали центральной темой в прогнозах перед чемпионатом, но не в последнюю очередь из-за отсутствия других слабых мест, в которые можно ткнуть пальцем. К заметным потерям можно отнести Дикембе Мутомбо, не по возрасту надежно отыгравшего последний сезон, но не получившего нового контракта. Заполнять некоторую пустоту под кольцом предстоит новичку Джоуи Дорси, одному из самых мощных игроков в американском студенческом баскетболе. Заранее к плюсам Дорси можно отнести зрелый возраст, осенью ему исполнится 25, а также опыт игры за «Мемфис Тайгерс», команду с непростой атакующей тактикой, что в новом сезоне будет немаловажным.

Приглашая на работу Рика Адельмана, руководство «Хьюстона» надеялось оживить игру команды, не блиставшую зрелищностью под началом предыдущего наставника Джеффа Ван Ганди. Первый сезон дал смешанные результаты: по оценке самого Адельмана с учетом травм команда прыгнула выше головы, и, хотя победная серия войдет в историю, реализацию многих тренерских идей пришлось отложить после неудачного начала сезона. Тренер заявил, что именно во второй год все должны увидеть ту манеру игры, которую задумал он. «Принстонское нападение», на котором основывается подход Адельмана, десятилетиями непрерывно развивалось через студенческий баскетбол и «Сакраменто Кингз», а в приложении к «Рокетс» заслуживает отдельного внимательного рассмотрения.

Умные отнимают у сильных

Так называется автобиографическая книга Пита Кэррила, в которой изложена жизненная и баскетбольная философия легендарного тренера команды Принстонского университета. Престижное учебное заведение примечательно тем, что в нем спортсмены не получают скидок на оплату обучения, и лишенный привилегии заманивать со всей страны сильнейших игроков Кэррил был вынужден искать способ добиваться побед с командой обычных студентов. В результате родилась сложная система позиционного нападения, которую впоследствии окрестили «принстонской». Хитрое и непрерывное движение всей пятерки игроков, обилие заслонов, минимум ударов мячом о паркет и долгая методичная перепасовка стали ее отличительными чертами, а фирменным знаком – открытый бросок из-под кольца, когда защита, в конце концов, растеряется и пропустит игрока «за шиворот».

Проведя на посту почти тридцать лет, отмеченных победами над соперниками всех рангов, Кэррил ушел на пике карьеры – после триумфа в первом круге турнира 1996 года, когда «Принстон» выбил лидирующий в стране университет UCLA, забросив решающий бросок в своем стиле – освободив игрока для прохода вдоль лицевой. Летом будущий член «Зала баскетбольной славы» принял приглашение от Джеффа Петри, своего бывшего студента и действующего спортивного директора «Сакраменто Кингз», и следующие десять лет проработал ассистентом в этом клубе НБА. В 1998 году возглавить тренерский штаб пригласили Рика Адельмана, в свое время также окончившего «идеологически верный» университет.

Команда, за которую в лучшие годы выступали Крис Уэббер, Пежа Стоякович, Владе Дивац, Хидо Тюркоглу и Майк Бибби, никому не уступала в росте и таланте игроков и все же с готовностью плела кружева в атаке. То исполнение «Кингз» прозвали «европейским» из-за выдающихся иностранцев в составе и в не меньшей степени за манеру игры: бескорыстное движение мяча более свойственно командам Старого Света. Конечно, «принстонское нападение» не осталось неизменным – десяток передач не сделать за установленные регламентом в НБА 24 секунды: в такой ситуации было бы глупо не давать звездам обыгрывать один на один. Не выстраивая комбинации ради комбинаций, активно контратакуя и разбавляя сложные схемы элементарными «двойками», «Короли» все же действовали дружно и множество атак завершали легкими бросками.

Даже в далекой Европе бывший студент Кэррила и разыгрывающий «Принстона», некто Дэвид Блатт, привел к победе сборную, составленную из запасных

Неожиданно среди лучших команд планеты прижились принципы, мало распространенные даже в университетском баскетболе. «Если у тебя есть преимущество в силе игроков, то в сложных конструкциях нет нужды», – говорил сам Кэррил, объясняя собственные университетские разработки необходимостью. Поработавшие в тренерском штабе «Кингз» Байрон Скотт и Эдди Джордан в тандеме дважды вывели не имевший сильного центрового «Нью-Джерси» в финал лиги. Теперь Джордан, высказывавший благодарность судьбе за шанс перенять опыт «лично у мастера, а не через третьи руки», получил в свое распоряжение «Вашингтон Уизардс». Скотт уже за работу в «Новом Орлеане» признан «тренером года» в НБА. Даже в далекой Европе бывший студент Кэррила и разыгрывающий «Принстона», некто Дэвид Блатт, привел к победе сборную, составленную из запасных.

К простому через сложное

В первый сезон с Адельманом «Хьюстон» унаследовал от звездного «Сакраменто» немногое. Единственным «европейским» игроком оказался Скола, который не уставал нарезать круги с готовыми для получения паса руками, пока Макгрэйди выпускает свою норму бросков с отклонением. Зрелище было неприятное: в любом гранде Евролиги больше придерживаются «принстонских идеалов», даже если игроки никогда о них в такой формулировке не слышали. За счет солидной защиты и класса игроков «Рокетс» все же выиграл 6 из 7 первых матчей. «Мы уже тогда видели большие проблемы в нападении, хотя победы маскировали их», – скажет позже Моури. Вскоре маска была сорвана: последовали шесть подряд поражений, и было решено в атаке действовать попроще, сделав ставку на действия звезд: все равно запланированная цепочка пасов рвется в произвольных местах. И все же заложенные в предсезонке и первых матчах коды вскрылись через несколько месяцев, когда вынужденная играть без Яо команда вдруг стала показывать великолепный баскетбол, причем во многом благодаря игрокам, о которых мало кто слышал.

Среди уже нашедших воплощение тренерских замыслов – розыгрыш через высоких игроков, которые обычно получают первую передачу около линии штрафных и там должны оглядеться и придумать следующий шаг. Взятый за образец «Сакраменто» хвастал одними из лучших пасующих «больших» в истории баскетбола – Дивац, Уэббер, Брэд Миллер, созидательная игра которых и стала узнаваемым лицом команды. Яо отнесся к «переезду» настороженно – естественно, что при всем известных габаритах китайский феномен опаснее всего рядом с кольцом. Рост ростом, но нужно как-то беречь здоровье, а в умении играть на средней дистанции – броске, дриблинге, понимании игры и передачах – Яо не уступит никому из играющих сейчас центровых. На предсезонных сборах Адельман поспешил заявить, что его устраивает пара из любых двух основных «больших», а Яо сможет получать больше отдыха – прошлогодние 37 минут за матч были явным перебором и дорого обошлись команде.

Для Сколы предписанная роль оказалось привычной, ведь еще в «Тау» через него проходила почти каждая атака, и действовал он по всей площадке. Кстати, и Лэндри привез из отпуска прорезавшийся бросок со средней. Лишь Чак Хэйес в намеченных планах выглядит немного странно, не владея хоть каким-то атакующим арсеналом (3,0 очка в среднем за 20 игровых минут), но он очень ценен своим рвением в борьбе за отскок и игрой в защите, а для розыгрыша достаточно одного разностороннего высокого на площадке. Пробовался на позицию тяжелого форварда и Артест, обладающий нужными для этого весом, силой, а в контексте нарождающегося «Хьюстона» и пасом. По отзывам, получалось неплохо, и будет интересно временами видеть привычного флангового игрока в роли «разыгрывающего большого».

Суть исповедуемой Филом Джексоном смеси дзен-буддизма с шаманизмом, африканской идеологии «убунту» последней версии «Бостона» или психологического прессинга советских тренеров можно свести к двум словам: «делиться надо»

Коллективная распасовка должна прикрыть единственный кажущийся недостаток состава «Рокетс», в котором традиционным плеймейкером числится один Рафер Элстон. В команде, где искать напарника проникающей передачей должен каждый, главной обязанностью разыгрывающих останется притащить мяч на чужую половину, а с этим справятся многие, от Брукса и Макгрэйди до Лютера Хэда и приобретенного в межсезонье Брента Бэрри. В самом урезанном виде «принстонское нападение» отличается широкой расстановкой игроков и частыми заслонами «сверху вниз»: для защитников, выбегающих от кольца на периметр, чтобы сделать открытый бросок. Дефицита снайперов в «Хьюстоне» нет, и каждый из «маленьких» способен завершить атаку из-под кольца, когда неожиданно сменит направление и рванется вдоль лицевой, открываясь для того самого фирменного броска в проходе. Если перейти на личности и представить себе защиту на периметре, то остальным командам НБА остается завидовать: специалистов по персональной опеке, какие считаются обязательной составляющей для любого претендента на чемпионство, у «Рокетс» двое. Артест и Шейн Баттье достаточно разносторонние игроки, чтобы находиться на площадке одновременно, либо они будут сменять друг друга, чтобы не дать продыха главной звезде соперника. Сообща игроки периметра должны разгрузить свою звезду, Трэйси Макгрэйди, на обеих сторонах площадки, а от самого Ти-Мака потребуется степенная игра и готовность приберечь геройства для важных моментов.

Аутотренинг

«Хьюстон» за последние годы разочаровывал слишком часто, чтобы теперь наблюдатели и участники событий при описании развернувшегося строительства вдруг сбивались на пение и восторженный смех. Действительно, у клуба есть план действий и все для его выполнения. Длинная скамейка запасных и общий грамотный подход не дадут команде опуститься ниже какого-то порога. Однако речь идет о победе в чемпионате, для которой нужны вдохновенная игра и определенное самопожертвование. Сила убеждения Адельмана пройдет основательную проверку. В конце концов, суть исповедуемой Филом Джексоном смеси дзен-буддизма с шаманизмом, африканской идеологии «убунту» последней версии «Бостона» или психологического прессинга советских тренеров можно свести к двум словам: «делиться надо». Стоит игрокам начать работать на личный статус, и толстые блокноты с тактическими схемами можно выбросить. В этом смысле из баскетболистов больше всего порадовал Артест, удивленный приветствовавшей его в Хьюстоне полутысячной группой болельщиков: «А ведь я еще ничего не выиграл». Если игроки позаимствуют прием у специализированных клиник, соберутся в круг и начнут с признаний – «Привет, я Трэйси, и я ничего не выигрывал» – то начнется диалог, и можно будет приступать к коллективному лечению победами.

0
Популярные комментарии
0
fantasmagoria
не понял юмора - такая мощная статья и ни одного коммента !...
0
k04a
Действительно великолепно! Вот это было интересно прочесть! Спасибо за проделанную работу и собранный новый и интересный материал (про Принстон). Вот это действительно было интересно узнать. :) А не очередное обмусоливание общеизвестных истин о Хью. ;)
0
Артем Панченко
Браво! Отличный материал!
Написать комментарий 14 комментариев

Еще по теме

Реклама 18+